EN|RU|UK
 Экономика
  3654  13

 "ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОМПАНИЯ, ТОРГУЮЩАЯ ЗЕРНОМ, — ЭТО АНАХРОНИЗМ", - РУКОВОДИТЕЛЬ ГПЗКУ БОРИС ПРИХОДЬКО

Выращивание и торговля зерновыми - для Украины вопрос не столько государственной безопасности, сколько гордости и престижа. На всех уровнях то и дело звучит хвала, что Украина кормит весь мир. Однако в условиях реформирования страны государственные зернотрейдеры сталкиваются с новыми вызовами.


Потенциальным примером выхода из кризиса и достижения эффективности может стать едва ли не самый скандальный игрок рынка - Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины. Один из крупнейших государственных зернотрейдеров в стране, созданный в 2011 году специально для выполнения контракта в 1,5 млрд долларов с китайской корпорацией ССЕС, глубоко погряз в коррупционных скандалах. Открыто более сотни уголовных дел на всех бывших руководителей Корпорации. Самое масштабное - по выводу в офшоры более 130 миллионов долларов США на протяжении 2013-2014 годов, в том числе во время постмайдановского правительства.

В сентябре новым главой правления Корпорации избран Борис Приходько, работающий в ведомстве с февраля 2015 года. На сегодняшний день он остается в статусе и. о.

Цензор.НЕТ поговорил с ним о выполнении "китайского контракта" и в целом о перспективах государственных агрокомпаний в Украине.


приходько

ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОМПАНИЯ, ТОРГУЮЩАЯ ЗЕРНОМ, - ЭТО АНАХРОНИЗМ

- Корпорация была создана во времена Януковича - факт, который сам по себе настораживает. Насколько такая структура эффективна на сегодняшний день?

- Мое глубокое убеждение, что такого рода корпорации в стране, где есть профицит зерна, не должны быть государственными. Торговля зерном - очень специфический бизнес, поскольку в этом деле постоянно приходится сталкиваться с ценовыми рисками из-за волатильности цен на аграрное сырье. Государственные компании могут обеспечивать продовольственную безопасность страны и отвечать за импорт зерновых в странах нетто-импортерах. Такие компании, например, есть в Египте и Бангладеш. Правительство этих стран заинтересовано в том, чтобы народ был сыт и не устраивал голодные бунты, поэтому и берет на себя часть функций по импорту зерновых. Эти компании превыше всего ценят надежность и работают с поставщиками, которые в любых ситуациях выполняют обязательства по поставке.

У нас же наоборот - есть профицит зерна, излишки которого нужно продать. Государственная корпорация в этом смысле не очень эффективна. Во-первых, она не имеет достаточного опыта (в августе ДПЗКУ исполнилось всего 5 лет), не имеет офисов в других странах нетто - экспортерах (в случае если в Украине есть проблемы с урожаем, а обязательства по поставкам необходимо выполнять), действует строго в рамках украинского законодательства, хотя оно не всегда заточено под торговлю. Например, мы не можем открыть подконтрольного нерезидента и выполнять закупку зерновых в валюте или из-за ограничений Нацбанка не можем проплатить диспач (премия за быструю разгрузку или загрузку корабля. - прим. автора). Есть ряд и других ограничений, которые не позволяют государственной компании действовать, исходя из правил и традиций, сложившихся на мировом рынке торговли зерновых. Поэтому я считаю, что государственная компания, торгующая зерном, - это анахронизм. История подсказывает успешный выход из такой ситуации - аналогичные компании были проданы. Например, так поступили в Австралии и Канаде.

- То есть, фактически, вы пришли на должность руководителя, чтобы подготовить компанию к приватизации?

- Моя задача - стабилизировать работу корпорации. То есть построить систему (организацию), способную конкурировать на рынке. Я считаю, что в будущем компания должна быть приватизирована, так как государству просто нет смысла брать на себя функцию продажи излишков зерна. Слава Богу, мир нуждается в нашей сельхозпродукции, и есть специализированные торговые компании, которые способны организовать сбыт зерновых.

- Каким путем должна состояться приватизация?

- Это будет зависеть от категории инвесторов и желания наших китайских партнеров участвовать в приватизации корпорации. Вопрос состоит в том, найдется ли стратегический инвестор, который будет готов купить корпорацию, как целостный комплекс. Сегодня при условии инвестирования в инфраструктуру, ГПЗКУ может быть достаточно конкурентоспособной, несмотря на всю свою громоздкость. Я говорю о громоздкости, потому что для эффективной работы трейдера не нужно владеть таким большим количеством элеваторов в Украине. У нас чуть более 50 элеваторов, из которых эффективны меньше половины.

- С какими показателями Вы принимаете компанию в управление?

- Корпорация убыточна по двум причинам. Первая - девальвация гривни. Мы получили кредит в размере 1,5 миллиарда долларов США. По нашим подсчетам, около 350 миллионов долларов США уже выведены из оборота (дебиторская задолженность плюс предоплата за услуги). При сегодняшней стоимости зерновых, и оборачиваемости в 60-75 дней, нам необходимо всего около 200 млн долларов США оборотных средств для спотовой закупки зерновых. Форвардная программа не очень большая из-за форексных рисков. Т.е у нас большие обязательства в долларах США, и только одна пятая часть кредитных средств находится в обороте. К счастью, мы смогли разместить излишнюю ликвидность на рынке, и доход по депозитам компенсируют часть кредитных обязательств. Таким образом, финансовая нагрузка на корпорацию не слишком тяжелая. Однако курсовые разницы приносят нам значительные убытки. Вторая причина - дебиторская задолженность. Только по внешнеэкономическим контрактам у корпорации порядка 132 млн долларов США дебиторки. Зерно отгружалось на экспорт офшорным компаниям без оплаты. Объем внутренней дебиторской задолженности достигает 600 млн гривен, и это по старому курсу.

- В таком случае, есть ли смысл в быстрой приватизации? Ваши злопыхатели прямо говорят, что сегодня ГПЗКУ грош цена.

- Смысл есть. На любой товар есть свой покупатель. Инвестиционная привлекательность аграрного сектора экономики Украины очень высокая. Бог дал нам плодородные земли, благоприятный климат, влагу, выход к морю… Очень важно, чтобы это был стратегический инвестор, торгующий зерновыми на глобальном рынке. Чем дольше мы будем тянуть с приватизацией, тем больше дополнительных рисков для корпорации. Она подвержена высоким политическим, лоббистским и коррупционным рискам, кадровому голоду и дефициту компетентных специалистов. ГПЗКУ, как и все государственные компании, имеет характерное свойство: с одной стороны, не уволишь нерадивого сотрудника, с другой стороны - вовлечь в корпорацию нужного и компетентного человека почти нереально.

- Почему?

- Ряд причин, в том числе низкая мотивация и уровень заработной платы. Она не соответствует рынку рабочей силы для подобного рода частных компаний. Этот вопрос нужно решать на уровне правительства.

В этом же и кроется ответ на вопрос, почему у нас столько неэффективных элеваторов? Директор частного элеватора нацелен на получение прибыли путем продажи поклажедателям качественных услуг. На государственном элеваторе ситуация часто обратная. Повлиять на неадекватных директоров, в том числе, уволить их с работы, иногда непросто. Например, на одном из таких элеваторов мы не могли уволить директора на протяжении двух месяцев. Он организовывал забастовки, настраивал сотрудников и местную общину против руководства корпорации. При этом как руководитель не обеспечил даже самоокупаемости элеватора.

- В идеале, каким должен быть покупатель ГПЗКУ?

- Главное, чтобы это был системный инвестор с конкурентными преимуществами в отрасли. Наши китайские партнеры - корпорация ССЕС - очень хороший вариант для ГПЗКУ. Во-первых, они знают сильные и слабые стороны корпорации, обладают доступом к громаднейшему китайскому рынку и как государственная компания имеют хорошие лоббистские возможности в КНР.

- Если бы приватизация состоялась сегодня, о какой сумме может идти речь?

- Сейчас мне сложно сказать. Как оценивается компания на цивилизованном рынке? Часть акций продается на бирже, благодаря этому инвесторы понимают, сколько она стоит. Это в ситуации, когда фондовый рынок развит. В украинских реалиях все гораздо сложнее.

В глобальном плане интерес к аграрной отрасли сейчас несколько ослаб. Одно дело, когда в преддверии кризиса 2008 года все кричали, что продовольствия не хватает, и другое дело сегодня, когда есть профицит аграрного сырья в Америке, Китае и других ключевых производителях зерновых. К сожалению, цены на аграрное сырье находятся на дне. Интерес инвесторов к товарным рынкам достаточно слабый. Но ведь все циклично, наступит время, когда упадет интерес на фондовом рынке и повысится интерес инвесторов к сырьевым активам.

приходько

ПОДПИСАНИЕ КОНТРАКТА С КИТАЙСКОЙ КОРПОРАЦИЕЙ - БОЛЬШОЕ БЛАГО ДЛЯ УКРАИНЫ

- ГПЗКУ фактически была создана для обслуживания контракта с китайской стороной. Как сегодня обстоит дело с выполнением Генерального договора с ССЕС?

- Контракт неоднозначный. То, что он есть и то, что он когда-то был пролоббирован людьми как с нашей, так и с китайской стороны, - это большое благо для Украины. Это как минимум позволило украинской сельхозпродукции попасть на рынок Китая. Лоббисты данного контракта как с украинской, так и китайской стороны оказались в нужном месте в нужное время. С одной стороны Китай нуждался в альтернативном США поставщике кукурузы, с другой стороны Украине были необходимы кредитные ресурсы для поддержания гривни. На период подписания соглашения Китайский рынок кукурузы был премиальным по отношению к Европейскому. Это позволило украинским фермерам на протяжении двух лет продавать зерно на 15-20 долларов дороже, чем если бы этого контракта и доступа на китайский рынок не было.

С другой стороны, Генеральный договор между ГПЗКУ и ССЕС готовился поспешно и имеет много спорных моментов.

- В чем именно его слабые места договора для Украины?

- Это контракт рамочный, там есть много вещей, которые стороны трактуют по-разному. В том числе, выплата 5 долларов комиссионного вознаграждения для ССЕС при торговле с третьими компаниями. Это вопрос уникального партнерства. Что под этим подразумевается? Чтобы торговля была слаженной и взаимовыгодной, спорные моменты необходимо прояснить. Стороны должны четко понимать свои права и обязательства.

- Предыдущее руководство утверждает, что подписание всех дополнительных договоров с Китаем (в частности, скандально известного Дополнения № 3) проходило в рамках закона. Но у правоохранителей по этому поводу есть вопросы, даже открыто криминальное дело против бывшего и. о. главы правления Валерия Томиленко. Вы как человек, возглавлявший тогда внешнеэкономический департамент, как оцениваете эту ситуацию?

- Я считаю маловероятным доказать в арбитраже GAFTA, что Дополнение №3 не действительно из-за нарушения процедуры согласования с украинской стороны. Вопрос, насколько были превышены полномочия при подписании дополнения, не в моей компетенции. Это вопрос юристов.

Что касается самого Дополнения №3, то, на мой взгляд, ничего критичного или угрожающего интересам Украины в нем нет. ГПЗКУ имеет и имело обязательства по оплате комиссионного вознаграждения ССЕС при поставках товара. В каждом контракте на поставку было четко указано, что цена включает 5 долларов США преференционной маржи. С другой стороны, мы считаем, что не должны платить 5 долларов США комиссионного вознаграждения в том случае, если ГПЗКУ поставляет товар третьей стороне и поставка осуществляется без участия ССЕС. Дополнение № 3 четко об этом говорит.

Во всем мире торговые компании преимущественно заключают сделки на поставку товара, используя услуги брокерских компаний. Стоимость услуг брокера колеблется от 0,5 - до 1 доллара США за тонну. Как правило, комиссионное вознаграждение брокеру платит продавец. Сейчас мы предлагаем рассматривать ССЕС как брокера, как компанию, которая покупает у ГПЗКУ зерно и потом производит его дистрибуцию на китайском или других рынках. С точки зрения взаимоотношения добропорядочных партнеров, выплата комиссионного вознаграждения в 5 долларов США за одну тонну при нынешней ценовой ситуации на зерновые - безумно много. Мы готовы платить комиссионные ССЕС за участие в торговых операциях по продаже нашего зерна, но цифра должна соизмеряться с брокерским вознаграждением.

- Правоохранители, в частности, советник экс-депутат главы МВД Михаил Апостол утверждает, что дополнение № 3 принесет Украине 4 млрд долларов убытков за 13 лет действия контракта - из-за того, что новое дополнение в ориентире цен не учитывает кукурузные фьючерсы на китайской бирже. Что можете сказать по этому поводу?

- А советник Авакова является экспертом в вопросах торговли зерном и кукурузными фьючерсами? Я считаю это мнение ошибочным. Чтобы быть объективным, покажу на графике. (Показывает график).

приходько

Здесь представлены:

Котировки кукурузных фьючерсов на бирже Далянь. Рынок слабо волатильный, но начал падать с середины июля из-за больших переходящих остатков кукурузы в Китае и девальвации юаня.

Цена на физическом рынке кукурузы, которую экспортировали в Китай международные торговые компании, в том числе, украинские.

Цена на украинскую кукурузу на условиях поставки FOB порты Черного моря. То есть, цена на кукурузу, загруженную на корабли в портах Черного моря.

Точки обозначают цену, по которой кукуруза продавалась ГПЗКУ для ССЕС в конкретный промежуток времени.

Внизу - котировки кукурузных фьючерсов на Чикагской бирже.


Что мы видим на графике? Мировой рынок торговал кукурузой с Китаем по ценам гораздо ниже котировок кукурузных фьючерсов на бирже Далянь. Потому что высокая внутренняя цена на кукурузу в Китае - это следствие политики правительства Поднебесной, которая нацелена на создание запасов кукурузы и поощрение фермеров выращивать собственную кукурузу. Цена на импортную кукурузу не была высокой. И это логично, не будет же китайское правительство высокой ценой поддерживать украинского или бразильского фермера.

В нашем контракте обозначено, что цена формируется так: Далянская биржа, минус пошлина, минус НДС, минус логистические затраты и минус дополнительные затраты покупателя. При этом цена должна быть конкурентоспособной, то есть рыночной, а не завышенной, как на китайском рынке. Поэтому привязка к бирже Даляня в этом контракте скорее красивая обертка при плохой конфетке. Практика показывает, что никогда эта система ценообразования не работала, так как мировой рынок кукурузы ориентируется на котировки кукурузных фьючерсов на Чикагской бирже. Китайцы неглупые люди. Зачем им покупать украинскую кукурузу по высокой цене, если они могут купить американскую или аргентинскую по рыночной?

- Нам стоит ожидать в выполнении обязательств перед ССЕС таких патовых ситуаций, как год назад, когда из-за задержек поставок с украинской стороны чуть не был сорван весь контракт?

- Патовая ситуация была связана с тем, что за один день, 23 сентября 2014 года, трейдеры ГПЗКУ продали ССЕС 1 млн тонн кукурузы с поставкой до конца календарного года. Продать за один день 1 млн тонн кукурузы, да еще на дне рынка - это круто. Вероятнее всего, трейдеры корпорации опасались дальнейшего падения цен, а трейдеры ССЕС оказались на высоте. Украинской стороне еще повезло, что продажа состоялась при крепком базисе. Но продать - значит взять обязательства поставить. А контрактные обязательства необходимо выполнять. Чтобы поставить такой объем кукурузы, нужно было загрузить и отправить более 15 тысяч вагонов за три месяца. Это при том, что в Украине рабочий парк товарных ж/д вагонов колеблется в районе 9-11 тысяч. То есть, с точки зрения логистики заключение такой сделки было не совсем разумным. Чтобы не сорвать контракт и выполнить взятые обязательства, Валерию Томиленко пришлось покупать три корабля с кукурузой на воде и спасать ситуацию.

приходько

БОЛЬШЕ ГПЗКУ НЕ РАБОТАЕТ С ОФШОРНЫМИ КОМПАНИЯМИ

- Какие меры приняты, чтобы остановить коррупционные схемы в ГПЗКУ и избежать прошлых ошибок?

- Нам всего лишь пять лет, в отличие от крупных торговых компаний, работающих на рынке столетиями. Тем не менее, мы пытаемся конкурировать с ними. Нам тяжело бороться ценовой волатильностью, так как опыт ценового прогноза и анализа рынка у нас небольшой. Но мы стараемся сформировать ценовую стратегию и занять такую позицию, чтобы рынок работал на нас.

Мы стали слаженнее работать. Закупка, логистика и продажи уже не лебедь рак и щука, а более или менее слаженная команда. Открыли счет в брокерской компании и думаем в будущем хеджировать ценовые риски на кукурузу и рапс, используя котировки фьючерсов на бирже Чикаго и МАТИФ.

Многое сделано для минимизации финансовых рисков при продаже зерна на экспорт. ГПЗКУ не работает с офшорными компаниями. Продаем зерно только первоклассным компаниям, которые начинают нам доверять. С начала этого маркетингового года мы продали зерно 20 транснациональным международным компаниям. Все контракты были выполнены.

- Насколько Минагропрод и конкретно министр Павленко способен влиять на управление Корпорацией? Вас называют креатурой министра, к тому же, вы вышли из одного агрохолдинга…

- Мы некоторое время работали вместе.

- И все же в ряде солидных СМИ появилась информация о существовании в Минагропроде "плана" отмывания денег с зерна, проходящего через ГПЗКУ. Якобы "план" касается не только прошлых периодов, но и будущего года…

- Это полная чушь. Павленко, как и все министерство, понимает: чем быстрее корпорация перейдет из государственных в частные руки, тем меньше к ней будет проявляться лоббистских интересов, как извне, так и изнутри страны.

Наша цель - стабилизировать компанию, чтобы она начала работать как современный трейдер. К сожалению, не все получается. Существует много внутренних проблем. Например, у нас непростые отношения с налоговой службой. У нее свои задачи - наполнить бюджет. Мы судимся за штрафные санкции по невозврату валютной выручки. Как следствие, к нам применяют санкции по ограничению экспортной деятельности. И никого не интересует, что это грехи прошлых руководителей ГПЗКУ, что по фактам хищений и злоупотреблений служебным положением открыто больше 100 уголовных дел. Мы объясняем: если будем оплачивать штрафные санкции по невозврату валютной выручки, что целиком и полностью является следствием коррупции и воровства со стороны предыдущих руководителей, то корпорация просто обанкротится.

Но все же основная наша проблема - это слабое доверие к корпорации со стороны наших клиентов. От фермеров до международных торговых компаний. Над этим постоянно работаем. Мы четко понимаем, что доверие - это экономический, а не моральный термин.


Ольга Скороход, "Цензор.НЕТ"

VEhrNGRrdzVRek13VEZoU1owNURPVEJNTlRnd1dUTlJkWFJES3pCTU0xRjJkRU00TUV4cVVYVjBRM2RtVGtNek1FeFlVbWRPUXprd1REZFJjM1JIVERCTVZUMD0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх