EN|RU|UK
  109  8

 ВЛАДИМИР СОРОКИН: "ФЕОДАЛИЗМ С ВЫСОКИМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ"

Опричники, личная охрана Ивана Грозного, творившая беззаконие, – это модель нового фантастического романа русского писателя Владимира Сорокина. Он рассказывает об уроках, которые он извлек для своей книги о сегодняшнем российском государстве.

Вы только что в частном порядке побывали в Германии. Я не могу себе представить, чтобы вы готовились к эмиграции.

- Ну и вопрос! Пока что я этого не планирую.

- Пока что? В России возникают такие мысли?

- Да, у разных людей. У предпринимателей, представителей интеллигенции. И это меня волнует. Интересно, что четыре года назад таких мыслей ни у кого еще не было. Я сам не хотел бы навсегда уезжать из России. Но многие из наших писателей-эмигрантов раньше говорили то же самое. До тех пор пока мне не будут мешать писать, я не уеду. Наше государство уже выработало особые отношения с писателями, которые позволяют себе свободные высказывания в адрес государства. Почему-то те, кто пишет обо всем свободно, всегда оказываются врагами государства. А что некоторые видят единственный выход в эмиграции, так это уже давняя традиция.

- Но что конкретно представляется вам опасным? Как говорят, сегодня опасно только называть конкретные имена, да и то в определенных, "щекотливых" ситуациях.

- Речь не только об этом. Оказалась, что у нас в литературе, более чем где-либо еще, можно свободно выражать свое мнение. Несколько меньше, но пока еще можно сказать в газетах, по телевизору – совсем мало. Литература, слава богу, еще не подконтрольна государственной цензуре. Я считаю, что на протяжении XХI и ХХ столетий, а также и сегодня чиновников пугает не только содержание, выраженное автором, а то, что он вообще может позволить себе говорить свободно. Моя недавняя книга "День опричника" – это фэнтези на тему о будущем России.

- Как далеко в этом романе расходятся ваши фантазии и реальность?

- Если бы реальных обстоятельств не имелось, я бы вряд ли написал эту книгу.

- Насилие в любой форме – это феномен, который противен вам более всего, не раз повторяли вы.

- Это, безусловно, большая тема. Но суть именно в конкретных проявлениях насилия. Опричнина – это очень русская тема. Несмотря на то что позже Иван Грозный ее официально ликвидировал, ее сила проявилась в том, что идея продолжала жить. Она сохранилась в головах людей, чиновничества. Я хотел показать, что если развитие идет как сейчас, то эта идея существует до сих пор и будет жить дальше.

- Что может повториться в историческом плане?

- Давайте придерживаться того, что книга – это литературный продукт. Но вот реальный подход: Оруэлл в книге "1984" описал свои фантазии на тему об Англии и коммунистическом режиме. Если бы теоретически такое не было возможно, книга не обрела бы такую популярность. Я поставил перед собой аналогичную задачу: предположим, Россия решила отгородиться от всего мира стеной, что будет тогда со страной? Я рассматриваю несколько вариантов. По-моему, случится то, что в какой-то степени уже происходит: будущее России станет ее прошлым, а прошлое – будущем.

- Все же мы живем в других условиях. Глобализация не миновала и Россию, состоятельные россияне держат свои деньги на западных счетах. Некоторые границы так или иначе преодолены.

- Да, однако факт остается фактом: Когда в 1917 году в России произошла Февральская революция, все полагали, что страна будет развиваться по западному образцу и превратится в нормальную буржуазную республику со всеми ее свободами. Но получилось иначе. И если в 1920-е годы сторонники партии Ленина были убеждены, что они создают общество, которое будет удовлетворять всех, то во времена Сталина сформировался несколько иной режим. Россия неповторима именно потому, что она непредсказуема.

- Как бы вы охарактеризовали состояние российского общества?

- Мне кажется, что у нас существует просвещенный феодализм, помноженный на высокие технологии. Современные феодалы ездят не в каретах, а на шестисотых "Мерседесах". И хранят свои деньги не в сундуках, а в швейцарских банках. Но ментально они не отличаются от феодалов XVI века.

- Даже если общественное развитие сейчас затормозится на десятилетие, вы однажды сами сказали, что для России это не срок.

- Да, это так. Это не катастрофа. Россия всегда умела выживать. Наш народ очень терпелив.

- Вы считаете это достоинством?

- К сожалению, это сильно помогло всем режимам, которые существовали в России. Именно поэтому сегодняшний режим так легко держится.

- Вы считаете, что сегодняшняя власть в государстве нацелилась на долговременное существование?

- Не знаю. Можно долго говорить об отрицательных чертах этой власти. Но самое печальное заключается в том, что у нее нет никакой долгосрочной креативной стратегии. Это люди, погрязшие в тактической битве различных властных группировок. Эта тактическая битва и есть их стратегия. Более их ничего не интересует.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх