EN|RU|UK
 Политика Украины
  7849  16

 КОМАНДИР ОБЪЕДИНЕННЫХ БАТАЛЬОНОВ МВД ВЛАДИМИР ПРОВОЛОВСКИЙ: "ДОБРОВОЛЕЦ - ЭТО ХОРОШО, НО ДОБРОВОЛЕЦ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРОФЕССИОНАЛОМ"

В начале октября новым командиром объединенных батальонов особого назначения "Харьков-1", "Слобожанщина" и спецроты "Харьков-2" МВД Украины стал майор милиции Владимир Проволовский. Мы встретились с Владимиром буквально через несколько дней после его назначения - поговорить о настоящем и будущем добровольческих батальонов Харькова.

- Давайте начнем с предыстории Вашего назначения. Буквально за несколько дней до этого события в Интернете от имени харьковских добровольческих батальонов было размещено письмо с информацией о том, что командиром хотят поставить человека, который служил в "Беркуте", был замешан в событиях харьковского Евромайдана и показал себя не с лучшей стороны. При этом мнения харьковчан разделились пополам: одна часть жителей города поверила в эту информацию, а вторая утверждала, что скандал - чья-то специально спланированная акция черного пиара. С вашей точки зрения - где же правда?

- Я уверен, что это проблема чисто выдуманная. Эта должность была мне предложена приблизительно за три недели до назначения. Подчеркиваю - до начавшегося в СМИ скандала, я уже был на собеседовании у начальника Харьковского областного управления генерал-майора Анатолия Дмитриева, у заместителя министра. Поэтому была некоторая задержка с моей стороны. Я взвешивал все "за" и "против", т. к. решение возглавить добровольческие батальоны МВД на Харьковщине для меня - это очень ответственный шаг.

мвд проволовский

- А как вы попали в добровольческое движение?

- Для меня добровольческое движение является родным, и я в нем практически с первых дней. Я не кадровый милиционер. В 1992 году в связи с сокращением я был уволен из Вооруженных сил СССР. А службу я проходил за пределами территории Украины - в Азербайджане.

Когда начался процесс провозглашения независимости Украины, я прибыл в Киев на съезд офицеров Украины. Председателем Союза тогда был уроженец Змиева полковник Слюсарев. Он выступил и сказал, что есть украинские офицеры, которые находятся за территорией Украины, и они хотят участвовать в формировании украинской армии.

Чуть позже, переехав в Киев из Баку, я стал одним из 15 офицеров, которые первыми на Майдане Независимости приняли присягу на верность народу Украины.

Замечу, что я приехал в Киев уже с распоряжением министра, что я зачислен в ряды украинской армии. А получилось так, что украинская армия от меня отказалась. Я пришел в отдел кадров, а мне кадровик говорит, мол, чего ты сюда приехал, тебя же уволили.

Тогда я пошел "устраиваться" на службу в милицию. Даже прошел комиссию, но так как у меня не было киевской прописки, то милиционером я так и не стал.

Тогда вместе с такими же офицерами, которые служили по всему СССР, но оказались не нужны родной украинской армии, мы создали Союз офицеров украинской диаспоры. Через месяц после создания у нас было уже 25 областных организаций. И, положив руку на сердце, мы добились очень многого. Например, встретились с первым президентом Украины Кравчуком. Нам выделили самолеты, мы перевезли 463 семьи военных из Азербайджана в разные области Украины. Бесплатно, на самолетах авиации Украины.

Кстати, помню, как мы в тот период общались с тогдашним министром обороны Украины, и я ему говорил, мол, Вы оставили в Крыму российских офицеров, которые приняли присягу Украины, но завтра они точно так же примут присягу России, а если их послать на восток, то они и китайскую присягу примут. Это приспособленцы, которые остались в Украине лишь потому, что у них в Крыму квартиры, дома, там тепло, комфортно. Но они предадут при первой же возможности! Так и получилось, увы. А настоящих патриотов Украины тогда в украинскую армию не взяли.

Но все кардинально в моей жизни изменил Евромайдан. Я на Майдан пришел первого числа в 6 часов 15 минут. Приехал из Одессы. И скажу честно - не потому, что я в душе переживал за евроинтеграцию. После ночных событий я понял, что власть при помощи "Беркута" перешла грань, за которой просто бездна. И это нужно было остановить. Я понял, что завтра с моим ребенком могут поступить точно так, как власть поступила с безоружными студентами. Я вышел из метро, когда на площади еще стояли ребята из внутренних войск. Буквально через 40 минут, когда началось движение людей, солдаты начали разворачиваться и уходить. Именно тогда я понял, что народ непобедим, а эти парнишки из внутренних войск - тоже часть народа, т. к. они не пошли против безоружных людей.

А потом началась новая эпоха - война.

Знаете, это такой рок, что через 22 года я вновь вернулся к тому, что решил прийти служить в милицию. Правда, в ее добровольческий батальон. В конце апреля я позвонил на горячую линию батальона "Донбасс", а в начале мая уже прибыл в распоряжение части в Новые Петровцы. Сначала служил в "Донбассе" рядовым, потом командиром взвода. Там я и получил свой позывной Борзый. Так ребята решили, это связано с моей флотской бывшей карьерой.

- Но Вы же офицер. Почему пошли рядовым?

- Да, я ушел из армии в звании капитана. Вернее - капитан-лейтенанта, так как звание флотское. Служил в частях специального назначения ВМС СССР на Каспийской флотилии. Почему пошел рядовым? Да, потому, что пошел добровольцем. Стал командиром взвода, а затем буквально через неделю руководство батальона "Донбасс" поручило мне и определенной группе офицеров укомплектовать третий резервный батальон Национальной гвардии Украины "Крым", который должен был стать новым отдельным брендом, но в составе батальона "Донбасс".

Это было тяжелое время для страны, тогда, во время комплектования батальона, я понял, что мы непобедимы. Потому что желание народа защитить свою Родину было просто колоссальным. Приходили все: и молодые, и пожилые, и здоровые, и больные. Все, кто прошел в батальон "Крым", обязательно проходили своеобразное собеседование, с каждым я беседовал лично.

Знаете, люди приезжали не только со всех регионов Украины, но и из заграницы. Например, из французского легиона.

А мне многим приходилось отказывать.

- Чем отличались добровольцы тогда, кроме патриотизма? И почему Вы некоторым отказывали?

- Тогда была тяжелая ситуация на фронте, тогда мы не знали, что будет завтра, не владели точной информацией о масштабе агрессии России. Но в то же время, тогда никто не спрашивал, какая будет зарплата, какое будет звание, какие будут льготы... Люди шли на огромном патриотическом порыве.

И в моем понимании, и в понимании руководителей Национальной гвардии, МВД было следующее: доброволец - это хорошо, но доброволец должен быть профессионалом.

В тот период, когда создавались добровольческие батальоны МВД, они не имели времени на подготовку. Поэтому человек должен был быть профессиональным, которому требовалось несколько дней, а может быть - часов для того чтобы адаптироваться, пройти какое-то минимальное слаживание и быть готовым вступить в бой.

А приходили разные же люди: те, кто только закончил школу, интеллигенция, которая никогда в жизни не брала до этого в руки оружие. Я повторюсь, но это важно: в то время каждый человек, который позвонил на горячую линию батальона "Донбасс", был Патриотом с большой буквы, а тот человек, который смог убедить свою семью отпустить его, найти силы и приехать на последние деньги в Новые Петровцы, - это был не просто патриот, но и настоящий герой. Добровольцами того сложного периода были люди, которые были готовы жертвовать ради Украины всем.

Я считаю, что заслуга министра МВД Авакова в том, что он сумел не предать и не потерять этих патриотов, направить добровольческое движение в конструктивное русло. Ведь когда по определенным причинам нас начали выселять из Петровцов, мы пытались там митинговать, то первое, что сделал министр - приехал к нам и сказал, что сейчас формируется новый батальон "Золотые ворота", и он всех добровольцев в него приглашает. И мы практически всем составом - более двухсот человек вступили в "Золотые ворота".

мвд проволовский

- Добровольческое движение стало развиваться по трем направлениям. Первое и самое большое - Национальная гвардия Украины. Второе направление - это ВСУ. А третьим стала милиция. В большой степени пополнение добровольческих батальонов шло вразрез с волнами мобилизации. С Вашей точки зрения - человека, который прошел добровольческий батальон и сегодня из Нацгвардии пришел в милицию, - почему в добровольческие батальоны люди были готовы идти, а от мобилизации убегали, как черт от ладана?

- Знаете, в любой стране есть лжепатриоты, патриоты и герои, а есть трусы. Не хочу обсуждать мобилизацию и методы ее проведения в принципе. Я уверенно могу говорить о том, что добровольческое движение неоднородно: и в Нацгвардии, и в ВСУ, и в МВД. Основная масса, да - патриоты! Но любое добровольческое движение в любой стране разношерстное. И мы не исключение. Вспомните скандалы с преступлениями, которые совершали бойцы ВСУ из "Айдара" - тоже вроде как добровольцы.

При этом я с такой же уверенностью могу утверждать, что первое и самое тяжелое время на фронте мы выиграли исключительно за счет добровольцев. И это правда! Именно добровольческие батальоны остановили врага. И заслуга Арсена Авакова, по моему мнению, не суть в создании новой полиции, не в реформировании сегодняшнего МВД, а в том, что он понял силу добровольческого движения, поддержал его тогда и поддерживает сегодня. Его заслуга в том, что он не бросает настоящих добровольцев и патриотов, без которых невозможно построить ни сильную полицию, ни сильную армию. Не знаю, как в ВСУ, но в МВД пытаются сохранить этих людей. Но при этом реформируют добровольческие батальоны для того, что бы очистить их от лжепатриотов, трусов и тех, кто, прикрываясь патриотизмом, пытается использовать оружие и силу в личных корыстных, а иногда - и преступных целях.

Вот это укрупнение сейчас, превращение батальонов в полки, это - не попытка уничтожить добровольческое движение, это - реформа в добровольческом движении, направленная на сохранение лучших людей этого движения.

- Самое время вернуться к шумихе в соцсетях и СМИ, которая предшествовала Вашему назначению. Бойцы говорили о том, что их предают, и обвиняли руководство МВД и УВД в том, что их, как это модно сегодня говорить, "сливают"...

- Все обвинения из-за того, что ребятам казалось, что о них забыли. Ведь в начале, когда зарождалось и становилось на ноги добровольческое движение, только ленивый депутат не говорил, что оно - будущее украинской полиции. А потом те же депутаты принимают Закон про полицию, в котором нет "ни одной буквы" о добровольческих батальонах. Все начали говорить о полиции, и, наверно, даже у меня мелькнула мысль, что нас "сливают".

Но сейчас, когда я вижу реальные, действенные реформы в МВД, понимаю, что батальоны не "сливают". Я сейчас говорю не только про "КОРД". Посмотрите - батальоны специального назначения МВД сейчас создаются в каждом городе. Это - тоже сохранение добровольческого движения. Это просто переход на другую качественную ступень.

По моему мнению, эта реформа дает возможность отсеять лишнее, я бы сказал - найти жемчужину в песке, найти самородок. Потому что, к моему большому сожалению, не только добровольческие батальоны ВСУ отличились в некоторые моменты далеко не в лучшую сторону.

Мне больно слушать обвинения некоторых комбатов, командиров, бойцов в мародерстве, в каких-то пытках, махинациях, контрабанде. Добровольцы не для этого шли на войну!

- Вы неоднократно повторили мысль о том, что "народ непобедим". Подтверждаете Вы эту мысль своими наблюдениями и опытом Майдана и АТО. Но если народ непобедим, то победима ли система, которая не позволяет народу развиваться и счастливо жить?

- В моей работе командира добровольческого батальона МВД был такой момент, когда нам выдали форму с надписью "Милиция", и некоторые люди‑патриоты сказали: "Мы не наденем эту форму. Она черная, она беркутовская, на ней написано "мусора". Как ты можешь давать нам такую команду - облачаться в форму "Беркута"? А я сказал им следующее: "Ребята, я приехал на Майдан, потому что система милиции не просто воняла, она уже разложилась. Вы тоже пришли, потому что хотели, что-то поменять. А как можно поменять? Так наденьте эту форму и покажите, что вы другие! Вы надели форму, вы милиционеры, но вы другие милиционеры, вы те, кто пришел сделать реформу". И, вы знаете, убедил - они надели форму с надписью "Милиция".

Ну, и что, что "Милиция"? Завтра будет "Полиция". Не форма важна, а содержание! Я понимаю, что, к сожалению, не все так просто сейчас в милиции. Не просто дается реформирование: есть нарекания со стороны общества - хочется быстрей и лучше, есть сопротивление самой системы и тех, кто в ней привык получать дивиденды - этим, наоборот, не хочется, что бы что-то было быстрей.

У меня был такой случай: обнаружили мы в батальоне человека, который был сепаратистом. Естественно, я уволил его из батальона, но при этом у меня начались определенные неприятности - чуть ли не до снятия. Этот сепаратист подключил свои связи - вплоть до народных депутатов. Но когда я показал им фото и сказал: "Смотрите - человек стоит с надписью "Новороссия", он возил на Майдан "тетушек"! О чем вы говорите?"

Некоторые из руководителей обвиняли меня в том, что я не увольнял людей за определенных поступки, например, опоздал человек из отпуска, где то нарушил дисциплину, а я снисходительно к ним относился. Но я всегда говорил: "Он пришел добровольцем в мае!". Он "майский", он не из-за зарплаты пришел, он пришел, потому что его позвала Родина. Не военкомат повесткой, не руководство приказом, а Родина через его сердце! Он пришел еще в тот период, когда другие не шли.

С другой стороны, то, что человек служил в "Беркуте", еще не означает, что он преступник, предатель или просто плохой человек. Тут надо подходить к каждому индивидуально. Например, в "Донбасс" немало добровольцев пришли из милиции. И у меня в батальоне, так получилось, так как я отбирал определенных специалистов, была масса людей с милицейским прошлым. Нередко это были высокопоставленные офицеры, даже были полковники, работники министерства, которые там служили при Януковиче. При этом подавляющее большинство бойцов даже не знали что их сослуживец - полковник МВД. Он вместе с ними картошку чистил, в одном окопе под "Градами" сидел, спал рядом на одинаковых полках, ел одинаковые продукты.

Я вам честно скажу, такие порядочные люди часто теряются, увы. Где-то система их съедает. Я понимаю, что сегодня другая ситуация: нет активных военных действий, "Минские соглашения", перемирие и многие бойцы разочарованы. Они просто психологически к этому не готовы. У меня в батальоне, когда мы были в Луганской области, было много выходцев из Донбасса, ребят-милиционеров, которые были с оккупированных территорий. Но они вместе с нами пошли защищать свою землю. И таких была половина батальона. Многие из них в прямом смысле потеряли все, что имели до войны. Но они верили, что они выполняют миссию по освобождению своей земли.

Я несколько раз уже слышал в СМИ какие-то непонятные обвинения в адрес начальника Луганского УВД Александра Науменко. И каждый раз эти обвинения исходили от политиков. Пусть это остается на их совести. Я же вам скажу о том, свидетелем чего был сам: именно Науменко удержал не оккупированную часть области. В Луганской области было примерно 12 тысяч сотрудников милиции. Из них лишь 600 сохранили верность Украине, своей совести и присяге. Эти люди переехали работать в Северодонецк, но при этом потеряли все. Те, кто предал страну, остался на оккупированной территории, сохранили квартиры, машины, многие получают пенсию Украины, зарплату от террористов.

Премьер-министр Арсений Яценюк, которому я рассказал о такой несправедливости, пообещал, что наши ребята, которые сохранили верность присяге, будут получать компенсацию за съем жилья. Насколько мне известно, уже формируются соответствующие списки. Но это был упущенный пласт.

Непонимание и неприятие "перемирия", осознание того, что мы не освобождаем свою и их землю, плохо влияет на тех жителей Донбасса, которые пришли сражаться на нашей стороне. У меня в батальоне был командир с позывным "Море" - Владимир из Луганска - настоящий патриот. Он просто взял написал рапорт и ушел. Хотя по возрасту он мог еще служить и в Национальной гвардии, и в той же милиции.

- Но ведь значительная часть населения страны, наоборот, мечтала о перемирии, об окончании военных действий...

- Я думаю, что война не окончена. Но Вы правы: часть населения страны и не замечала, что идет война, гибнут и солдаты, и мирные жители. Я сам удивляюсь, но, чем дальше от зоны АТО, тем больше ощущается спокойствие общества. В Харькове как-то ощущается, что город "прифронтовой", но когда я приезжаю в Киев и стою в пробках, а рядом сплошь стоят шикарные автомобили, и у всех хватает денег на бензин, я понимаю, что экономического кризиса в стране вроде нет, но уже есть кризис патриотизма. Все просто успокоились: не надо думать о добровольческих отрядах, батальонах МВД, армии... Все! Наступил мир, процесс предвыборных компаний...

- Так Вы и поэтому, в том числе, приняли предложение возглавить добровольческие батальоны МВД в Харькове - что бы вырваться из Киева?

- А Харьков для меня "свой" город. С ним связаны многие ассоциации и воспоминания. Например, я здесь в 1993 году чуть не стал главой молодежных структур Украины. Мне не хватило всего одного голоса при голосовании.

Харьков для меня, я вам скажу честно, - сложный город, но главное - украинский. Кто бы и что не говорил, но здесь ощущаешь, что Харьков -это украинский город!

- Харьков всегда считался и во времена СССР, и уже в независимой Украине откровенно "ментовским" городом, т.е. городом, в котором на официальном уровне царил беспредел правоохранительных органов. И люди к этому привыкли. Как вы собираетесь менять менталитет харьковчан?

- За те 5 лет, в течение которых я не был в Харькове, и он, и, что намного важней - харьковчане - сильно изменились. И создание новой полиции, и реформирование добровольческих батальонов, которые харьковчане не отвергли, а приняли и поддерживают, это - уже шаг к тому, чтоб поменять мнение людей.

Я считаю, что системе и ее представителям на всех уровнях нужно быть более открытыми, общаться с людьми, больше "открыть карты", чтобы показать, что мы другие.

И мое наблюдение "свежим" взглядом: для меня на первый план выходит не кем был сотрудник милиции в старой системе, кто он есть на самом деле и кем стремится стать в новой системе. Главное, чтобы он в прошлом не был садистом, беспредельщиком и исполнителем откровенно преступных приказов.

Но если человек работал в прошлой системе, и был вынужден выполнять не всегда моральные приказы для того чтобы существовать, не потерять работу, а когда в стране возник кризис власти, этот человек стал не на защиту власти, а на защиту людей и страны, то извините меня - ну и что, что он "бывший" или "мент"?

Нельзя говорить о том, что в прошлой милиции было все плохо! Так и сейчас не все хорошо. Для этого и проводится реформа МВД так, чтобы не забыть и не потерять то хорошее, что было, и при этом изменить саму систему, сделав ее открытой и понятной для людей. А если человеку понятно, как работает милиция, каким образом она может и защищает человека, то и доверие будет расти с каждым денем, так и изменим менталитет харьковчан - доказав им, что хотим, можем и умеем работать!

- Очевидно, Вы уже присмотрелись к своим подчиненным, собирали информацию и о батальонах, и о бойцах, Вы уже понимаете, в каком состоянии находятся батальоны и что Вам предстоит сделать?

- Честно скажу - не надо ничего существенно менять в харьковских добровольческих батальонах МВД. Тот конфликт, с которого мы с Вами начали наш разговор, он не природный, а спровоцированный. Кому-то хотелось качнуть ситуацию в Харькове, показать, что эти люди имеют какое-то значение, вес в общественной и политической жизни Харькова. У них не получилось, и будьте уверены - не получится!

Я увидел, что бойцы - замечательные люди и настоящие профессионалы. Я не вижу в их глазах ничего плохого, я вижу здоровый организм, который нужно объединить, где-то отшлифовать, привести боевое слаживание, и мы получим сильный, профессиональный коллектив. Знаете, что меня удивило буквально на первой встрече с бойцами? Они просятся в АТО. Они не трусы! Поэтому моя задача сохранить каждого из них, доукомплектовать батальоны. В общении с главой МВД Арсеном Аваковым я нашел полное взаимопонимание. Как комбат я личному составу объяснил, что я приехал в Харьков не для того, чтобы уничтожать или разрушать, а для того, чтобы созидать с помощью и при поддержке бойцов.

Я не собираюсь никого выгонять лишь потому, что человек служил под руководством "кого-то". Я буду вникать, разбираться и смотреть, кто есть кто, какими деловыми и моральными качествами обладает боец.

Знаете, я попросил ребят написать про себя все хорошее. Сказал, мол, напишите резюме, краткую биографию, свои положительные качества и кем вы хотите быть. Сразу предупредил, что назначать на новые должности буду не сегодня и даже не завтра. Я не буду рубить с плеча в кадровых вопросах, т.к. за этими вопросами стоят вполне конкретные люди, их семьи, дети, родители… А семья каждого бойца - эта наша общая большая семья.

- Есть информация о том, что Вы с главой МВД Арсеном Аваковым обсуждали вопрос о том, что Харьков должен быть защищен не только батальоном, но и полком. Где в случае "расширения" будете брать людей?

- Обсуждали, подтверждаю. И если такое решение будет принято министром, то людей будем отбирать на конкурсной основе. Уверен, желающие будут! Я не просто так сказал, что Харьков сильно изменился, и что он совершенно украинский город. Это доказал и набор в новую полицию, куда и конкурс был очень высоким, и образовательный ценз ребята показали очень высокий. Поэтому не сомневаюсь, что и к нам придет достойное молодое пополнение. Безусловно, у нас есть кадровые требования. И может быть - более жесткие, нежели в патрульной службе, что обусловлено спецификой задач батальона. У нас достаточно опытных специалистов, хороших инструкторов, которые научат и передадут свой опыт всем патриотам, которые изъявят желание у нас служить, и будут отвечать требованиям, которые мы предъявляем.

Кроме того, уже часть людей из батальона "Золотые ворота" попросили перевести их сюда.

- Готовы ли вы принимать тех, кто уходит из ВСУ, после демобилизации? Там, вроде как, тоже пытаются уговаривать людей остаться на службу по контракту, но процесс идет сложно, особо желающих нет. В то же время, по своим знакомым знаю, что определенная часть тех, кто попал под мобилизацию, после демобилизации сложно представляют свою жизнь вне "силовой структуры"...

- Я не вижу и в этой части никаких проблем. Тем более, что эти люди прошли неплохую школу, имеют опыт, знания, чувство справедливости. А если у них еще есть и желание в дальнейшем защищать закон и порядок в стране, и они будут отвечать нашим требованиям, - конечно!

Дмитрий Брук
VEhrNGRrdzVRekF3VERkUmMyUkhRVEJNTjFGemRFTXJNRXgyVW1wT1IwY3dXWFE0TUVwNlVXdDBRMVZtVGtOc01FeEVVbWRPUjAwd1RISlJkblJEZVRCWmJsRjFUa001TUV4QlBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх