EN|RU|UK
  100  1

 ОДНА НОГА ЗДЕСЬ, ДРУГАЯ — NET

Говорил когда-то Вернадский об окутывающей Землю оболочке сознания — ноосфере. Похоже на интернет, правда? Интернету российскому 16 лет — проблемный возраст, самое время обратиться к психологам.

А они взяли да и сами его пригласили на встречу вместе с «родителями» — ведущими специалистами по информационным технологиям, основателями первого российского проекта сети «Релком». Еще на встречу пригласили самых мыслящих гуманитариев России, а также специалистов естественных наук и социологов — очень уж сложный подросток попался.

Интернет, с одной стороны, стал уже инструментом, помогающим человеку осваивать мир, развиваться. Но, с другой стороны, сам человек оказывается «встроенным» в этот инструмент — психологи фиксируют патологическое влияние интернета и все серьезнее говорят о проблеме зависимости от него. И вот эта другая сторона превращает инструмент в объект исследования. Так примерно обозначил цель встречи ученых декан факультета психологии МГУ профессор Юрий ЗИНЧЕНКО, открывая «круглый стол «Интернет и сознание». Ведущий — завкафедрой психологии личности МГУ профессор Александр АСМОЛОВ — объявил о том, что встреча пройдет в формате «мозгового штурма». Гости послушно согласились: «хозяин — барин», тем более если этот хозяин еще к тому же и юбиляр.
Мозговой штурм, приуроченный к 40-летию первого российского факультета психологии — психфака МГУ, — начался.

Хомо мобилус

— Электронное сознание проникает во все поры жизни, изменяя поведение людей, — сказал профессор, декан факультета журналистики МГУ Ясен ЗАСУРСКИЙ. Он привел примеры: мобильные телефоны стали восприниматься как доступность немедленного знания, они превращаются в важный элемент доступа не только к интернету, но и к телевидению, и к мобильному варианту газет. Изменились образ жизни, восприятие пространства и времени. Вопрос ли это для психологов?

— Вопрос! — уверяет ведущий «круглого стола». — Мы часто говорим о том, что новые моменты в жизни приводят к изменению мотивации. К каким изменениям придет человек мобильный? Не станет ли он действовать настолько быстро, что не будет успевать думать? Никто не анализировал «скородумание», оно может быть как проигрышным, так и выигрышным…

В выступлении Ясена Николаевича есть как минимум еще два пласта. Он говорил о проблеме экологии интернета — это одновременно и кладовая знаний, и огромное мусорное пространство.

— В виртуальном мире ответственность, увы, тоже виртуальная, — подытоживает ведущий.

Морфиус

Одна из великих опасностей интернета — отлет от реальности. Во многих фантастических романах путешественники не могут вернуться назад с придуманных планет. И если вспомнить «Затерянных в океане» Майн Рида, то у нас сегодня могут возникнуть затерянные в интернете. Зачем зашел — забыл, потому что сидел всю ночь в каких-то форумах, цеплялся за ссылки и ушел в итоге туда, куда никогда и не думал попасть? Специфика ли это интернета? А у Цветаевой, помните: «глотатели пустот»? Человек «зависающий» — он может зависнуть где угодно.

Интернет тревожит ученых всерьез, и темы, «накидываемые» психологами в общую копилку мозгового штурма, могут быть и не все по адресу. Какая-то часть списка потерь, поджидающих человека, «живущего в виртульной реальности», на мой взгляд, легко осыпается. Вот названы опасности: в интернете «низкая контекстуальность, выхолощенные тексты», но таких и в бумажном варианте сколько угодно, правда же? «Уходит медленное чтение» — не с телевидения ли все-таки этот процесс начался? «Дети отучаются размышлять, выполнять серьезные задания, потому что из интернета можно скачать любой реферат, даже о смысле жизни»… Но, может быть, вы помните слова из фильма «Доживем до понедельника»: «А Сыромятников списывает, чужое счастье ворует…». Не было бы интернета, списывали бы по-прежнему. Те, кто списывал, теперь скачивают.

Вот еще сказано, что «…способ работы интернета — благо, которое может вести к функциональной безграмотности!». На такие вещи с иронией отвечает ведущий «круглого стола» Александр Асмолов: «Скажите, а способ автомобильного передвижения — не ведет ли он к функциональной атрофии ног?».

И еще смешнее звучит выступление профессора, декана факультета государственного управления ГУ «высшая школа экономики» Алексея БАРАБАШЕВА. Он говорит:

Сколько встреч в течение дня я мог бы отменить с помощью картинки и текста! Не приезжать на работу, не мучиться в пробках — мечта… Минимизировать излишнее перемещение. Мы технически можем общаться со всей планетой, но психологически не готовы к этому…

Предупреждение психологам: будет отмирать привычка общения. Нужно максимально освободить от перемещения тело в пространстве.

Как такого выступающего не понять? За окном — мертвая пробка… Москва стоит.

Но следует ремарка по поводу виртуального офиса: после видеоконференций люди ездят к психологам, а иногда и к психиатрам… Об этом говорит профессор, заведующая лабораторией психологии труда факультета психологии МГУ Анна ЛЕОНОВА. Массовая профилактика потребителей интернета — ее поле деятельности. Статистика удивительная: не подростки, которые, казалось бы, могли действительно оказаться «затерянными» в океане рунета, вызывают беспокойство. «Чемпионы» — программисты и топ-менеджеры — именно они не могут самостоятельно вернуться в реальность. К 30 — 35 годам «виртуальноживущие» испытывают стрессы и жесточайшие депрессии.

Хакеры сознания

Через интернет можно в массовом порядке изменить рефлективное поведение людей. Можно получить интернет-травму (термин Александра Асмолова).

— В чатах, на форумах сидит огромное количество чем-то ущемленных, озлобленных людей, — говорит доцент факультета психологии МГУ Сергей ЕНИКОЛОПОВ. — Их гнев поначалу — это гнев на все, он никак не опредмечен. А потом они находят сайты, где все структурировано, предметы для гнева четко обозначены. Мало исследовано, кто и что стоит за этими сайтами ненависти…

— Вместе с интернетом возникает пока неизведанное и непонятное для нас изменение сознания. Что мы получим в результате — коллективный разум или коллективное безумие? — задал вопрос ведущий.

Если таких вопросов не ставить всерьез, можно в итоге и не понять, что получим…

— Видите ли, я технолог, я из тех, кто строил интернет. Это инструмент, и он сильно изменил нашу жизнь, — взял наконец слово «родитель», Алексей СОЛДАТОВ, профессор, декан факультета нанотехнологий и информатики МФТИ, директор Института информационных систем НЦ «Курчатовский институт», в котором осенью 1990 года и родился российский интернет (именно там впервые произошло соединение отечественного «РЕЛКОМА» с глобальной Сетью), — но так же сильно когда-то изменили нашу жизнь аэропланы. Чем они были вначале? Спортом, цирком. И только потом, когда их стали использовать для перевозки, появились правила. Информация — это товар. Уже можно перекинуть все ресурсы из Токио и обратно за мгновение. Уже есть виртуальные коллективы… Остается принять закон всем странам, где есть интернет, о том, что информация — товар.

Появятся виртуальные таможни? Это спасет от интернет-травм? Можно ли оценить ущерб, нанесенный хакерами, взламывающими не банковские системы, а сознание? Одни вопросы…

Пароль на память

Марат ГУРИЕВ, профессор, директор государственных программ IBM, — еще один «родитель». Он с самых первых дней российского рождения интернета занимался внедрением его в образование.

— Если система будет сложнее, чем человек, человек окажется кроликом перед ней, — сказал он. — Надо наращивать память человека. Компьютер не понимает, как можно что-то забыть. Не назвали пароль, скажет: «Не пущу». Мы уже отказались от бумажных записных книжек, все ему доверили, а он нас рассматривает как менее сложную систему — внутрь не пускает! Ему-то память не отказывает — в этом начинают проявляться новые сюжеты. И мы вооружаемся: мобильник с памятью, чипы всякие — мы попадаем в подчинение машинам. Оптимисты, правда, утверждают, что этого не произойдет, память будет имплантироваться… Но все эти процессы — колоссальные проблемы для психологов.
…Конечно, было много сказано о «подростке» и хорошего.

— И все-таки при всем техническом всесилии интернета надо понимать, что мы не люди-матрицы, а личности, — сказал ведущий, — не мы живем для него, а он для нас.

Что в принципе тоже — большой вопрос. Штурм на этом прекратился. Мозг устал. А сознание, наверное, расширилось…

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх