EN|RU|UK
  643  9

 НИКОЛАЙ РУДЬКОВСКИЙ: "Я ВСЕГДА ЛЮБИЛ УЧИТЬСЯ"

НИКОЛАЙ РУДЬКОВСКИЙ: "Я ВСЕГДА ЛЮБИЛ УЧИТЬСЯ" (УНИАН)

"Мне приятно обсуждать вопрос образования, я всегда любил учиться..." – Рудьковский показал корреспонденту УНИАН свои дипломы и рассказал об учебе, начале политической карьры и работе в отрасли транспорта

Министр транспорта и связи Николай Рудьковский встретил меня в своем кабинете на 5-ом этаже за чашкой горячего чая с молоком. Он говорит, что не пьет кофе и не употребляет алкоголь. Только чай и соки.

Сначала мы поговорили о транспортной отрасли, министр рассказал о результатах визита в Лондон на этой неделе. Потом я все же решила спросить о том, что в последнее время интересует всех, – об образовании министра. В результате Г-н Рудьковский рассказал и о других интересных моментах своей жизни...

- На днях вы вернулись из Лондона, где проходил Украинский инвестиционный саммит. Какие результаты поездки, удалось ли достичь определенных договоренностей?

Проведение такой ежегодной конференции дает возможность, как украинским официальным лицам, так и украинскому бизнесу непосредственно пообщаться со всеми инвестиционными банками, инвестфондами и компаниями, которые имеют хотя бы потенциальный интерес к Украине. На этой встрече присутствовали больше 300 инвесторов, что свидетельствует о достаточно высоком интересе к Украине, он значительно увеличился.

На форуме, да и во время неофициального общения, я говорил со многими представителями инвестиционных фондов, которым интересно вкладывать средства в Украину. Это, кстати, хороший сигнал как для внутреннего, так и внешнего инвестиционного рынка. Я убежден, что если в Украине сохранится стабильность, то нас на протяжении следующих 3 лет (я не знаю как дальше) ожидает настоящий инвестиционный бум, который в свое время прошла Польша, когда за год вкладывалось средств вдвое больше, чем за все предыдущие годы.

- Что для этого нужно сделать?

Для этого нужно одно: стабильность и единая позиция нашей власти при общении, как на политическом уровне в Европе, так и при общении с инвесторами. Инвесторы не просят льгот, они просят прозрачности и одинаковых правил игры. И как раз политическая парламентско-президентская модель, которая ставит целью конкуренцию идей и борьбу политических сил, и наличие мощной оппозиции, которая всегда может критиковать какие-то неправильные шаги, является хорошим сигналом для Европы, что в страну, где работают демократические институты, можно вкладывать средства, потому что там будет стабильность.

- Как скоро можно ожидать прихода иностранных инвестиций в Украину без необходимости предоставления гарантий государством?

- Инвесторы с этого года впервые начали говорить о предоставлении украинским предприятиям кредитов без госгарантий. И я думаю, уже в этом году мы будем иметь подписанные «Укрзализныцей» контракты без гарантий государства на достаточно выгодных условиях по кредитам на развитие подвижного состава и инфраструктуры. Подобные переговоры мы вели с Сity Bank, Европейским банком реконструкции и развития, ABN Amro, Morgan Stanley. Кроме того, мы обсуждали несколько серьезных проектов по строительству дорог на концессионной основе. Опять же, оговаривая как с Merrill Lynch, так и с Сity Bank условия, чтобы они выступили одними из организаторов формирования банковского пула по кредитованию строительства той или иной дороги.

- Это имеются в виду планы по созданию...

Консорциума. Речь идет о том, что мы сейчас в Украине работаем над созданием соответствующего законодательного поля. Закон о концессиях уже рассмотрен на комитете, я надеюсь, что его рассмотрят в ближайшее время в сессионном зале, а на второе чтение мы его доработаем с учетом всех рекомендаций консалтинговых компаний для того, чтобы данный закон работал.

Но это, так сказать, в сторону. Я во время встречи как с Merrill Lynch, так и с Сity Bank обсуждал вопрос кредитования по широкому спектру: это и кредитование модернизации портов, кредитования всего подвижного состава«Укрзализныци», как пассажирских так и грузовых вагонов, потому что мы имеем большой дефицит. В бюджете заложены средства на компенсацию процентов по кредитам, взятым на закупку пассажирских вагонов. Мы сейчас должны привлечь средства на выгодных условиях, чтобы могли купить эти вагоны и обеспечить стабильные перевозки наших граждан.

- О каких суммах идет речь?

О приблизительно 400 млн. долл. на этот год для закупки подвижного состава. Мы рассматриваем этот вопрос, учитывая средства, предусмотренные в бюджете, на закупку вагонов через государственную лизинговую компанию.

- Эти 400 млн. банки готовы предоставить уже без государственных гарантий?

Мы рассматриваем несколько кредитов. Одни средства будут привлечены«Укрзализныцей», другие будут получены с привлечением государственной гарантии лизинговой компанией. Мы рассматриваем также привлечение средств на строительство концессионных дорог консорциумом предприятий под конкретную программу, где государство будет гарантировать траффик. Имеется в виду, если от использования дороги инвестор не сможет получить гарантированные договором средства, то государство будет компенсировать ему разницу. В таких вопросах мы будем заимствовать мировую практику.

Это, конечно, непростое задание, но мы над этим работаем, и в первую очередь занимаемся сейчас изменениями к законам. В частности, принятие Закона о выкупе земли для государственных стратегических объектов откроет возможность для Украины выкупить необходимые земельные участки для строительства автобанов, портов, аэропортов, строительства, в том числе, и государственных учреждений, если будет принято такое решение Кабмином. Данный закон даст возможность решить на законной основе все земельные проблемы, если речь будет идти о решении государственных стратегических вопросов.

- Вы сказали, что в Лондоне обсуждали также инвестиции в порты, куда именно нужно инвестировать?

Сейчас находятся в состоянии разработки проекты развития трех портов. После их утверждения Кабинетом Министров, принятия закона об отведении земель для стратегических объектов и после решения всех земельных вопросов мы сможем привлечь существенные средства для развития порта Южный, Ильичевского порта. В этих двух портах мы построим контейнерные терминалы, а также в порту Южный еще один, а возможно, и два терминала для перегрузки сыпучих грузов, чтобы, возможно, даже вдвое увеличить грузооборот порта Южный. А с другой стороны, вывести перегрузку сыпучих грузов из городов, в том числе таких как Одесса, чтобы поднять уровень экологии.

- С инвесторами еще не определились для этого?

Пока этот вопрос еще находится в предварительных проработках. Однако предварительные консультации с компаниями, которые занимаются контейнерными терминалами, мы ведем постоянно, и я думаю, мы найдем с ними компромисс.

- Днями правительство согласовало соглашение с ЕБРР относительно предоставления кредита 26 млн. евро. Ільичевскому порту. ЕБРР готов инвестировать и в другие порты?

- ЕБРР предоставил кредит ИМТП (Ильичевскому морскому торговому порту) на строительство нескольких причалов. Как Европейский банк, так и другие банки будут с удовольствием кредитовать развитие украинских портов, потому что это достаточно гарантированные инвестиции.

- Есть ли уже предыдущие договоренности?

Мы сейчас работаем. Будут подписаны соглашения, будут предоставлены средства – вы будете об этом проинформированы.

- Какие средства необходимо привлечь?

Например, строительство контейнерного терминала в Ильичевске будет стоить около 150 млн.долл., в порту Южный – 150-180 млн. долл. Речь идет о больших суммах. И я убежден, такие инвестиции принесут значительный рост товарооборота. Это даст существенный толчок для развития украинской транспортной инфраструктуры.

- Изменениями к госбюджету-2007 увеличено финансирование для проведения европейской валидации сертификата и для закупки лизинговой компанией самолетов АН-148. Во-первых, означает ли это ускорение процедуры валидации?

Для того, чтобы поставлять самолет в Россию, Казахстан, азиатские государства нам достаточно того сертификата, который мы имеем сегодня - Межгосударственного авиационного комитета (МАК). Чтобы беспрепятственно поставлять продукцию на европейский рынок мы должны еще пройти соответствующую внутреннюю процедуру Евросоюза, и такие предыдущие договоренности с концерном EADS - владельцем компании Airbus - у нас были достигнуты. Думаю, что будет подписано соответствующее соглашение на уровне наших разработчиков с европейской компанией, и будет проведена соответствующая работа. Самолет АН-148 - это качественная продукция национального производителя, которая может и сможет в дальнейшем на равных конкурировать со своими мировыми аналогами. Убежден, что в ближайшее время в Украине будет организован серийный выпуск АН-148, чтобы широко экспортировать эти самолеты за пределы Украины, ведь в мире существует большой дефицит самолетов такого типа.

- Все же, первый самолет останется в Украине или улетит в Казахстан?

Первый самолет – мы обсуждали этот вопрос из АНТК им. Антонова – будет поставлен для государственной лизинговой компании, и, думаю, мы на протяжении нескольких месяцев сможем организовать регулярные рейсы на нем как в Европу, так и в Россию.

- Какая это может быть авиакомпания?

Кто будет летать? Это вопрос окончательно не решен, нам нужно сейчас подписать соглашения и заказать самолеты. Один будет приобретен уже в этом году из двух уже построенных, а один будет заказан, и мы получим его в будущем году.

- А Казахстан в этом году получит?

Казахстан, я думаю, в этом году получит свой первый самолет. Кроме этого, есть предыдущее согласие премьер-министра, поддержка спикера парламента, я надеюсь, будет поддержка Президента, с тем, чтобы мы могли привлечь долгосрочный кредит для лизинговой компании, заказать десяток АН-148, и таким образом, запустить реальное серийное производство.
Я убежден, что сразу после того, как эти машины будут построены, они будут или задействованы через лизинговую схему, или проданы конкретным покупателям, а деньги от этого будут опять направлены на следующую серию. Это будет серьезный толчок к массовому производство таких самолетов.

- У нас осталось еще несколько минут, потому я хочу спросить о том, что сейчас активно обсуждается - вашем образовании. Кстати, почему так часто поднимается вопрос образования высших должностных лиц в Украине? Это попытки сместить с кресла или просто как-то донять?

Мне тяжело судить, зачем этот вопрос затрагивают политики, но убежден, что кому-то хочется, так сказать, отвлечь министра транспорта, чтобы он не занимался своими непосредственными вопросами. Абсолютно для меня странная ситуация. Понятно, что те процессы, какие мы сейчас проводим в отрасли, – они многим не нравятся, особенно, предшественникам, которые закладывали здесь годами соответствующие схемы.

Сейчас мы пересматриваем вопрос совместной деятельности, мы не позволили прибрать к рукам целые порты, как это проходило в Херсоне, Николаеве. Совместную деятельность, неэффективную с точки зрения распоряжения государственной собственностью, мы сейчас останавливаем, а речь идет о десятках, а иногда и сотнях миллионов. И обычно, такие люди способны организовать пиар-кампанию, приобщить оппозиционных политиков, для создания мне как министру дополнительных информационных нагрузок.

Из другой стороны, мне приятно обсуждать вопрос образования, я всегда любил учиться. Я закончил школу на отлично, принимал участие в олимпиадах, даже когда-то на областной олимпиаде из химии был отмечен ценным подарком – книгой. Я поступил в Черниговский вуз, сдав один экзамен, потому, что те, кто заканчивал школу на отлично, могли сдавать один экзамен.

При этом, будучи сыном сельского учителя, отец не знал даже фамилии ректора вуза, куда вступал его сын. Тогда, при всех недостатках советской системы, все-таки принимали в вуз за знание, а не по связям или каким-то другим путем. Первый курс я закончил до армии и получал повышенную стипендию, я учился на отлично. Почему я это говорю? Потому что несу ответственность за тот путь, который прошел. У меня было все: и учеба, и занятие политикой.

- Когда вы начали заниматься политикой?

- Я политикой начал заниматься тогда, когда все наши демократы ходили с коммунистическими партийными билетами. Это был 89-й год, мы вышли в Чернигове на первомайскую демонстрацию. У нас был свой политический клуб в вузе, созданный с моей инициативы, студенты вышли с лозунгами “прочь партократию из госаппаратов” и с требованием закрыть ЧАЭС. Еще тогда, когда стоял весь обком партии на трибунах, мы вышли с лозунгами, и нас очень живо поддержал народ. И тогда было принято закрытое решение обкома партии разобраться с этими студентами. Двух освободили сразу, а со мной было тяжелее, потому что я неплохо учился. Так вот, я и сейчас помню слова преподавателя истории, когда сдавал историю СССР: “Я не могу вам поставит положительную оценку, потому что вы не правильно понимаете слова Ленина”. На что я ему ответил: “Задание студента-историка не понимать Ленина так, как его понимает преподаватель, а знать произведения Ленина”.

Ну, мы разошлись в нашем представлении, что должен знать студент... Одним словом, на то время я не увидел больше возможности продлить учебу в вузе, когда по тебе ездит советская система, как машина катком, и взял академотпуск.
Тогда как раз впервые РУХ оказался в парламенте, и я был удивлен (а мы слушали с вдохновением, что происходит в парламенте), почему они каждый день в парламенте все критикуют, а предложить ничего не могут. И я поехал в Москву изучать экономику.

- А сколько, в общем, Вы проучились в Чернигове?

- Это уже был третий курс. И я говорю, как есть, может это и не понравится людям, но я себя так ощущал... Я был активным человеком, я вместе с Пиховшеком (Вячеславом), Донием (Олесем) и Кириленком (Вячеславом) был инициатором создания Украинского студенческого союза... Я был от Чернигова, они были от Киевского университета, мы собирались в университетском общежитии, вместе ездили во Львов...

- А как познакомились?

- Я возглавлял студенческое движение в Чернигове, а они возглавляли этот процесс в Киеве... То есть я был одним из тех, кто считал, что в Украине должны состояться демократические преобразования...

А уже в Москве, начав учиться в Школе бизнеса, я понял, что это то же, что учиться плавать без воды. Чтобы понять сущность рыночной экономики, нужно учиться и жить там, где она есть.

И тогда я вернулся на Украину, выехал через Югославию в Австрию, зная 120 слов немецкого языка, за год выучил язык и поступил в Венский университет. Я был первым студентом из Украины, который учился в Венском университете.

- Тяжело было учиться?

- Пока учил язык, то поработал везде: и улицы убирал, и хлеб грузил, и в ресторане официантом работал, потом на фирмах... А уже став студентом и получив некоторые знания и практику, я учредил свою фирму, а затем... Вы знаете, когда ты живешь за рубежом и тебе нужно зарабатывать деньги на проживание и одновременно учиться – это абсолютно нелегко. И на определенном этапе, получив определенный опыт и теоретические знания, я понял, что большинство того, что я могу применить, я уже получил, и в 1994 году, перед президентскими выборами, я вернулся. Я могу пройти детектор лжи, что я ехал на Запад, чтобы получить знания и привезти их обратно в Украину.

В 1994 году я приехал, включился в предвыборный штаб Кучмы и сказал, что нам нужно экономику, которую вела команда Кравчука, изменить. Я это делал по убеждениям. Та программа, которую декларировал Кучма, на то время была прогрессивной. Конечно, после того, как он стал Президентом, курс поступков стал другим, но первый год он принимал решения в интересах государства.

- А вы в это время?...

- Я работал в экономическом управлении Администрации Президента... Когда я был там, я чувствовал себя полезным, а затем, когда Лазаренко назначили 1-м вице-премьер-министром, и когда Президент начал слушаться не советов экономического управления в принятии экономических решений, а Лазаренко и его днепропетровской команды, то я понял, что не должен брать ответственность за то, что они будут делать.

- Вы вернулись в Черниговский пединститут?

- Я написал заявление, закончил учебу, получил диплом Черниговского государственного педагогического института. Лично ездил на экзамены, готовился, брал билеты, сдавал экзамены и так далее.
Спустя некоторое время я вступил в нархоз и получил степень магистра экономики. Так же ходил на лекции, на экзамены, готовил курсовую и дипломную работу.

- Какие языки вы знаете?

- Когда приехал в Австрию, то где-то за год выучил немецкий, потом через 2 года я начал учить английский, и когда возвращался, то уже разговаривал на этих двух языках...

А вот три года назад, после визита на Кубу, мне захотелось выучить еще и испанский, после того, как пообщался с этими открытыми людьми. И я сейчас разговариваю на испанском, я имею постоянную практику. У меня есть приятель, кубинец, я с ним регулярно общаюсь...

- Еще какой-то планируете изучить?

Думаю, возможно, из 2008 г. я возьмусь или за китайский, или за арабский, потому что этими двумя языками говорят два мира. Когда ты знаешь язык, ты понимаешь их ментальность, мировоззрение, это помогает с людьми работать...

На этом время моей беседы с министром было исчерпано. Кстати, министр показал мне копии своих украинских дипломов – Черниговского за 1996-й год и Киевского национального экономического университета за 2000-й, я их тщательным образом узучила, печати, подписи – все есть.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх