EN|RU|UK
 Общество
  29165  68

 ПУЛЕМЕТЧИК АЛЕКСАНДР ГОВДЕНКО: "МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ, НО ПАЦАНЫ, ДОБРАВШИЕСЯ ДО МЕСТА, СКАЗАЛИ, ЧТО ЭТИМ МЫ ОТВЛЕКЛИ ОГОНЬ НА СЕБЯ"

То, как получил ранение, помню очень плохо, все в один миг произошло. Помню, как моя нога свисла набок. Ну, думаю, нормально: на локтях можно ползти. Я немного отполз от здания, под которым велись бои, а то они по нему лупили так, что кирпичи сыпались. Благодаря этому, наверное, более тяжелых ранений не получил.

Рассказ бойца-добровольца 6-ой роты 93-ей бригады, раненого в бою за Донецкий аэропорт 17 января.

Все патриоты ушли на фронт, а я что же?

На фронт я пошел добровольцем, но не сразу. Хотел в Киеве все дела решить, да и понять, в какое подразделение идти. Во время Майдана я тоже в омут с головой не бросался - хотел сперва разобраться, что и к чему. Я в Киеве жил несколько последних лет, работал кладовщиком, а вырос в Первомайске Николаевской области, так что для меня революция и все патриотические движения были в диковинку.

На Майдан ходил, как и все патриоты, но не могу сказать, что принимал очень активное участие. Больше всего меня потрясло, когда по нам на морозе пустили воду. А майдановцы не дураки - вырубили дорожки, в которые стекала вода. Но все равно ж понамерзало и на Грушевского было скользко. Тогда я решил принимать более активное участие - посыпал улицу солью, лед колол. Его клали в мешки и потом из этих же мешков строили баррикады.

Сначала не мог понять организацию Майдана, пытался изучить, как оно работает, изнутри. Интересно было наблюдать, как люди все сами делают: и кормят, и раненых лечат, волонтеры бегают... Вообще, интересно было, что основная толпа - это киевляне, хотя их потом и называли бандерами. Конечно, когда жители Киева расходились на ночь по домам, то оставались на баррикадах и в палатках, в основном, люди с Западной Украины. Но ведь революцию-то начали киевляне.

После Майдана мой брат вступил в батальон "Донбасс". Ну а я, пока все свои дела решил, то попал не в "Донбасc", а в "Шахтерск". Это уже осенью было. О том, чтобы сидеть в тылу и мысли не было - брат воюет, все патриоты ушли на фронт, а я что же?

боец говденко

С братом

Потом начались мутные процессы, которых я до конца не понял. Из того, что мне рассказывали бойцы "Донбасса", их попросту кинули. Оставил 250 человек в поле никому не нужными. Дал им только один БТР. Кормили их волонтеры, форму давали, только когда получаешь паспорт. Когда приняли закон об особом статусе оккупированных регионов Донбасса, бойцы собирались на Киев. Нас из "Шахтерска" также подбивали к протестам. Эти добровольческие батальоны состояли в основном из жителей Донецкой и Луганской областей. Они пошли воевать именно для того, чтобы освободить свою землю. А тут на тебе… все подумали, что "ДНР" и "ЛНР" предоставляется независимость.

Семенченко приехал, начать рассказывать бойцам "Донбасса" сказки, что полностью даст им вооружение. А на деле через неделю у них забрали и тот последний БТР. Люди из "Донбасса" начали разбегаться. Чтоб хоть как-то удержать тех, кто хотел и дальше воевать, командование 93-ей бригады предложило перейти к ним на условиях, что из них сформируют отдельную роту. Мой брат также пошел и мне предложил присоединиться. Так я попал в 93-ью бригаду - 6-ую роту 2-го батальона. Это было в конце октября.

ДО МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ ДОЕХАЛО СЕМЬ МАШИН ИЗ ДЕСЯТИ

А в 93-ей бригаде нас оформили в военкомате по контракту, как положено. Контракт я подписал, кажется, 30 октября. Мы с братом вместе служили: я пулеметчик, а он мой помощник. Учения проходили на полигоне в Черкасском. Стрельбы были постоянно, снарядов хватало. То, что наша рота была сформирована из добровольцев, чувствовалось. Мы хотели в бой, тогда как многие из мобилизованных шли воевать неохотно.

В январе нужно было выходить на позиции. Нам дали десять "бэх" (БМП-2. - ред.) без запчастей. Нужно было их ремонтировать. Ну… как-то наши мастера их сделали и мы пристрелялись. Но в итоге до места дислокации доехало только семь машин, остальные сломались по дороге. А в другой роте вообще доехало около трех.

Местом нашей дислокации было Тоненькое. Там заселились в какой-то разбитый то ли клуб, то ли коровник. Даже матрасов не было. Как-то переночевали, а утром пришла команда на штурм монастыря возле донецкого аэропорта. Мы и погнали... В каждом БМП по три человека экипажа и шесть десанта.

ДОСТАТЬ МЕНЯ НЕ МОГЛИ, ПОТОМУ ЧТО НОГА ВИСЕЛА

По дороге к нам присоединилось семь танков. Большинство "бэхов" доехало к монастырю, как и надо было. А мы и еще один экипаж повернули не туда - на участок, который мощно обстреливался из минометов. Местности мы не знали вообще, поэтому заблудились. Связи почти не было, обзор как таковой тоже отсутствовал. Еще и у командира нашего БМП башню заклинило: она в сторону повернулась и мы вообще ничего не видели. Нам кричали, куда поворачивать, но если толком и не видно, и не слышно, то что сделаешь?

Наши пацаны, добравшиеся до места, говорили, что мы на себя отвлекли внимание от них - они тогда как раз входили в монастырь. Полностью там отстрелялись и повернули назад. Один экипаж на обратной дороге заблудился. Их "бэха" то ли заглохла, то ли они что-то наскочили. В общем, они ее утопили, а сами пошли пешком - думали, что идут в свою сторону, оказалось нет. В каком-то доме прятались 6 дней, пока смогли выбраться. Знаю, что выбирались ночью, один был ранен.

Под обстрелом у нас сразу человек пятнадцать подкосило. Двое погибли: пулеметчик и еще один боец-грузин. То, как получил ранение, помню очень плохо, все в один миг произошло. Помню, как моя нога свисла набок. Ну, думаю, нормально: на локтях можно ползти. Я немного отполз от здания, под которым велись бои, а то они по нему лупили так, что кирпичи сыпались. Благодаря этому, наверное, более тяжелых ранений не получил.

Понятно было, что оттуда нужно уходить. Кто нас эвакуировал я так и не понял - по-моему, там сборная бригада была. В принципе, подобрали нас быстро: не бросили на несколько суток, как некоторых. Я сам большой, а на мне еще и "броник", патроны и вся экипировка. Смотрю - других раненых забирают, а ко мне не подходят. Под конец ко мне уже несколько человек подбежали, но все равно потянуть не смогли. Сняли разгрузку, броник и только тогда смогли потащить. Запихнули меня в БМП головой вперед. Как-то выехали.

Привезли нас на метеостанцию. Достать меня не могли, потому что нога-то висела. Один парень взял палку, скотчем к ноге прилепил, чтоб хоть как то ее закрепить. Я был обколот обезболивающим, но все равно было больно невыносимо. Потом завезли в больницу Селидово, где пункт первой помощи был оборудован прямо на улице. Попал я сразу же на операционный стол. Там мне в ногу вставили первые железяки (аппарат Илизарова. - ред.). Закрепили, чтоб она не валялась, удалили осколки.

боец раненый говденко

Затем повезли нас в госпиталь Днепропетровска. Там нас с братом разделили: его отвезли в киевский военный госпиталь, а меня - в одесский. В дальнейшем мне предстоит операция на обеих ногах, также будут наращивать ткани. Врачи сказали: "Все будет хорошо, но долго". Обещают все сделать в Украине.

Помочь Александру в реабилитации можно:

Карта ПриватБанк:

4149 4378 5249 7765, Александр Говденко


Ольга Скороход, Цензор.НЕТ

TUVvdlVYWjBRemd3VERkU2FXUkhUVWxPUjBFd1RFUlJkbVJETVRCTU0xSnBPVU00Wms1RFdUQlpTRkpuZEVNck1GbEVVWFZPUXpSSlRrZEJNRXczVW1ka1IwSXdUR3BSZFdSSFFqQk1jbEYyYVROU1p6bEROakJaUkZGelRrTTBNRXd6VW1ka1F6WXdURGRSZFZORVVYTjBReXN3VEc1UmRtUkhURXg1TDFGdWRFTTNNRmw2VVhNNVEzZEpUa05vTUV4eVVYWjBSMEV3VERkU2FHUkRLekJNVVhaTU9VTjRNRXczVVhSa1Eza3dUR3BSZFc1NlVYTjBReXN3VEc1UmRtUkRkMlpPUXk4d1REZFJkazVES3pCWmJsSnFTSHBTWjA1RGR6Qk1NMUYwWkVNNU1FeHFVWFJZZWxKbmRFTXhNRmxFVW1kT1F5c3dXVVJSZFU1RE16Qk1lRGd3V1V4U1owNURkekJNVEZGMlRrTjNaazVEZVRCTU4xRjBaRU01TUV3elVYWjBSMEl3VEhaU1p6bERNakJNUkZKcFpFTTBNRXhXT0RCS1JGRjJaRWRETUV4cVVtZDBRekV3V1VSU1owNURLekJaUkZGMVRrZENNRmxNVVhWT1IwZ3dURmhTWjJSRE5qQk1SRkpxZVVSUmRuUkRMekJNV0ZKblRrTjNNRmxpVVhWT1IxQm1Ua05uTUV3M1VtZGtSMEl3VEdwU2FuYzlQUT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх