EN|RU|UK
 Политика Украины
  17559  50

 "Я НЕ ЗНАЮ, КТО ТАК ПОДСТАВЛЯЕТ ПРЕЗИДЕНТА И КАК ЭТО МОЖНО ВЫНОСИТЬ. НЕ НАДО УМНОЖАТЬ ВЕРХОВНУЮ РАДУ НА НОЛЬ!"

Петр Порошенко предлагает лишить парламент права выразить недоверие Генеральному прокурору. Как и ожидалось, большинству народных депутатов эта новелла не понравилась. Свидетелем их возмущения стал корреспондент Цензор.НЕТ.

Так уж повелось: многое в украинской политике делается по принципу внезапности и нахрапа: а если пройдет? А вдруг выгорит? А может, никто не заметит?

Хотя вряд ли, внося в проект Закона "О внесении изменений в Конституцию (относительно правосудия)" норму о лишении Верховной Рады права на выражение недоверия Генеральному прокурору Украины, Президент Петр Порошенко не понимал, какие эмоции вызовет такая новация и в самом сессионном зале, и за его пределами.

Наверняка ведь Президент знает, как общество относится и к Виталию Яреме, и к Виктору Шокину. В курсе и насчет сбора подписей за отставку последнего. Наслышан об отношении к этой персоне западных партнеров. И тем не менее, предлагает, по сути, сделать Генерального прокурора подконтрольным лишь своей, президентской, воле.

С другой стороны, в команде Петра Алексеевича небезосновательно напирают на то, что Верховная Рада уже отобрала у Генпрокуратуры большую часть полномочий, так что не так страшен Генпрокурор, как его малюют. К тому же, заверяют на Банковой, спорную норму поддерживают авторитетные европейские институции, в частности - Венецианская комиссия…

Как бы то ни было, парламентские споры вокруг этой новеллы обещают быть жаркими. А пока "Цензор.НЕТ" опросил на ее счет известных украинских политиков.

бурбак

Максим Бурбак (глава фракции "Народный фронт"):

- Фракция этот вопрос еще не обсуждала. Я сам был в шоке, когда увидел. Это не пройдет в Верховной Раде! Не надо умножать Верховную Раду на ноль! Мы, выходит, назначаем, но увольнять не можем?!

Я не знаю, кто так подставляет Президента; кто это разрабатывает и как это можно выносить. Но надо же понимать объективно: ЭТО в зале не проголосуется никогда!

кононенко

Игорь Кононенко (первый заместитель главы фракции Блока Петра Порошенко):

- Вы знаете, меня всегда удивляет, когда в любых законах что-то вырывается из контекста. Что касается Генпрокуратуры, то последние законы, проголосованные Верховной Радой, лишают Генпрокуратуру значительной части ее полномочий. Соответственно, в рамках принятых законов этой же части полномочий пропорционально лишается и Президент. Потому что когда полномочия были сконцентрированы в Генпрокуратуре и Президент единолично подавал в ВР кандидатуру Генпрокурора, то это был его круг полномочий. Сегодня же, как вы прекрасно знаете, часть этих полномочий перешли в Антикоррупционное бюро. И Национальное бюро расследований избирается по другой процедуре: с участием Президента, но не единолично. Поэтому здесь, по сути, президентская власть части полномочий лишена.

Что касается 150 голосов, то я подчеркиваю: на сегодняшний день мы полностью демонтировали постсоветскую прокуратуру, она теперь с совершенно другими полномочиями. Поэтому вопрос в том, как будет проходить дискуссия. Закон внесен в Верховную Раду. Будем обсуждать, будем определяться. На мой взгляд, логично, чтобы процедура как назначения, так и снятия Генпрокурора могла меняться.

шкиряк

Зорян Шкиряк (советник министра внутренних дел Украины):

- Это право Президента - вносить свои инициативы, я не вижу в этом ничего крамольного. С другой стороны, мы все-таки стремимся к парламентско-президентской форме правления. Поэтому я думаю, что ключевую роль в Украине должен играть парламентаризм, то есть Верховная Рада. И, на мой взгляд, подобное право за Верховной Радой необходимо все-таки сохранить. Для того, чтобы был сдерживающий баланс и чтобы ни в коем случае не было возможности узурпации или других недопустимых норм.

Что касается одобрения этого пункта Европой, думаю, что как раз, исходя из этого, и стоит сделать паузу. Я не сомневаюсь в том, что Венецианская комиссия может поддерживать такую норму. Но Венецианская комиссия делает такие выводы, ориентируясь на демократические, цивилизованные страны мира. У нас же, к сожалению, до сих пор катастрофическая ситуация с коррупцией, страна находится в состоянии войны с российским агрессором, в состоянии стагнации. Поэтому принятие этой нормы, возможно, следует отложить. Поскольку сегодня в отношении некоторых позиций необходимо сохранить контроль за парламентом.

рабинович

Вадим Рабинович ("Оппозиционный блок"):

- Думаю, что это совершенно понятная, нормальная, хорошая инициатива! Надо у депутатов еще забрать право голосовать, право ходить в парламент - и все, нормально! Иными словами, это попытка государственного переворота. Венецианская комиссия? Послушайте, у нас все, что у народа хочет отобрать власть, одобрили МВФ, Венецианская комиссия, Европарламент. Потом к ним в Брюссель приезжаешь, спрашиваешь - так они даже не знают, о чем идет речь! У нас тут рассказывали даже, что Европарламент якобы требует пожизненного их всех назначения!

Это приступ такого бессилия, отчаяния. Думаю, надо не идти путем захватывания власти, а навести порядок в рамках той власти, которую ты имеешь. А то у нас каждый президент, премьер, глава области, придя к власти, тут же начинают думать, как бы себе забрать побольше. Подавятся!

геллер

Евгений Геллер (депутатская группа "Відродження"):

- Нет настроения…Я говорю, нет настроения, ну, ты не понимаешь, б***ь?

парасюк

Владимир Парасюк (внефракционный депутат):

- Президент вносит этот пункт из-за того, что есть вопрос по Шокину. Это же не вопрос системного подхода, это вопрос его "хотелок". "Вот, я хочу, чтобы был Шокин". И ведь он понимает, что общество наэлектризовано, парламент кипит относительно увольнения Шокина. И он сейчас таким образом хочет просто сберечь Шокина. Да какая там Венецианская комиссия! Вы почитайте, что она говорит: у вас есть своя страна, у вас есть свой народ, свои правила и законы! Регулируйте так, чтобы вам было комфортно жить! А мы даем только пожелания рекомендационного характера, которые не будут противоречить правам и свободам людей!

У нас парламентско-президентская форма правления, у парламента контрольная функция. И все-таки мы вместе являемся исполнителями обязательств, взятых перед народом. Так зачем у нас забирать это? У нас и так позабирали все возможные инструменты влияния на органы исполнительной власти! Извините, но нашими депутатскими запросами чиновники подтирают заднее место!

соболев

Егор Соболев ("Самопоміч", глава комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции):

- Петр Алексеевич действует по принципу: "Давай сначала съедим твое, а потом честно поделимся" (смеется. - ред.). На самом деле, я за то, чтобы политики не влияли на Генерального прокурора. Я даже разработал, вместе со многими коллегами, законопроект, предполагающий избрание Генпрокурора посредством открытого конкурса. По той же формуле, по которой был назначен глава Национального антикоррупционного бюро. То есть независимая комиссия подает трех кандидатов, каждый из которых может быть сильным Генеральным прокурором, и здесь выбор Президента или парламента не будет иметь большого значения.

Но Президент хочет пойти другим путем. Он говорит: давайте лишим парламент права увольнять Генерального прокурора и давать согласие на его назначение - и оставим это право Президенту. То есть Президент будет теперь руководить Генеральным прокурором так, как руководитель какой-нибудь фирмочки руководит своей секретаршей. Как на мой взгляд, это очень плохая идея.

коалиция бют конституция лещенко

Сергей Лещенко (БПП):

- Нет, это право у парламента забирать нельзя. Нужно оставить парламенту право контроля. Может, прописать процедуру увольнения как в НАБУ, с независимым аудитом в части проверки эффективности? Но право контроля нужно оставить. Что касается Венецианской комиссии, то да, она опирается на европейскую практику, и там у них есть такая норма. Но я все-таки считаю, что нам сейчас отказываться от этой нормы нельзя. И, мне кажется, политически это просто не пройдет в парламенте. И, внося такую норму, ты либо погубишь всю реформу, либо будешь вынужден от этой нормы отказаться.

пашинский

Сергей Пашинский ("Народный фронт", глава комитета по вопросам национальной безопасности и обороны):

- Я абсолютно убежден, что на этот раз мы должны подходить к изменениям в Конституцию абсолютно фундаментально. Чтобы через три года снова не прийти к необходимости редактировать Конституцию. Напомню, что за последние 20 лет мы уже 4 раза меняли ее туда-сюда. Это плохая ситуация.

Учитывая то, что у нас сейчас парламентско-президентская республика (а я убежден, что на данном историческом этапе это наиболее действенная для Украины модель), считаю, что сужение контрольных функций парламента - несвоевременно. Венецианская комиссия? Я с огромным уважением отношусь ко всем международным институциям, и мы, конечно, должны учитывать какие-то их рекомендации и смотреть на их опыт. Но нам нужно выстраивать систему, исходя из наших реалий. Напомню (и это не пафос), что одним из требований Майдана было возвращение к парламентско-президентской республике. Как показал опыт Кучмы и Януковича, мы еще склонны возвращаться к авторитаризму. И предохранители в отношении этого - должны быть.

шкрум

Алена Шкрум ("Батьківщина"):

- Нет, на фракции мы этот документ еще не обсуждали. Я читала вывод Венецианской комиссии, других экспертных организаций, они говорят, что нужно забирать у Верховной Рады это право; что это верное решение, разделение полномочий, и что прокуратура должна быть независима.

В принципе, я не могу сказать, что я против этого. Но нужно рассматривать все в комплексе, и я смогу сказать больше, когда мы все, как следует, изучим. Согласна с вами, что Венецианская комиссия своими требованиями стремится к идеальному устройству. При этом мы должны понимать, что возможность Верховной Рады выражать недоверие Генпрокурору, - это чисто политическая возможность. То есть даже сейчас: я подписалась за отставку Генерального прокурора - и таким образом можно использовать эти 150 подписей для шантажа, давления, чего-то еще. В принципе, в идеальном мире нам, конечно, нужно это разделить. Вопрос в том, как это будет действовать, и как будет происходить назначение Генерального прокурора. Я бы хотела, чтобы это был открытый конкурс, независимая комиссия, онлайн, собеседования с кандидатами. Тогда у нас можно будет забрать эти полномочия. Согласится ли на это Президент? Вы знаете, вполне возможно, что и согласится. Мы сейчас вот делаем Закон про государственную службу, где Президент отдал часть своих полномочий по выбору губернаторов и глав на РГА на открытый конкурс. Поэтому будем давить! "Стучите - и вам откроют".

литвин

Владимир Литвин (внефракционный, экс-председатель Верховной Рады):

- Дело в том, что по Конституции у нас - парламентско-президентская республика; следовательно, парламент должен иметь рычаги влияния, по сути дела, на все институции. Тем более, на те из них, к которым он имеет отношение в части назначения или дачи согласия на назначение их руководителей. Поэтому мне кажется, что здесь может идти речь об ограничении полномочий парламента. И здесь я предлагаю иметь в виду не нынешний состав парламента, а парламент как государственную институцию, которая выполняет важнейшие две функции: первая - законодательная, вторая - представительство народных интересов. Поэтому, мне кажется, эта норма будет весьма и весьма дискуссионной. И я считаю, что когда и Президент имеет главенствующее отношение к назначению руководителя такой структуры, и парламент имеет возможность контроля, это имеет позитивный смысл. Поскольку позволяет говорить о взаимной ответственности.

В то же время, я бы, наверное, не драматизировал эту новацию - с учетом того, что Верховная Рада приняла ряд законодательных актов, которые фактически ограничили полномочия прокуратуры, ее руководителя. И мне кажется, что когда все это осознают, интерес к Генеральной прокуратуре несколько поубавится.

чумак
Виктор Чумак (БПП, заместитель главы комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции):

- Здесь надо обсуждать и считать последствия. Нельзя тупо сказать об этой норме: ах, это плохо! И нельзя сказать: ах, это хорошо. Во-первых, это будет первый Генеральный прокурор, который по той Конституции и нынешним законам теряет те полномочия, которые у него есть на сегодняшний день. Во-вторых, это составляющая европейской модели. А в-третьих, можно сделать еще один правильный ход, который снимет все вопросы. А именно: да, пускай Президент его снимает и назначает. Но в Законе о прокуратурах прописать: на условиях открытого конкурса. Да, понятно, что и конкурсы у нас бывают специфические, и все заранее просчитать нельзя. Но мы должны минимизировать риски.

пр бют вр скандал педофил ляшко колесниченко

Олег Ляшко (лидер фракции Радикальной партии Олега Ляшко):

- Мы этого не поддержим. Это попытка узурпации власти; фактически в парламентской республике парламент лишают контрольных полномочий. Фактически Президент хочет не только назначать, но и увольнять Генпрокурора. Таким образом, Генпрокурор становится полностью зависимым от Президента, парламент же лишается всякого контроля. Венецианская комиссия? Пускай говорят все, что угодно! Мы живем в парламентской республике, парламент должен иметь механизмы контроля - в том числе и за Генеральным прокурором. Чтобы он не был исполнителем политических заказов. А то, что предложил Президент - это никакая не реформа правосудия и органов прокуратуры. Это перетягивание властных полномочий - от Верховной Рады к Президенту.

Евгений Кузьменко, Цензор.НЕТ
VEhrdlVXMTBSMFF3VEdaU2FrNURPREJNV0ZGMlpFTTJNRXcwWnpCS1dGRnpkRU42TUV4WVVYWmtRelF3VEd0MlREbERVekJMUWpnd1NsQlJiamxEYWc9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх