EN|RU|UK
 Политика Украины
  31185  90

 СПОРЫ ПОД КАНОНАДУ: О ЧЕМ НЕ УДАЕТСЯ ДОГОВОРИТЬСЯ В МИНСКЕ

Усиление боевых действий в зоне АТО, случившееся вопреки официально продолжающемуся перемирию, стало "трендом" текущей недели. Из отрывочных сообщений очевидцев, многие из которых опровергают друг друга, полную картину составить практически невозможно. Об официальных заявлениях, в которых по определению не может быть отражена вся правда, даже не говорим.

Начиная с выходных, обстрелы активизировались по всей линии фронта и с обеих сторон. Также не приходится сомневаться, что в ряде случаев применяются танки и крупнокалиберные минометы (хотя последние должны бы были уже отвести).

Отвод вооружений, хоть и постоянно затягивавшийся, пока был одним из немногих практических результатов переговоров рабочих подгрупп в "Минском процессе". Некоторые подвижки наблюдались также по теме разминирования: участники подгруппы по безопасности осторожно допускали, что частично разминирование можно будет провести до выпадения снега. Но, конечно, для этого нужно прекращение огня.

Между тем, обострение на фронте началось в преддверии встречи политической и "безопасностной" подгрупп (и практически во время переговоров министров иностранных дел стран "Нормандского формата", которые прошли в Берлине 6 ноября). Минские переговоры, прошедшие 10-го, особых результатов не принесли. Но лишний раз очертили круг главных противоречий.

Пленные. Обмен пленными по принципу "всех на всех" - одно из первых условий Минских соглашений. Но, как стало известно Цензор.НЕТ, стороны все еще даже не полностью согласовали списки.

Представители боевиков требуют освобождения 1350 лиц из украинских тюрем. Кроме того, в их списках значится почти полтысячи пропавших без вести. В свою очередь, как сообщил корреспонденту Цензор.НЕТ советник главы СБУ Юрий Тандит, Украина ожидает освобождения порядка 130 человек, все еще остающихся в плену боевиков (в целом за время АТО вызволены 2930 лиц), а еще порядка 800 считаются пропавшими без вести.

Проблема в том, что в некоторых случаях стороны не подтверждают наличия у себя под стражей тех или иных персон. Это, в первую очередь, и не позволяет согласовать списки. Кроме того, по словам Тандита, сепаратисты вносят в списки пленных обычных уголовных преступников (например, если за них заступаются влиятельные в "республиках" люди). Наконец, существует затруднение с боевиками, совершившими тяжкие преступления, особенно если по ним уже состоялись или как раз идут суды - ведь для их освобождения просто нет юридического механизма.

Амнистия. С точки зрения сепаратистов, решением последней проблемы могла бы быть всеобщая амнистия "участников событий в отдельных районах Донецкой и Луганской областей", как это прописано в Минских соглашениях. Для этого Украина должна ввести в силу особый закон. Но, не говоря уж о том, как подобный шаг может быть воспринят в обществе, представляется невозможным амнистировать боевиков, пока у них в плену остается хоть один украинский боец. Круг замыкается.

К тому же, как сообщал Цензор.НЕТ представитель политической подгруппы Роман Безсмертный, боевики выдвигают так называемый "чеченский сценарий" амнистии, который в Киеве категорически отвергают.

Впрочем, вопрос амнистии обсуждается в контексте выборов, которые то ли пройдут, то ли не пройдут в "отдельных районах" в феврале. Украинская сторона хотела бы не связывать эти два вопроса, сепаратисты же, наоборот, стремятся "продавить" один за счет привязки ко второму. Насколько можно судить, некий "компромиссный" вариант продвигают европейские посредники. Идея в том, чтобы придать неприкосновенность участникам выборов - мол, таковы вообще европейские традиции. А уж со всеми остальными разбираться после.

Выборы. Как уже сказано, этот главный вопрос дальше всего от решения. Начать уже с того, что свои псевдовыборы, против которых выступал Киев, сепаратисты не отменили, а "отложили". А то, кто именно назначит голосование - психологически важно.

Ранее украинская сторона, с подачи президента, сделала крупную публичную уступку террористам и Москве: из официальных заявлений исчезло требование разоружения боевиков как условие проведения выборов. Теперь все говорят лишь о "выводе российских войск", что ничего принципиально не меняет. По остальным пунктам, касающимся выборов, стороны позиций менять не хотят.

Если конкретно, сепаратисты настаивают на ограничениях прав украинских политических сил, СМИ и наблюдателей, на собственных правилах формирования избиркомов и выдвижения кандидатов. Все это (увы, не совсем безуспешно) "продается" европейским посредникам как необходимость "учитывать интересы населения". Однако Киев пока отвергает эти требования, и на последней встрече, 10 ноября, изменений, насколько удалось выяснить, не произошло.

Таково текущее положение "Минского процесса", который зашел в тупик (по крайней мере, политической частью) как раз тогда, когда на фронте снова загремело. Именно развитие ситуации на фронте в ближайшие дни покажет, что тут причина,а что - следствие. Новые встречи в Минске тем временем ожидаются 17 - 18 ноября.


Александр Михельсон, "Цензор.НЕТ"
TUVwRVVYWmtSME13VEdwU1ozUkRNVEJaUkZKblRrTXJNRmxFVVhWT1IwSXdXVXhSZFU1SFNEQk1XRkpuWkVNMk1FeEVVbXA1UkZGMmRFTXZNRXhZVW1kT1EzY3dXV0pSZFU1SFVFeDVMMUZyVGtNM01FeFlVWFYwUjBJd1RFUlJkbVJETURCWlFXY3dTbnBSZFU1SFJqQk1XRkYxT1VkTk1GbElVWFowUXpsTWVTOVJkamxETVRCWlJGRjBaRU00TUV4cVVtZE9RelF3VEZVOQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх