EN|RU|UK
  583  4

 РФ: ВОЙНА С БЕЛОЙ РОЗОЙ И КРАСНОЙ РЫБОЙ

Если СССР боялись из-за ядерных ракет, то современную Россию можно опасаться из-за ее чиновников. Урон живой экономической силе противника они наносят не меньший, а главное, их действия сложно прогнозируются. У СССР был хотя бы вероятный противник, а Россия способна развязать экономическую войну против кого угодно и в любой момент.

К примеру, на прошлой неделе Россельхознадзор ввел запрет на ввоз из Нидерландов растительной продукции: цветов, овощей и фруктов. С Голландией, в отличие от Грузии, Молдавии или Польши, политических разногласий нет. Значит, запрет имеет скорее экономическую подоплеку. Можно, конечно, вспомнить фильм «Мимино», где тайный агент грузинского влияния грузил именно голландских кур, но… товарные войны в исполнении российских чиновников перестали быть даже смешными. Тем более что в недалеком будущем они могут привести к серьезным последствиям уже для нас с вами — в виде инфляции и дефицита некоторых товаров.

Наверное, наши просто вошли во вкус. Начали с маленьких Молдавии, Грузии и Латвии, затем оттянулись на Польше (аккурат после Дня народного единства) и теперь вот разобрались с Нидерландами. Не в первый, кстати, раз. Во второй половине 2004 — начале 2005 года Россия уже закрывала свои рынки для продукции голландских растениеводов. По той же формальной причине, что и сегодня: в некоторых партиях товара был обнаружен трипс — маленький жучок-вредитель.

В этот раз, правда, даже искать специально ничего не пришлось. Голландцев подвела искренность. Как официально заявил Россельхознадзор, министерство сельского хозяйства Нидерландов не может обеспечить фитосанитарную безопасность экспортируемой в Россию продукции. То есть на сто процентов гарантировать, что она без трипса. Может только на 99,99%: по данным российской стороны, насекомое встречается в голландской продукции с частотой 0,01 — 0,02%. Это, конечно, больше, чем ничего, но все же немного. Показатель вполне укладывается в международные стандарты. Трипс распространен во всей Европе и в США. Стопроцентной гарантии не дает ни одна страна. Тем не менее под раздачу попала именно Голландия.

Формальный повод для запрета, конечно, был. Но коренные производители вряд ли способны в момент закрыть появляющуюся на рынке дыру. Особенно в сегменте экзотических фруктов и элитных сортов кофе, которые тоже попадают под запрет.

Что предпринять в ответ, голландцы пока еще не решили. Зато Польша уже дала асимметричный политический ответ. Не всякий раз на официальном сайте президента России можно прочитать столь эмоционально насыщенный текст: «Ограничения на ввоз в Российскую Федерацию из Польши основных видов животноводческой и растениеводческой продукции были введены Россельхознадзором соответственно 10 и 14 ноября 2005 г. в связи с систематическими нарушениями польской стороной российского ветеринарного и фитосанитарного законодательства.

<…> В этих условиях польской стороной наряду с некоторыми конструктивными шагами была сделана ставка на публичный, открыто русофобский характер выяснения отношений с Россией, подчеркивание «политической подоплеки» действий Россельхознадзора.

<…> 11 ноября с.г. на встрече с послом России в Польше В. Грининым министр иностранных дел РП А. Фотыга вновь назвала ограничения на ввоз в Россию польской сельхозпродукции «сугубо политическим решением» и заявила о намерении польского руководства заблокировать выработку мандата переговоров Евросоюза с Россией по новому соглашению о сотрудничестве. Этот шаг действительно был предпринят Польшей 13 ноября с.г. на заседании Совета министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе».

Напряженность в двусторонних отношениях России и Польши в последнее время сохранялась постоянно, и любые жесткие действия с каждой из сторон по определению имели если не политическую подоплеку, то как минимум политический контекст. Наши соседи вывели конфликт на уровень публичной политики. Похоже, зря: проблем они больше создали себе и остальным членам Евросоюза, для которых подписание соглашения о сотрудничестве с Россией и без того представляет собой большую головную боль. К тому же поляки могли бы учесть и опыт Грузии, которая в ответ на винную блокаду заявила о том, что отзывает уже подписанное двустороннее соглашение с Россией по поводу вступления нашей страны в ВТО. Оказалось, что для нас даже этот фетиш не настолько важен, как планомерное уничтожение недружественного режима Саакашвили. (Кстати, по официальным данным, доходы Грузии от экспорта в Россию с начала товарной войны упали на 41%, темпы роста ВВП — на 2%, дефицит бюджета, по прогнозам, увеличится на 4%. В Молдавии ситуация не лучше.)

Впрочем, российские официальные лица не зря иронизируют над польскими коллегами, которые видят во всем исключительно политическую подоплеку. Вряд ли руководители Россельхознадзора руководствовались какой-то абстрактной, немотивированной ненавистью к Польше. Сельхозпродукция из этой страны, очевидно, не нравилась им потому, что она создавала слишком жесткую конкуренцию для наших коренных производителей.

Мясо, поступающее из Польши или Украины, тоже испытавшей прелести пристрастного ветнадзора (не важно, оригинального это мясо происхождения или транзитного), дешевле российского. Значит, даже если отечественные хозяйства начнут производить вдвое или втрое больше, их доля на рынке изменится незначительно. Инвестиции окажутся выброшенными на ветер. А если это были кредиты, сельхозпроизводителям еще придется их каким-то образом отдавать. То же в случае с российскими шпротами или морепродуктами, в производство которых начали активно вкладывать деньги. Не говоря уже о кубанском вине и подмосковных цветах. Невеселая, в общем, картина.
Впрочем, так дела обстояли все последние годы, и чиновников это вроде как устраивало. Но ведь раньше не было нацпроекта «Развитие АПК».

Сельское хозяйство объявлено приоритетом, и поднимать его надо кровь из носу. Для этого, в общем-то, есть два способа. Первый заключается в том, чтобы сначала отладить систему производства, адекватную возможностям конкурентов. И дальше уже честно договариваться о квотах, временных ограничениях и проч., не маскируя нормальный, в общем-то, протекционизм под фитосанитарные разборки. Второй способ — радикальный: взять и отменить конкуренцию, создать искусственный дефицит на рынке и заставить потребителей покупать отечественную продукцию за неимением чего-либо другого. Такая экономическая модель нам хорошо знакома по временам СССР. Теперь, похоже, она будет фрагментарно восстанавливаться. Железный тюль.

В отличие от занавеса, имевшего идеологическую природу, тюль этот вывешивается в первую очередь исходя из коммерческих интересов сельхозпроизводителей. А также тех, кто их финансирует, имея с этого банковские проценты и политические дивиденды. Да и сами производители у нас далеко не всегда отделены от власти. В особенности губернаторской и депутатской. В общем, в отличие от Коминтерна, «Ростогосегонадзор» — это признак страны победившего прагматизма.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх