EN|RU|UK
  1536  100

 "РЕФОРМА СБУ: ПРОСВЕТЛЕНИЕ И ОБРЕЗАНИЕ"

Служба Безопасности Украины находится в центре политического скандала и противостояния команды Ющенко и команды Януковича

И года не прошло, как серое здание на Владимирской, 33 перекрасили снаружи и изнутри в светлые тона, а ночью организовали подсветку. Пожалуй, это наиболее зримый для обывателя символ больших перемен в Службе безопасности Украины. Впрочем, массовые сокращения штатных и внештатных должностей, масштабные реорганизации пока не вызвали ожесточенной полемики в прессе и в политических кругах. Оппоненты реформы СБУ говорят, что ее суть — принудительная декагэбизация по заказу западных спецслужб, а сторонники утверждают, что это будет первая и решительная реформа государственных органов по приказу президента Ющенко. Пока же сама спецслужба находится в центре политического скандала и противостояния команды Ющенко и команды Януковича.

По стопам Кучмы

Прежде всего рассмотрим ситуацию, которая способствовала проявлению президентом политической воли к реформированию спецслужбы. Именно от политических предпосылок зависит осуществление реформ СБУ, рассчитанных не на один год, а также долговечность самой перестройки и пребывание ее авторов — И.Дрижчаного и А.Мудрова на руководящих должностях.

Виктор Ющенко многократно, начиная со времен Майдана, говорил о необходимости реформировать правоохранительную систему и спецслужбу. Но каких-либо конкретных шагов не последовало. Реформировать систему можно только всю целиком. А учитывая политическую нестабильность и нежелание властей кропотливо готовить стратегические решения, не приносящие быстрых дивидендов, ни Кучма, ни Ющенко на системные изменения не решались. Важнейший сегмент власти — правоохранительная система и спецслужба скроены по советским лекалам, а косметические новшества остаются не более чем данью демократической моде и риторике. Тем более что каждое силовое ведомство у нас представляет собой закрытую касту. Под какими бы благими лозунгами ни приходили новые руководители, они вынуждены играть по-старому, опасаясь поломать худо-бедно действующий механизм, не создав ничего взамен.

В этих условиях решение президента санкционировать реформу отдельно взятой Службы безопасности, конечно, неслучайно. Президент, очевидно, испытывает стойкое недоверие к спецслужбе как самостоятельной структуре с большими возможностями и полномочиями, способной вести свою политическую игру. В МВД беспорядка как минимум не меньше, чем в СБУ, и необходимость оптимизации структуры ничуть не менее острая. Степень коррумпированности Генпрокуратуры и расценки на закрытие-возбуждение уголовных дел — выше, чем в лихие кучмовские времена. Коммерциализация таможни и налоговой для граждан куда более заметна, чем предпринимательская жилка сотрудников спецслужбы. О полностью продажной судебной власти даже говорить не стоит. Но во всех этих структурах гораздо понятнее и проще технология решения нужных вопросов.

СБУ опасна с политической точки зрения тем, что является (являлась) многопрофильным инструментом. Сфера применения которого могла быть самой широкой, так как влияние руководителей СБУ определялось не только наличием технических инструментов для снятия информации, но и широкими оперативными возможностями для ее реализации. Любопытно, что президенту Ющенко докладывались концепции реформирования различных правоохранительных органов и системы в целом, также весьма масштабные по замыслу. Но в других ведомствах с перестройкой почему-то не спешат.

Политическую проблему сокращения больших полномочий спецслужбы, кстати, пытался решить и предшественник Ющенко. Кучме тоже откровенно не нравились эсбэушники и их длинные электронные уши. Кстати, радикальную кадровую чистку и реформу СБУ Виктор Андреевич проводит по той же политической схеме, что в свое время реализовывал и Леонид Данилович. Кучма также вначале посадил в кресло председателя «варяга» — Игоря Смешко, который находился в откровенно плохих отношениях с рядом больших начальников спецслужбы деркачевской эпохи, был выходцем из враждебного мира военной разведки. Смешко стал «новой метлой». Затем при поддержке Медведчука Кучма одобрил отпочкование от СБУ самостоятельной Службы внешней разведки. Это был шаг, почти не обеспеченный материально, ресурсно и организационно и вовсе не направленный на усиление разведывательного потенциала Украинского государства. Его главной задачей стало административное ослабление полномочий СБУ накануне выборов с целью более эффективного контроля над силовыми ведомствами со стороны команды президента. Очень важным и знаковым моментом было то, что СВР получила в свое эксклюзивное пользование одну из самых мощных в стране систем электронной разведки, которая по многим параметрам не имеет аналогов в Украине. Администрация президента получила еще один удобный и ручной инструмент для изучения внутриполитической среды (что еще раз подтвердило: «прослушка» сама по себе не выигрывает выборы, не отмывает репутацию и не делает политиков умнее…). Таким образом, Ющенко стал преемником политики Кучмы в отношении СБУ — политики ограничения сфер компетенции спецслужбы и выведения из ведомства средств электронной разведки.

После оранжевой революции Генпрокуратура защищалась от внешнего вмешательства своим закрытым статусом. В МВД пришел красноречивый Юрий Луценко, который основные усилия направил скорее на изменение психологии своих подчиненных, чем на глубокие структурные реформы. На таможню и в налоговую пришли «любі друзі», просто перераспределившие финансовые потоки. Гарантом сохранности СБУ после революции был Александр Турчинов. Но он же стал и катализатором всех эсбэушных страхов в команде президента. Даже скандальный ночной банкет в компании со Смешко и Сацюком не вызвал у президента такого враждебного отношения к нынешнему аппарату спецслужбы, как «тихие» семь месяцев работы Турчинова. Александр Валентинович оживил (при соответствующей интерпретации со стороны президентских советников) все памятные для Ющенко кризисы в его политической биографии, связанные со спецслужбой — начиная с разоблачений валютных операций Нацбанка.

Главным жупелом, превратившим СБУ в глазах украинских политиков во всеслышащее ухо, стала «прослушка». Вопрос контроля за «прослушкой» — один из немногих в стране, в котором президент и его команда последовательно проявляют заинтересованность. Именно опасение, что во внутриполитической борьбе есть неподконтрольный и влиятельный игрок в виде спецслужбы, вызвало к жизни идею о реформировании СБУ. Безусловно, для реформы существуют реальные профессиональные и организационные предпосылки, но, увы, отнюдь не они являются для президента и его команды основным мотивом.

Это доказывают действия руководства секретариата президента. Именно сейчас Виктор Балога прикладывает серьезные усилия для установления контроля над силовиками. Удивительно, но факт. Еще совсем недавно СБУ считалась структурой, абсолютно лояльной к президенту. Однако благодаря действиям секретариата у команды Дрижчаного возник принципиальный конфликт с Балогой. Как считают на Владимирской, поводом для столкновения стала попытка Балоги ввести нескольких своих людей на должности заместителей председателя СБУ. Отказ Дрижчаного привел к жестким действиям со стороны секретариата. Нового заместителя председателя — Александра Скипальского в СБУ назначили без уведомления самого главы спецслужбы. Скипальский будет курировать Донецкую область. Видимо, все олигархи уже начали дрожать и бояться... Любопытно, что генералу Скипальскому 62 года, и по закону он уже не может пребывать на военной службе. Но, как говорится, если нельзя, но сильно хочется…

Но и это не все. 20 ноября были внесены изменения в указ президента о статусе заместителей председателя СБУ. Теперь зампредом не может быть гражданский человек. Эта мера не случайна и направлена прямо против Дрижчаного. Поскольку оба его ближайших соратника — зампреды Наливайченко и Мудров являлись гражданскими людьми. Важно отметить, что ранее сам президент одобрил концепцию реформы СБУ в соответствии с европейскими стандартами, которые предполагают девоенизацию и гражданский статус сотрудников, но в данном случае, по рекомендации секретариата принял прямо противоположное решение. Более того, по данным источников, близких к руководству спецслужбы, руководство секретариата президента на прошедшей неделе провело ряд совещаний, на которые напрямую вызывало начальников различных подразделений СБУ, и через голову председателя СБУ ставило непосредственные задачи. Поневоле задумываешься, что даже Медведчук на посту главы администрации президента подобных аппаратных маневров себе не позволял. Сейчас обе стороны объясняют президенту свою правоту, но привыкший доверять фаворитам Ющенко склонен, скорее, поддержать Балогу. По версии источников с Банковой, причина этого такова: президент лично усомнился в преданности главы СБУ и усмотрел в его поведении двойную игру. Но поменять Дрижчаного Ющенко не может, поскольку возвести своего человека на Службу ему не даст парламент; следовательно, «нестойкого элемента» нужно укрепить стойкими замами. Воевал, имеет право. Однако способ решения этого вопроса, найденный секретариатом, оказался не самым изящным...

Функциональное обрезание

Не только сосредоточение в руках председателя СБУ большого количества полномочий постоянно подогревало опасения главы государства и его команды что спецслужба сама всех держит под колпаком. Негативному восприятию способствует весьма условная корпоративная этика, воинская дисциплина сотрудников. Бизнес на оперативных возможностях спецслужбы ведет слишком много людей. Нынешняя спецслужба отнюдь не является вещью в себе, а кастовость уже не сравнима с супержесткими стандартами КГБ СССР. В политическом плане спецслужба не может играть самостоятельную роль. Тем не менее, президент поддержал весьма радикальный вариант реформы СБУ — вариант раздробления спецслужбы на ряд автономных структур, резкое ограничение сфер ее компетенции, а также на перестройку всей системы отношений внутри оставшегося механизма Службы безопасности.

Для Ющенко и его команды «реформа СБУ» равнозначна «обезвреживанию СБУ». О значимости этого процесса для Ющенко говорит то, что в секретариате президента его поручено курировать нынешнему президентскому любимцу Арсению Яценюку.

Безусловно, реформа СБУ нужна, и об этом говорит каждый сотрудник. Вопрос только — какая и ради чего?

Главная цель реформы в политическом плане — отделение от СБУ нескольких самостоятельных организаций. Прежде всего, большую часть оставшихся средств электронной разведки передадут в новую Государственную службу специальной связи и защиты информации Украины под руководством Игоря Коновалова. (Правительством это решение охотно одобрено и даже «унавожено» весьма солидным бюджетом…) Также должны быть отделены (правда, куда и как — непонятно) подразделения по борьбе с экономической преступностью. Реформаторы хотели бы лишить СБУ и других правоохранительных функций — прежде всего ведения следствия. Но как реализовать этот шаг, пока мало кто представляет.

Уже на первом этапе реформы очевидно, что без серьезных преобразований всей правоохранительной системы любые изменения в отдельно взятом ведомстве станут только временной мерой. Потому что институт следствия в Украине давно требует либо создания специализированного органа, скажем, по типу американского ФБР, либо изменения статуса органов прокуратуры, например, по итальянскому образцу. Реформа оперативных подразделений без реформы следствия и суда принципиально не изменит нашу правоохранительную систему. Можно часто повторять, что обновленная СБУ станет лучше выполнять свои основные обязанности, например, по борьбе с коррупцией, но верит ли кто-нибудь, что благодаря бюрократическим перестановкам суды вдруг начнут сажать коррупционеров? Верит ли само руководство СБУ, что, посвятив себя целиком борьбе с коррупцией, оперативники выведут на чистую воду, например, бывшее руководство «Нафтогаза» (нынешнее — ничем не лучше), полностью состоявшее из друзей и соратников президента? Станет ли «прикасаемым» коммерческое окружение действующего премьера? Способна ли проводимая реформа дать утвердительные ответы на эти риторические вопросы? Для того ли санкционирована реформа?

Причиной трагедии 11 сентября и успешных действий «Аль-Каиды» в США был назван недостаточный уровень координации между различными спецслужбами, подразделениями, добывающими информацию, и подразделениями, анализирующими эти данные. Поэтому в США руководство страны проявляет волю к более тесной и более жесткой координации работы своих спецслужб, что привело к созданию министерства безопасности. Эта структура централизует усилия всех силовых ведомств США для решения приоритетных задач национальной безопасности.

Электронная разведка и технические средства добывания информации неизбежно используются в комплексе с оперативной и агентурной работой. И эту связку нельзя разорвать, даже если раскассировать каждое подразделение в отдельную службу.

К сожалению, украинские власти не имеют серьезного обоснования своим политическим решениям в сфере реформирования спецслужб. Вполне вероятно, что у государственной власти на данном историческом этапе нет более срочных задач, чем перекраивание спецслужб, но хотелось бы услышать внятное объяснение от руководства страны о целесообразности этой реорганизации. Пока же публичного официального обоснования целесообразности дробления СБУ не существует. Причем не только для общественности, но и для самой спецслужбы. Будет ли повышена эффективность работы, если наряду с планируемой реорганизацией и сокращениями центрального аппарата СБУ, будет неизбежно увеличена численность аппарата новых спецслужб? Насколько эффективным для интересов безопасности стало отпочкование от СБУ Службы внешней разведки? Способствует ли это налаживанию координации и сотрудничества, эффективному использованию специальной техники? В чем целесообразность создания самостоятельной Госслужбы спецсвязи? Будет ли создан единый орган, координирующий работу спецслужб в таких приоритетных сферах, как борьба с терроризмом и борьба с наркомафией? Что будет сделано для реальной борьбы с коррупцией, для повышения эффективности работы контрразведки?

Увы, проявив волю к реформе спецслужбы, президент Ющенко так и не проявил волю к борьбе с коррупцией и организованной преступностью. И сей прискорбный факт также показывает, что кроме внутриполитических раскладов реформа СБУ ничего радикально не изменит в сфере приоритетных вопросов национальной безопасности.

СБУ перестала ловить мышей

Как главное достижение нового руководства СБУ Ющенко назвал отказ от политизации спецслужбы. Это следует читать так: наконец-то мне внушают доверие те люди, которых я туда назначил.

Реформу СБУ могла бы ожидать печальная участь других инициатив президента, если бы не команда подходящих для этих целей исполнителей.

Многие годы кадровый прокурорский работник Игорь Дрижчаный выполнял функции надзора за деятельностью оперативных и следственных органов СБУ. О недостатках эсбэушной системы он знает не понаслышке, при этом каких-либо личных симпатий и обязательств по отношению к группам влияния в руководстве спецслужбы у Игоря Васильевича также нет.

Кроме того, Дрижчаный не являлся публичным политическим деятелем и не входил напрямую в чью-либо политическую команду. Своим нынешним постом и своим политическим выживанием он обязан исключительно президенту (хотя в свое время продвижению Игоря Васильевича способствовали некоторые «любі друзі», говорить о Дрижчаном как о члене их команды было бы явным преувеличением). У Дрижчаного есть мотивация идти до конца в намеченных планах.

Стоит отметить, что Игорь Васильевич, в отличие от Смешко, не привел за собой большую команду. Вместе с ним реформируют сорокатысячный коллектив СБУ только председатель Дрижчаный, упомянутый ранее Анатолий Мудров, бывшие генпрокурорские работники, а также Валентин Наливайченко, выходец из МИДа.

Команда Смешко в свое время была гораздо многочисленней и сразу взяла под контроль все жизненно важные сферы деятельности. Система приспособилась к Смешко, а он приспособился к системе. Новая элита срослась со старой, была щедро награждена званиями и должностями. Сейчас перестройка имеет принципиально иной формат. Миссия Дрижчаного — не возглавить, а сломать систему. Сделать ее такой же управляемой в руках своего руководителя, как понятный и удобный для Дрижчаного аппарат Генпрокуратуры. Неудивительно, что энтузиазм кадровых сотрудников в данном вопросе ограничивается сугубо уставными рамками.

Теперь пройдем по содержанию реформы, первые шаги по реализации которой уже предприняты. Нельзя не отметить, что, несмотря на ряд деструктивных политических мотивов, план реформы содержит много интересных инициатив, которые в случае последовательного претворения в жизнь способны повысить эффективность работы спецслужбы. Основные направления реформы рассмотрим в произвольном порядке.

1. Сокращение организационной структуры и сферы компетенции. Планируется значительно сократить в структуре СБУ департамент контрразведывательной защиты экономики. Пока неизвестно, как использовать сокращаемых сотрудников, кроме как в милицейском УБЭП (при этом переходить в МВД эсбэушники никакого желания не имеют). Будет также радикально урезано число постоянно действующих государственных программ, которые обязана курировать СБУ, в основном касающихся народнохозяйственной деятельности. На начало года было 159. Среди прочего стоит отметить, что СБУ осуществляла контрразведывательное обеспечение борьбы с мышами и прочими грызунами на полях, селекции в животноводстве, борьбы с губчатой энцефалопатией и т.д. При этом разведывательную деятельность на территории Украины иностранцы ведут весьма активно. Вот только реальные успехи тех подразделений контрразведки, которые работают против резидентур крупнейших иностранных спецслужб (например, против россиян или американцев), весьма сомнительны.

Хватает и других проблем. В то время как ежегодно в стране фиксируется более 10 тысяч заявлений о взяточничестве, до суда доводится около 500 человек, но реально наказываются всего два-три десятка. Вот такой КПД. Впрочем, нельзя не отметить, что в Украине борьба с коррупцией требует не столько реорганизации спецслужбы, сколько элементарной политической воли руководства страны.

2. Оптимизация штатной численности. В сентябре руководство СБУ издало приказ о штатной дисциплине. В связи с этим приказом и новыми подходами до нового года предполагается сократить более 1000 начальствующих должностей. Сокращению подверглись узконаправленные либо дублирующие функции начальников секторов, направлений и т.п. Вряд ли это негативно повлияет на работу спецслужбы. Тем более что значительную часть сокращенных должностей составили незаполненные вакансии. К слову, в СБУ более трети сотрудников (свыше 16 тысяч) работают в центральном аппарате. Например, в аппарате контрразведки КГБ УССР в свое время было около 120 сотрудников в составе пяти отделов, сейчас в украинской контрразведке более 500 сотрудников и 27 отделов. В аппарате СБУ до последнего времени числились свиноферма, цеха переработки и т.п. Центральный аппарат, как общая численность СБУ предполагается существенно сократить. Точные цифры обсуждаются. Уже сокращено полсотни генеральских должностей. Кроме того, в штатной структуре была снижена планка генеральских должностей в командной иерархии. Повсеместно сокращено число заместителей у начальников различных рангов.

3. Уголовная ответственность для сотрудников СБУ. Дрижчаный пытается показать, что теперь в СБУ неприкасаемых нет. При нем за один год было возбуждено более 30 уголовных дел против сотрудников СБУ — больше, чем за все предыдущие 15 лет независимости. Впрочем, о степени воспитательного воздействия на личный состав таких жестких мер говорить пока рано. Сотрудники спецслужбы воспринимают это скорее как борьбу за власть и зачистку «прокурорскими» «наших». Подобные шаги не добавляют доверия прорабам перестройки, но, судя по всему, это их ничуть не беспокоит. Все предыдущие руководители СБУ, включая Турчинова, старались поменьше выносить сор из избы. Однако заявленная борьба с коррупцией требует результатов, и Игорь Васильевич сумел их добиться. Ряд обвинений, выдвинутых против сотрудников СБУ, весьма серьезны — в частности, это разбойные нападения в составе организованной преступной группы, нелегальная «фирма», принимавшая в одной из областей заказы на «прослушку» различных коммерческих компаний. Правда, по всей видимости, главе СБУ и сейчас сложно будет объяснить, почему Служба «проспала» историю с «РосУкрЭнерго» и разграблением НАК «Нафтогаз»…

4. Сокращение общей численности. В одной из рекомендаций руководства, посвященной реформе, содержится дивная фраза: «Ввести мораторий на прием новых сотрудников (за исключением гениев)». Следующей репрессивной мерой станет переаттестация сотрудников. Это позволит быстро сократить категорию так называемых «малопродуктивных сотрудников», как их именует руководство службы. Правда, каковы критерии этого совершенно не ясно. Логически рассуждая, «продуктивность» каждого сотрудника определяет только его непосредственный начальник. Никакой самой честной и принципиальной комиссии это не под силу. Впрочем, практика действий Луценко в МВД показала, что переаттестация — это форма быстрого и малозатратного избавления от неудобных по различным причинам сотрудников, а также мощное средство дисциплинарного воздействия. Однако едва начатая переаттестация сейчас временно приостановлена — предусматривается сокращение пенсионеров, сокращение штата действующего резерва, откомандированных. Судя по масштабным планам, Дрижчаный преследует цель не только переформатировать структуру под себя, но и действительно снизить ее численность. Следует отметить, что даже ярые оппоненты Дрижчаного поддерживают идею сокращения штатов, хотя критикуют методы реализации. Оппоненты полагают, что при сокращении штатов не учитываются реальные задачи и цели спецслужбы, и основано оно на чисто арифметических выкладках.

5. Девоенизация. До внесения изменений в указ президента реформаторы намеревались сохранить форму и знаки отличия только в группе антитеррора «Альфа». Все остальные сотрудники должны стать гражданскими лицами. За военной структурой стоит не только вопрос традиций, корпоративной культуры, воинской дисциплины, но и вопрос материальных начислений, пенсии, выходного пособия и т.п. Девоенизация также не пользуется поддержкой подавляющего большинства эсбэушников. Мало кто верит, что закрепленная законом система надбавок будет соответствующим образом компенсирована. О значимости для сотрудников этого жизненно важного вопроса говорить не приходится.

6. Пересмотр системы материального обеспечения. Этот вопрос — наиболее болезненный для рядовых сотрудников. Сейчас начинающий оперативник низового звена получает порядка 300—350 долларов в месяц. Реформаторы планируют отменить всю сложную систему надбавок и доплат, которые составляют до 80% общей заработной платы. Большую часть зарплаты будет составлять оклад. Поэтому руководство СБУ запланировало в бюджете следующего года соответствующие расходы для повышения зарплаты рядовым сотрудникам в 2,5 раза, а верхнему звену — в 1,3 раза. Однако расходы на реформу в интересах команды Ющенко должно одобрить правительство Януковича. Изменить систему оплаты труда сотрудников спецслужбы не так просто.

7. Изменение порядка прохождения карьерной лестницы. Реформаторы активно борются со стремлением сотрудников делать карьеру исключительно в Киеве. Именно в столице оседают отпрыски знатных эсбэушных фамилий. Теперь молодежь должна в обязательном порядке проходить обкатку в регионах, где опять-таки в обязательном порядке начинающие сотрудники будут проходить испытательный срок, прежде чем смогут поднять вопрос о переводе в Киев. Этот фактор очень важен для СБУ. Ранее, в КГБ, сотрудники попадали на обучение в школы госбезопасности только после службы в армии и получения высшего образования. Сейчас в СБУ идут не знающие жизни юнцы напрямую из академии СБУ, куда они попадают прямо со школьной скамьи. Дополнительная школа работы в нестоличных условиях, по задумке Дрижчаного, должна пойти на пользу молодым эсбэушникам. Причем изменения касаются не только молодежи. «Откосить» от перевода из столицы в регион или из родного региона в «чужой» некоторые эсбэушники считают самым обычным делом.

8. Как символ прозрачности в деятельности СБУ руководство создало Общественный совет. Сам факт создания совета, однако, еще не является признаком демократизации, поскольку члены совета должны, по идее, продуцировать некую публичную деятельность. Пока же это всего лишь пиар-повод для очередных спичей об общественном контроле и т.п.

Трудно быть Терминатором

Реформы всегда связаны с неприятием их большинством людей, которые уже привыкли к традиционному укладу. Но все же сложно вспомнить, чтобы реформе в каком-либо ведомстве оппонировало подавляющее большинство сотрудников. Именно такая ситуация, похоже, сейчас складывается в СБУ. Реформа, спущенная сверху, по разным причинам абсолютно непонятна для личного состава. Руководство ведомства не делает почти ничего, чтобы изменить это враждебное восприятие. Когда автор от целого ряда действующих офицеров слышит обвинения в адрес председателя о том, что он разваливает СБУ по заказу западных спецслужб, о том, что Штаты заказали Ющенко провести декагэбизацию по прибалтийскому сценарию, возникает не только впечатление, согласно которому мы имеем не СБУ, а СБРФ, но и впечатление, что сами устои спецслужбы потрясены. Такой откровенной критики своего руководства в СБУ не было даже во время тотальной коммерциализации спецслужбы эпохи Деркача. Можно создать новую структуру, но вряд ли удастся воссоздать доверие. Кроме того, масштабные структурные перемены нанесли ущерб различной степени налаженным многолетним контактам и связям в эсбэушной структуре, а также и материальным интересам кое-кого из начальников среднего звена. Реформа сверху дезорганизует работу спецслужбы, поскольку сотрудники не понимают ни ее целей, ни задач.

Руководство службы уверяет, что ни о какой декагэбизации речи не идет. Те 13% сотрудников СБУ, которые начали свою карьеру еще в рядах КГБ СССР, по мнению руководства, погоду сейчас не делают. Именно среди этих ветеранов больше всего недовольных.

Конечно, эти критические настроения стали прочной основой для политической борьбы, направленной на устранение Дрижчаного и команды. В Верховной Раде в связи с этим даже возникло межфракционное объединение сотрудников СБУ, в состав которого вошли три генерала СБУ из фракции БЮТ и три генерала СБУ из фракции Партии регионов.

Дело в том, что закрепить плоды реформы в СБУ можно только в новом законопроекте об СБУ. Именно этот законопроект позволит говорить о реформах как о полностью завершенном явлении.

Пока же перспективы его принятия в редакции Дрижчаного—Мудрова минимальны. Политическая поддержка президента — скорее обуза, чем знамя победы, которым стоит привселюдно размахивать. Тестом на эффективность нынешнего эсбэушного начальства станет принятие бюджета. Удастся ли получить требуемое финансирование?

А если удастся, то на каких условиях? Об этом стоит задуматься.

СБУ получила задачу проверить законность возмещения НДС, а самый большой кусок этой работы касается предприятий донецких финансово-промышленных групп. Когда представляешь себе, как утром руководство СБУ едет решать вопросы по бюджету в правительство к некоторым вице-премьерам, а вечером активизирует расследование против организаторов возврата НДС, — аж слеза прошибает от радости за нашу демократию. Только у нас возможно такое приятное совпадение: получение бюджетных денег на работу спецслужбы и расследование резонансных преступлений проходит в одних и тех же кабинетах.

С аналогичной эффективностью и беспристрастностью руководство СБУ, надо полагать, будет проводить расследование и в отношении президентской команды. Вот как закончат реформирование, так сразу и реализуют все материалы по группе Ивченко—Васюныка. Шутка. Уж если б что было, так давно бы все честно передали в прокуратуру, а та — в суд. (Опять шутка).

Проблема реформы СБУ заключается в том, что в рамках ведомственной борьбы за власть радикально меняется структура, но не меняется содержание работы. Власть озабочена контролем за спецслужбой, но совершенно не думает о мерах по борьбе с коррупцией, которая стала основой функционирования государственной системы. Каждая политическая сила предварительным условием поддержки любых бюджетных и организационных вопросов в правоохранительных органах ставит назначение своих людей на руководящие посты. И несмотря на все благие заявления Виктора Андреевича, его поддержка реформы в СБУ также продиктована сугубо личным интересом расставить своих людей, а отнюдь не государственными задачами, которые он для Службы так и не удосужился сформулировать. Такому порядку лоббизма уже много лет, он не прекращается и в наши дни. Может ли СБУ быть карающим мечом правосудия, если зависит от благосклонности ведущих групп влияния? Как бороться с коррупцией в стране, где судебные и правоохранительные органы сами являются становой жилой коррупционных отношений? Реформы в отдельных ведомствах могут поднять качество организации работы, но результат останется неизменным. СБУ даже в том случае, если реформа будет реализована, останется лишь инструментом для специальных операций. А как применять этот инструмент и каков будет результат — зависит от власти, формулирующей задание. Без реального изменения качества политической системы в пяти-шестилетней перспективе никакие реальные изменения в правоохранительной системе и спецслужбах невозможны. И самое главное, о чем не задумываются политические деятели, что использование спецслужбы как инструмента борьбы за власть различными политическими группировками очень быстро убивает не только доверие, но и смысл работы рядовых оперативников. Потому что мораль, служебный долг, честь, профессионализм, показатели работы и закон не могут существовать в системе «Фас!» и «Фу!». Процесс превращения сторожевого пса в болонку начался не вчера и не два года назад. Но еще чуть-чуть, и селекционный процесс будет завершен полностью.

Источник: Зеркало недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх