EN|RU|UK
 Общество
  10042  37

 ЧЛЕН ПРАВЛЕНИЯ "СОЮЗА ВЕТЕРАНОВ АТО" ДМИТРИЙ ПРИМАЧЕНКО: "КОГДА НАЧИНАЕШЬ ХОДИТЬ ПО ГОСУДАРСТВЕННЫМ КАБИНЕТАМ, ХОЧЕТСЯ КОМУ-ТО СДЕЛАТЬ БОЛЬНО"

Киевский союз ветеранов АТО - это сообщество демобилизованных солдат, которые своими силами пытаются решить ряд проблем, возникающих у человека, который вернулся с войны домой. О работе атошников-энтузиастов, о трудностях и победах союза над бюрократической системой рассказал боец 12-го батальона территориальной обороны Киева, а теперь член правления "Союза ветеранов АТО" Дмитрий Примаченко.

"МЫ НАЧАЛИ ВЫСТУПАТЬ В КГГА И ПОТИХОНЬКУ РЕШАТЬ СВОИ ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ САМИ ЖЕ И ПОДНИМАЛИ"

Когда мы с ребятами приехали с фронта в отпуск осенью 2014 года, первое что возмутило - это коммунальные платежи. Оказалось, пока мы почти 4 месяца воевали, на нас приходили начисления коммунальных услуг. А ведь, когда мы только уходили на фронт и помогали в военкомате отправлять ребят, я сам за них ходил в ЖЭКи и писал письма от военкомата, что такой-то боец отсутствует и на него нельзя делать начисления. Точно так же ходил в банки по поводу кредитов. А оказалось, что все эти письма не работают. Поэтому мы собрались с ребятами, которые воевали, и пришли в КГГА.

ветераны ато

К нам вышли переговорщики, с которыми мы достаточно жестко поговорили. Мэра на тот момент на месте не оказалось. Но мы выдвинули ультимативные требования относительно вопросов по коммуналке и выдаче обещанной депутатами земли атошникам.

В КГГА переговорщиком с нами выступил Алексей Резников - тогда он был секретарем Киеврады. Нам сообщили, что очень рады, что мы пришли сами и пообещали все исправить. Более того, поступило предложение, чтоб мы выступали кем-то вроде консультантов по всем вопросам, которые касаются атошников. Тогда мы поняли, что нужно делать какую-то общественную организацию. Вот так и родился "Киевский городской союз ветеранов АТО". Мы подключили юриста, чтоб помог подготовить документы - и зарегистрировались как общественная организация. Начали выступать в КГГА и потихоньку решать вопросы, которые сами же и подымали. Но, как всегда, все двигалось через ж#пу. Например, по коммуналке был вынесен очень сырой проект партией Ляшко. Им нужно было просто срочно пропиариться к выборам, поэтому предложили полностью освободить атошников от уплаты за коммунальные услуги. И вся братва, все депутаты, которые там собрались, дружно проголосовали "за". А когда пришлось обдумывать, как это решение реализовать, никто не понимал, как это сделать. Потому что кто-то должен покрывать расходы, которые не будут оплачивать фронтовики, и неясно как и откуда должны браться эти деньги.

Мы поняли, что нам самим придется принимать участие в исправлении этой проблемы. Стали думать и совместно с Резниковым решили, что лучше всего, чтоб это была денежная компенсация. Потому что тогда еще, как воюющие, мы не имели статуса участников боевых действий. Про УБД есть законодательство, в котором учитываются коммунальные услуги, а вот такое понятие, как участник АТО вообще из юридической площади выпало. По сути, оно и сейчас нигде не обозначено. Поэтому оплата коммуналки - это льгота исключительно местной власти, которую ввели таким образом: пока ты не получил участника боевых действий, открываешь социальный счет, подаешь определенные документы и тебе ежемесячно насчитывается какая-то сумма.

После этого все официальные вопросы по решению какой-то проблемы велись через нас.

В работе с КГГА, постоянно возникали какие-то бюрократические проблемы, срабатывал так же часто человеческий фактор - халатность госслужащих. И именно поэтому поднимаемые нами вопросы часто тормозились.

Например, есть решение по поводу бесплатного питания детей атошников в садиках. Вроде как все понятно, но, когда люди приходят на место, с них требуют ряд документов, который они не могут дать. И нам приходится разъяснять, что этот документ будет взять проблематично и заменить его можно другим документом, и так далее. Таких случаев - масса.

Не менее яркий пример - решение о том, какой документ определяет, участвовал ли человек в АТО. При получении УБД, есть такая справка в 413 постановлении - где упоминается приказ, что бойца отправили в зону АТО, и приказ о том, что он вышел оттуда. Именно ее взяли как доказательство, что человек участник АТО. Но они не спросили нас. А когда я увидел это принятое решение, начал им доказывать, что это неправильно, потому что часть, в которой надо брать справку, может находиться очень далеко от Киева. Со мной много спорили, что нет никакой проблемы поехать и ее взять. Тогда пришлось доказать это. Когда я поехал в Бердичев, в свою часть, оказалось, что взять справку не так-то просто: надо найти человека, который ее даст, найти хранителя печати, да еще и убедить его, что он должен ее поставить. Но самый железный аргумент такой: по массе ребят нет приказов, что они вышли из АТО. И наиболее частая причина - это ранение и срочная эвакуация, когда штаб не среагировал вовремя и не сделал приказ. Понятно, что это потом как-то изменят в канцелярии части, но сколько пройдет времени, пока это случится? А боец все это время не имеет права претендовать ни на какие льготы. Таким образом, я настоял, что необходимо делать изменение в решении относительно статуса участника АТО. Мы сели с руководителем аппарата КГГА Владимиром Бондаренко и написали перечень других документов, который сейчас работает. А именно просто выписка из приказа о том, что человек ушел воевать, который есть у каждого бойца: там стоит печать, подпись командира и ряд других документов, подтверждающих участие в АТО.
ветераны ато

"КОГДА НАЧИНАЕШЬ ХОДИТЬ ПО ГОСУДАРСТВЕННЫМ КАБИНЕТАМ, МЯГКО ГОВОРЯ, ХОЧЕТСЯ КОМУ-ТО СДЕЛАТЬ БОЛЬНО"

Таких моментов очень много - и мы увидели, что власть не готова решать эти вопросы, и что самое главное - нет не только коммуникации между обществом и властью, но и внутри самой власти между друг другом. Куча каких-то департаментов, отделов, целый полк госслужащих, которые не могут прийти к единому решению вопроса.

Когда начинаешь ходить по кабинетам, мягко говоря, хочется кому-то сделать больно. Встречаешь этих совдеповских бабушек, которые не спешат на работу, а для нас это непонятно. Идет какой-то эффект раздражения, многие ребята забивают на это дело, потому что процесс долгий и сложный. Поэтому в феврале с нашей подачи была создана рабочая группа по социальным вопросам.

На первом этажа КГГА открыли 115-ый кабинет, который можно назвать первым совместным удачным проектом Киевского городского союза ветеранов АТО и КГГА. В основном, там работают наши волонтеры, и называется он "Информационно-аналитический центр". То есть нам просто дали возможность выполнять функции власти самим. Центр существует уже 7 месяцев, работают в нем преимущественно родственники солдат, в том числе и погибших. За все время работы информационного отдела, в общей сложности его посетило около 5 тысяч человек, которые хотели что-то спросить, узнать; около двух с половиной тысяч - это те, кто понимали более четко, что им нужно и писали заявления; и около тысячи человек, с которыми нужно было более глубоко включиться в проблематику. Например, проблемы с невыплатой "гражданской" зарплаты. Согласно закону о мобилизации, за солдатом сохраняется место работы и заработок. Очень часто ребята жалуются на невыплаты и задержки этих зарплат. Причем работодатель платит не со своего кармана, а получает полную компенсацию из бюджета. В таком случае мы пишем от организации гневное письмо - и сразу вопрос начинает решаться. Точно так же с другими ведомствами: в службу ветеранов, почему не выдается УБД, в клиники, в госпитали и так далее.

Сначала наш союз тоже находился в 115-ом кабинете. А когда мы подали заявление на аренду офиса, нам выделили помещение в центре города. Аренда в месяц получается около двух тысяч. С оплатой помогает один из членов правления, который тоже воевал. А еще мы проводим разные благотворительные акции, которые какие-то копейки, но приносят, а мы, как общественная организация можем 20% от этого использовать на аренду. Но с деньгами все равно туго, поэтому мы пытаемся самостоятельно придумывать методы заработка. Сейчас очень много ребят пошли в центр занятости, для того, чтоб открыть свой ФОП. У нас есть много всяких идей и, работая на платформе организации, можно делать какой-то бизнес, отчисляя деньги на поддержку организации. Пока что мы не берем членские взносы, но планируем это делать; 50 грн - это тоже ведь деньги. Есть еще такая программа, как социальное партнерство, которую нам государство обещало дать на полгода, но пока не дали. Это тоже определенная сумма бюджетных денег, которая конкретно по статьям покрывает аренду, коммуналку, интернет и телефон.

Если говорить о деятельности нашего союза, то процесс помощи можно разграничить на этапы. Первое, что интересует человека, когда он приходит к нам, - это социальная защищенность, то есть выполнение всех обязательств государства, которые положены атошникам по закону - льготы и преференции. Когда солдаты находятся на фронте, здесь, в городе, должна быть 100% гарантия, что есть социальный пакет, и семья обеспечена. Это дает очень много плюсов, во-первых, боец будет более дееспособный, если он знает, что о его семье беспокоятся. Во-вторых, это сбавляет социальную напряженность. Мы подавили чрезвычайно много волн агрессии. Если бы не 115-ый кабинет в КГГА, я уверен, что оно бы уже горело. Пришел, например, человек, который не знает про этот кабинет, но знает, что ему положена земля. А ему говорят "пишите заявление". И он пишет, а через месяц получает какаю-то отписку, где сказано - ни да, ни нет. Далее он идет в собес, а там его посылают нахер, то есть по разным ведомствам. А еще, не дай Бог, кто-то ляпнет фразу: "А я вас на войну не посылал", - тогда может возникнуть непредсказуемая реакция. Иногда очень хочется кого-то растерзать в госслужбах, но этого делать нельзя - все равно не приведет к желаемым результатам. И если в городе начнут стрелять, то всем будет уже по барабану из-за чего это началось.

ветераны ато

"ДЛЯ 70% ВЕРНУВШИХСЯ БОЙЦОВ ОБЩЕНИЕ С ТЕМИ, КТО ПРОШЕЛ ТАКОЙ ЖЕ ПУТЬ, ЯВЛЯЕТСЯ УСПЕШНОЙ РЕАБИЛИТАЦИЕЙ"

Второй этап - это социальная нематериальная адаптация. Я имею в виду проблему психологических расстройств. И самое страшное, что этим занимаются многие, результат от этого низкий, а вот комплексно не занимается никто.

В стране отсутствует какой-либо закон о психологической помощи, что чрезвычайно усложняет нашу работу. Нет каких-то единых понятий, что такое психологическая помощь и кто должен ее оказывать. В госбюджете на психологическую реабилитацию выделено 50 млн грн, но, на сегодняшний день, ни одной копейки не потрачено.

Есть платформа - служба ветеранов войны и участников АТО, они объявляют тендер на предоставление психологической помощи бойцам. Приходят какие-то именитые психотерапевты и начинают писать какие-то требования, со своей стороны начинают писать требования и госслужащие, и включают туда конкретно тендерную документацию. И на выхлопе получается такое, что те, кто действительно могут дать эту помощь, не подходят под эти критерии и соответственно не могут воспользоваться деньгами. Точно так же дела обстоят и с переквалификацией участников АТО. На это выделено 26 миллионов грн, но пока что еще тоже ни одной копейки не реализовано. Поэтому мы начали интересоваться этим вопросом, общаться с общественными организациями, у которых есть заграничный опыт. Посмотрели на американцев, как они борются с такими проблемами, и увидели такую штуку как равный равному. То есть у них есть сеть клубов, в котором ветеран ветерану оказывает помощь. Люди, которые приходят пообщаться, попадают в среду своих. Для 70% вернувшихся бойцов, общение с теми, кто прошел такой же путь, является успешной реабилитацией.

Мы встречались с большим количеством психологов и каких-то организаций, но увидели, что многие нас просто хотят использовать для получения и проедания грантов. И вышли на таких, как "психологическая кризисная служба". Это ребята, которые работают с травмой с Майдана и четко понимают, что надо делать.

Параллельно у нас родился такой проект, как "Коло довіри" - это клуб ветеранов, но семейного типа, своеобразная платформа для послевоенной трансформации участника АТО, где присутствуют ветераны и общественные организации, помогающие ветеранам. Поэтому, тех кому необходима поддержка, мы приглашаем в клуб взаимодействия, который собирается 1 раз в неделю. Также у нас работает программа социальной реабилитации и профессиональной ориентации - "Армия поваров". Ребята собираются 2 раза в неделю, и известный ресторатор Женя Михайленко рассказывает им о профессии повара, готовя к новым вызовам и успешному поиску работы.

Третий этап - это устройство на работу. Он включает в себя переквалификацию и все остальное, что с этим связано. Есть такая компания WOG, которая помогает атошникам относительно трудоустройства. Плюс наша организация и "Центр зайнятості вільних людей". Таким образом возник проект "Працьовита Україна".

Во время прохождения всех этих этапов ребята, которые имеют какие-то проблемы, самостоятельно понимают, что им нужна помощь. И начнут сами за ней обращаться, то есть действовать.

ветераны ато

"ТВОРЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ОТВЛЕКАЕТ РЕБЯТ ОТ ПРОБЛЕМ И ВДОХНОВЛЯЕТ"

Помимо всего этого, мы проводим всевозможные мероприятия, на которых солдаты и их семьи могут отдохнуть или чем-то позаниматься. К нам начали присоединяться общественные организации, которые могут делать такие мероприятия.

Например, есть у нас лодочники, ГО "Видубицкий", которые могут вывозить ребят на острова, где можно покататься на лодках или заняться рыбалкой.

Есть организации, такие как "Україна, життя, воля", которые могут нам предоставлять спортивные мероприятия. Большой теннис, даже иппотерапию ( метод реабилитации посредством лечебной верховой езды, - ред.)

Еще появились такие новые способы, как творческая реабилитация. Мы очень сильно сдружились с проектом "Творча Криївка". Они вывозят группы в Карпаты, на море, и там делают разные мероприятия, где одновременно проводят творческую терапию. Многие ребята поначалу говорят: "Да я не буду этим заниматься, я никогда этого не делал". Кто стесняется, кто принципиально не хочет, но когда они начинают работать с красками, то так увлекаются, что, закончив рисунок, отходят на 5 метров и не могут поверить, что это сделано их руками. Такой процесс отвлекает от проблем и вдохновляет. Человек за маленький промежуток времени получает результат и понимает, что он может это сделать, а соответственно способен и на многое другое.

Есть еще такая организация, как ТСОУ (товариство сприяння обороні України). Помимо очень важной идеи, с которой мы пришли к ним, а это воспитание детей в военно-патриотическом духе, они предложили способ реабилитации экстремальными видами спорта: картинги, прыжки с парашютами и так далее.

Если подытожить, то наш союз взял на себя определенные обязательства, и мы делаем все, чтоб достичь результатов. Но очень расстраивает, когда к нам приходят ребята и говорят: "А вы нам должны!"Тут можно и сорваться, потому что в нашем случае скорее надо приходить и говорить: "А чем вам помочь?" Самым сложным является тот факт, что все эти программы, как и наш союз в целом, держатся на энтузиастах.

Например, даже для того, чтоб нарисовать те же картины, материалы надо за что-то купить. Где взять эти деньги? Идеально, если это государственная программа, но увы. Хотя с некоторыми госструктурами мы тоже работаем. У нас есть партнер - " Киевский центр социальных служб". Эти ребята - молодцы! Когда мы пошли по всяким госинстанциям, они сразу откликнулись с помощью. Также мы пытаемся сотрудничать с "Центром занятости". Это тоже интересная организация, которая не работает на полную, то есть так, как должна. Но опять же, им просто не дают всех возможностей, и нет коммуникации с другими органами.

Когда я оглядываюсь назад, понимаю, что за 7 месяцев было сделано немало. Да, оно где-то еще вовсе не работает, где-то работает, но криво; есть проблемы, но мы движемся вперед - и это очевидно. Хотя очень негативно сказываются на нашей деятельности выборы. Многие очень активно пытаются использовать ветеранов в своих кампаниях. К нам приходили чуть ли не все партии, мол, поднимайте над союзом наш флаг - и будет у вас счастье. Какие-то ребята, как физические лица, идут, конечно же, на выборы, но наш принцип - не поддерживать никакой политической партии.

На сегодняшний день, у нас уже есть костяк активистов, которые все время работают.

Но нам не хватает офисного персонала - людей, которые будут сидеть, отвечать на звонки, и принимать посетителей. Сейчас это все ложится на наши плечи. А чтоб были такие люди, нужны зарплаты.

Больше всего работать нам мешает отсутствие коммуникации между государством и обществом. А основные наши успехи - это то, что на сегодняшний день атошник максимально может воспользоваться теми правами, которые ему положены.

В наш союз может прийти любой человек, и он не обязательно должен быть киевлянином, по возможности мы пытаемся решить все вопросы. По сути, мы - это площадка вариантов и действий, для всех, кто имеет отношение к АТО.


Координати спілки:

ГО " Київська міська спілка ветеранів АТО"

Тел: 0443934328

veteranato.org.ua

https://m.facebook.com/veteranato

бул. Т.Шевченка,3, 1кім.


Вика Ясинская, "Цензор.НЕТ"


VEhrdlVYSTVSMEl3VEdwUmRtUkhRakJNY2xGelRrZFFTVTVEVXpCTWFsRjFkRU4zVEhrdlVYTjBRekV3V1V4UmRHUkhRVEJNUkZGMlpFZE1aazVIUWpCWlRGRnpUa2RETUZsUVVtZFllbEZyVGtNNU1GbE1VWFZPUjBNd1RGaFNaMDVIUVRCTU4xSm5Ua00wTUZsSVVtZDBRelF3V1daUmRHUkhRakJNY2xGelRrZFFTVTVES3pCTUwxRjBaRWRCTUV4RVVtaDBRelF3V1RnOQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх