EN|RU|UK
 Политика Украины, Экономика
  7505  19

 ВАЛЕНТИН НИЧИПОРЕНКО: "КОНТРАБАНДОЙ ЗАНИМАЮТСЯ ЛЮДИ, КОТОРЫХ "КРЫШЕВАЛ" КАЛЕТНИК"

"Цензор.НЕТ" поговорил с народным депутатом Валентином Ничипоренко о ситуации на украинской таможне, о проверках и изменениях, контрабанде и коррупции.

В сентябре правительство "порадовало" бизнес постановлением № 724. Оно позволяет таможне законно устанавливать тарифы на растаможку по своему усмотрению. Профильный комитет парламента просил Кабмин отменить его. Но результата не добился. Поэтому создал рабочую группу по проверке результатов применения на таможне этого документа. Возглавил ее нардеп Валентин Ничипоренко. "Цензор.НЕТ" поинтересовался у него, как идет инспекция, и что вообще происходит на таможне.

ничипоренко

"МИМО БЮДЖЕТА НА ТАМОЖНЕ ИДУТ ДЕСЯТКИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ"

- Вы вернулись после инспекции таможни Закарпатской области. Я так понимаю, рабочей группой проверяли результаты применения одиозного постановления Кабмина №724. Какие выводы сделали?

- Я вам расскажу об этом постановлении небольшую предысторию. Относительно его применения от бизнеса шло большое количество жалоб. Мы разбирались в ситуации. Была озвучена идея: поставить всех в равные условия. О чем речь? Чтобы никому не было преференций. Конечно, подход должен быть одинаковым. Но это неправильно, когда всем устанавливают одинаковые цены. Потому что качество товара может быть разным. Постановление выписано таким образом, что дает возможность определенным таможенникам использовать его в тех или иных личных целях. Некоторые его применения можно назвать админресурсом, коррупцией - как угодно. Этот вопрос был озвучен на комитете. Мы решили создать рабочую группу, которая провела бы анализ ситуации. Мы уже побывали на многих таможнях - на столичной, киевской областной, львовской, закарпатской, волынской. Мы смотрим базу - кто и как растаможивается. Начали с 724-го постановления, а по ходу увидели некоторые злоупотребления, преференции, которые, возможно, являются коррупцией. Я не буду пока рассказывать о конкретных фактах. Потому что деятельность рабочей группы не закончена. Есть еще несколько таможен, которые мы хотим проверить.

- Сколько вам еще нужно времени? Месяц?

- Я думаю, меньше. Мы еще хотим побывать на Одесской таможне…

- На одной из самых интересных.

- Я объясню, почему она такая. То, что сейчас декларируется относительно ее работы - это правильно. Но внедряется ли это в жизнь - надо посмотреть. С другой стороны, у нас все время обращают внимание на Одесскую таможню, а на западной параллельно "тишком-нишком" происходят интересные процессы.

- Но после ситуации в Мукачево подняли вопрос о контрабанде в регионе.

- Там речь шла не столько о деятельности таможни, сколько о переделе рынка, который от нее зависит. Сегодня ситуация не лучше, но она другая. При Калетнике работал один механизм, сейчас - другой. Хотя принцип тот же.

- Чем эти механизмы отличаются?

- При Калетнике была высокая централизация. Он управлял всеми таможнями. Мог любой из них давать указания.

- Какие, например?

- Эта фирма работает, а другая - нет. Сейчас влияние имеют разные люди. Поэтому одни таможни работают по беспределу, а у кого-то так не получается. Мы стараемся везде что-то "накопать". Но есть нюансы - мы же смотрим только документы. Там, где идет занижение цены, можем увидеть. Но досматривать машины не имеем права. А это очень интересный момент. Я вот знаю одно предприятие, которое в свое время имело в стране одни из самых низких тарифов. Но с одного контейнера все равно платило больше, чем другие фирмы - указывало полный перечень товаров. Работало по белой схеме.

- Оно и сейчас работает?

- Да. Но уже по таким тарифам, как и все. С контейнера в бюджет платит 60-80 тысяч долларов.

- Сколько денег вообще проходит вне бюджета из-за контрабанды? Речь идет о миллионах долларов?

- О десятках миллионов. Все зависит от объемов, заходящих в страну.

Есть еще один интересный момент. Нам сами таможенники рассказывают: "Мы прекрасно понимаем, что большая часть документов из Европы просто меняются по дороге". То есть, из европейских стран выезжают по одним, а к нам заезжают - по другим. А изначальные документы плавают в реке. Поэтому надо проводить сверку. Но для этого нужна политическая воля.

- Кого? У нас же даже нет руководителя таможни.

- Вот именно.

- Но есть глава Государственной фискальной службы Роман Насиров.

- Насиров не может все контролировать. Это во-первых. Во-вторых, он не является специалистом в таможенных вопросах.

ГФС недавно вообще хотела уничтожить таможню. Они подавали законопроект, чтобы региональные ввести к себе в состав. Сделать такие себе местные ГФС. Мы на комитете это "зарубали". Нам надо делать отдельную таможенную службу, где будет руководитель с конкретными полномочиями и ответственностью.

- Насиров обещал, что до конца года у нас появится руководитель таможни.

- Это будет не руководитель таможни, а заместитель Насирова. А нам нужен самостоятельный человек, который лично занимался бы кадровой политикой. В свое время Александр Клименко (министр доходов и сборов при президентстве Виктора Януковича. - О.М.) ввел таможню в состав налоговой. Это было ошибочное решение. Когда при новой власти начали все менять, почему-то этот вопрос не решили.

- Почему?

- Я не понимаю. Значит, кому-то невыгодно, чтобы была отдельная структура. Когда наша рабочая группа будет писать отчет, в зависимости от его содержания, будем определяться - он пойдет только на премьера или еще на Президента и, возможно, генерального прокурора.

таможня

"МАРУШЕВСКАЯ ДОЛЖНА ПОДОБРАТЬ СЕБЕ В ОКРУЖЕНИЕ ОПЫТНЫХ ЛЮДЕЙ"

- Давайте вернемся к 724-му постановлению….

- Оно не предусматривает такого понятия, как производитель. Считают по средневзвешенной цене. Но есть же разница между Луи Виттоном и какой-то неизвестной китайской фирмой. Например, едет в контейнере тысяча брендовых сумок. Каждая из них стоит тысячу долларов. Умножаем - получаем миллион. В другом контейнере - 10 тысяч неизвестного китайского бренда по цене десять долларов. Это сто тысяч. Этот миллион сто тысяч делят и выходят на средневзвешенную цену одной сумки. Вот такая у них норма расчета по 724 постановлению. Выходит, то, что везли для социально-незащищенных слоев населения стало дороже, а то, что для випов - дешевле.

Еще одно - таможенная стоимость должна включать в себя способ доставки. В постановлении это не фигурирует. Но разница между доставкой самолетом и морским контейнером более, чем в десять раз. Понятно, что дорогой груз отправляют самолетами. Но растаможивается он гораздо дешевле, чем тот, который приехал на дешевом транспорте. Это что?

- Коррупция.

- Правильно. Факты у нас есть с конкретными номерами деклараций. Оказывается, что на манеже - все те же. Люди, которые стоят за данными предприятиями, занимаются контрабандой. Это те, кого "крышевал" Калетник.

- Понятно, что Калетник "крышевал" контрабанду. А сегодня кто этим занимается?

- Вы хотите от меня услышать фамилии?

- Да.

- Для того, чтобы озвучивать фамилии, мне нужны факты. Но их сейчас нет. Есть, скажем, у силовых структур оперативная информация благодаря, например, прослушке. Но это не является основанием, чтобы конкретного руководителя предприятия вести в суд.

- Но люди Калетника остались работать на таможнях? Вот Геннадий Романенко, который руководил при нем Киевской региональной, сейчас советник Насирова.

- Его официально убрали. Но есть ситуация де-юре и де-факто. Не факт, что Романенко не управляет ситуацией.

Остались ли люди Романенко и Калетника? Конечно же. Но тут надо разобрать. Работал человек при Калетнике. И что?! Вопрос в том, чем он занимался, и что сейчас делает - был он в команде Калетника или нет.

- С другой стороны, кадровые перестановки все-таки происходят. Правда, некоторые достаточно громко. Было много возмущения по поводу того, что Одесскую таможню возглавила Юлия Марушевская - человек без соответствующего образования и опыта работы. Насколько правильно ставить таких людей?

- Я считаю, что страну должна поменять молодежь. Опыт - дело наживное. Главное, чего она хочет, и насколько готова идти против, не ломаясь и не подчиняясь. Она сама должна подобрать себе в окружение опытных людей.

- Короля делает свита?

- Да. Но король должен ее контролировать. Посмотрим по результатам, справится ли Марушевская. Мы в ближайшее время поедем на Одесскую таможню, чтобы изучить ситуацию.

"МЫ ДОЛЖНЫ ЗАНЯТЬСЯ ИЗМЕНЕНИЯМИ. ДРУГИХ ВАРИАНТОВ У НАС НЕТ"

- Как сделать так, чтобы деньги шли в бюджет, а не в личные карманы чиновников?

- Нужна воля. Я вам расскажу одну историю. После Оранжевой революции так сложилась ситуация, что импорт начал преобладать над экспортом. Вопрос был не в том, что больше завозили. Просто больше платили. Контрабанда тоже была. Тогда остановился импорт товаров легкой промышленности из Китая - в Одессе застряли около 25 тысяч контейнеров. Каждый день прибывали новые, а таможня их не растаможивала. Боялась и не понимала, что делать. Я на то время достаточно хорошо ориентировался в этих вопросах. Меня тогда к себе пригласила премьер и спросила, как быть. В то время по закону с контейнера надо было платить 60-80 тысяч долларов. По факту в бюджет шло от одной до двух тысяч. Около 15 тысяч раздавались силовым структурам. 10 - таможне. Остальное - в другие службы. Я ей сказал: "Давайте сделаем, чтобы по закону в бюджет надо было платить 17-20 тысяч. Бизнес с удовольствием будет это делать. Он и так отдает эти деньги. Но никто их не будет "держать за горло". Тарифы снизили. Создали базу с нуля. Бюджет сразу же увеличился в разы.

Тогда же был создан Совет импортеров. По сути, туда вошли контрабандисты - те люди, которые были вынуждены заниматься контрабандой из-за тарифной политики. Были такие, кто пошел ради лоббизма, но они со временем отсеялись. Мы проводили заседания не реже, чем раз в две недели. Там присутствовали все министры, которых Совет импортеров приглашал по конкретным вопросам. Были "горячие линии", на которых присутствовали представители правоохранительных органов. Любой звонок с какой-либо таможни мы решали сразу на месте в телефонном режиме. Мы отменили большое количество регуляторных подзаконных актов, которые мешали работать. К примеру, если до этого машина могла стоять на пропускном пункте 72 часа. Мы снизили до 8-12. Многое нам удалось, потому что было желание, и вопросами занимались практики.

- Почему сейчас этот Совет не работает?

- Он давно не работает. Когда к власти пришел Янукович, его просто разогнали. Но его идея была очень проста: сделать из контрабандистов борцов с контрабандой. Сейчас надо действовать так же. А не заниматься поднятием тарифов. Потому что при любом таком действии контрабандисты хлопают в ладоши - им же только лучше от этого. Белый бизнес вынужден уходить в серый, а потом - в черный. Но на все это, повторюсь, необходима политическая воля.

- Президента, правительства, парламента? Всех вместе?

- В первую очередь, президента и премьера. А министру финансов Яресько надо больше прислушиваться к практикам. Даже если она прекрасный финансист, все равно есть реалии, с которыми она в жизни не сталкивалась.

- Выходит, у нас хотят, чтобы контрабанда по-прежнему процветала?

- Я думаю, не так. Те руководители, кто отвечает за эти вопросы, может, хотят все разрешить. Но, возможно, у них не те советники.

- Мы опять возвращаемся к вопросу о политической воле.

- Да. Но мы должны понять: если не начнем переделывать страну, останется два варианта. Или ее не будет, или новая волна все снесет. Будет от этого хуже или лучше - неизвестно. Но так, как сейчас, дальше продолжаться не может. Мы должны заняться изменениями. Других вариантов у нас нет.



Ольга Москалюк, "Цензор.НЕТ"

VEhrdlVXNU9ReXN3V1VoUmRYUkRkekJNZGxKcWRFTTJTVTVEWlRCTWRsSnFUa042TUV4QmRrdzVRekF3VEZoUmRqbEhSREJaVEZGelRrZERaazVETmpCTU4xRjJaRWRETUZsRVVYTk9RM2d3VEVSUmRtUkRNREJNUWpnd1dVeFJjMDVET0RCTU4xRjBkRU01TUZrNFBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх