EN|RU|UK
 Политика Украины
  65120  160

 ИГРА В "ОСОБЫЙ СТАТУС" ДЛЯ ДОНБАССА

Киев делает очередной шаг в "диалоге" с вооруженными сепаратистами, контролирующими часть Донецкой и Луганской областей. В Верховной Раде зарегистрированы изменения в закон об особом статусе этих территорий и проект постановления, который определяет их границы. Проекты внес президент Петр Порошенко согласно решению Совета национальной безопасности и обороны, принятому еще 12 марта.

Определение границ, которых нет

Напомним, собственно закон "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" был принят еще 16 сентября прошлого года. Произошло это за три дня до подписания Минского меморандума о перемирии на Востоке Украины. В ходе переговоров президентов Украины, России, Франции и канцлера Германии тогда были определены "особые права" неподконтрольных Киеву территорий и предложена линия разграничения. Такой предполагалась цена за прекращение огня и наступления боевиков при поддержке российских войск.

Если Меморандум быстро стал достоянием общественности, то о демаркационной линии долгое время оставалось строить предположения. В конце концов уже в январе в руки журналистов попало приложение к Меморандуму с координатами населенных пунктов, которые должны были остаться в руках украинской стороны. Стала ясна причина, по которой власти не стремились его раскрывать: оказалось, по этому приложению Донецкий аэропорт, который украинские военные героически защищали до все того же января, еще в сентябре предполагалось передать сепаратистам.


карта

Зимнее наступление боевиков вызвало к жизни вторую встречу в Минске и подписание протокола от 12 февраля Согласно ему, на следующий день после отвода тяжелых вооружений от линии разграничения Киев должен начать некий "диалог о модальностях проведения местных выборов". А также не позднее 30 дней с момента подписания документа принять постановление об определении границ территорий с "особым режимом".

30 дней минули в прошлую субботу. Но все же постановление внесено. Согласно его тексту, размещенному в понедельник на сайте ВР, к территориям с "особым статусом" предлагается отнести "районы или их части, города, поселки и села… между государственной границей Украины с Российской Федерацией, урезом воды Азовского моря и линией…, отвечающей Минскому меморандуму от 19 сентября 2014 года". Таким образом, району бывшего Дебальцевского плацдарма и другим местностям, захваченным боевиками за последние полгода, "особый статус" не предлагается.

Утром выборы, вечером - статус

Крайне интересно выглядит проект изменений в закон "Об особом статусе". Напомним, этот закон предполагает, в частности, гарантии неприкосновенности террористам, запрет на досрочное прекращение полномочий органов местного самоуправления, создание сепаратистами "народной милиции", и все это - при финансовой и материальной поддержке государства (см. полный текст http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/1680-18). Проходящие в пакете с этими нововведениями местные выборы предлагалось провести 7 декабря.

Но, как известно, уже 2 ноября сепаратисты провели свои "выборы", не признанные Украиной и миром, и продолжают настаивать на их легитимности. Вскоре после этого многие украинские СМИ сообщили, что в ответ президент Порошенко отменил закон "Об особом порядке". Но это не так.

На самом деле отменить закон рекомендовал СНБО на заседании 4 ноября. Как глава этого органа, президент, вероятно, не возражал. Но только 14 ноября издал указ, которым "выборы" сепаратистов были признаны недействительными. В этом же указе было сказано и о том, что президент "неотложно" внесет в ВР документ об отмене закона "Об особом статусе". Однако в итоге ничего подобного глава государства в парламент не внес.

Правда, 27 ноября такой проект внесли Александр Турчинов, Андрей Парубий и Сергей Пашинский, а на следующий день аналогично поступила и Юлия Тимошенко. Оба проекта к концу года получили одобрение как профильного комитета, так и, что редкость, главного научно-экспертного управления ВР - но до сессионного зала так и не дошли.

Ныне президент Порошенко предлагает изменить лишь ст. 10 закона. Суть предложений сводится к следующему: ст. 2 - 9 (то есть, нормы об амнистии боевиков, "народной милиции", языковом самоопределении и социально-экономической поддержке мятежных регионов центральной властью) вводятся в действие только ПОСЛЕ внеочередных местных выборов. Сами же выборы должны пройти согласно украинским законам, с участием украинских политических сил, под международным наблюдением и при свободе агитации.

Более того: на момент выборов все иностранные войска должны быть выведены, незаконные вооруженные формирования распущены, а на подконтрольных сепаратистам территориях должно быть восстановлено свободное вещание украинских телерадиоорганизаций и распространение украинской прессы.

Минский протокол от 12 февраля тоже декларирует все эти вещи, но никаким образом не увязывает их по хронологии с проведением выборов. Фактически, нынешние поправки Порошенко предполагают восстановление украинского контроля над мятежными регионами, с политическими уступками после.

При этом "особый статус" остается за означенными территориями лишь на три года. Тогда как в Минском протоколе российская сторона продавила упоминание о необходимости узаконить этот статус на постоянной основе.

Наконец, самое интересное: сроки внеочередных местных выборов для мятежных территорий в законе… остались неизменными. Никаких поправок на этот счет не внесено, и закон анекдотически продолжает "назначать" их на 7 декабря прошлого года. Как заверил источник в АП, "в случае необходимости" поправки о дате выборов "можно внести оперативно", но сейчас ни у кого "нет видения" этой даты.

Потянуть время

Нет сомнений, что ни сепаратисты, ни Москва не примут позицию Киева, который фактически отверг их "хотелки", обставив их реализацию заведомо невыполнимыми для террористов условиями. С другой стороны, у Киева вряд ли есть возможности принудить оппонентов. Таким образом, предложения президента выглядят попыткой потянуть время, не давая формального повода для обвинений в срыве Минских договоренностей.

"Вероятно, у Киева не было возможностей для адекватного отпора наступлению противника, поэтому он и пошел на эти соглашения", - указывает в этой связи председатель правления фонда "Майдан иностранных дел" Богдан Яременко. По мнению дипломата, свою роль здесь сыграло и давление Европы, поскольку лидеры Германии и Франции хотели бы "мира любой ценой".

Между тем, один из авторов Конституции Украины, депутат нескольких созывов ВР Виктор Мусияка в комментарии "Цензор.НЕТ" обратил внимание на то, что сам закон "Об особом статусе" противоречит Конституции. Ведь она не предполагает каких-либо особых прав или статуса ни для каких территорий страны, кроме Крыма. По мнению профессора Мусияки, для обеспечения "особого статуса" вначале следовало изменить Основной Закон.

При этом, напомнил эксперт, изменение Конституции также входит в перечень требований сепаратистов и Москвы. Однако в Киеве говорят исключительно о "децентрализации власти" и старательно избегают упоминаний о государственном статусе русского языка и праве регионов влиять на внешнюю политику страны, на чем настаивают сепаратисты.

Впрочем, судя по нынешним предложениям Порошенко насчет "особого статуса", говорить о готовности Киева менять всю украинскую государственность в интересах Москвы пока не приходится вообще. Другой вопрос - способен ли Киев отстоять свое мнение с позиции силы.

Александр Михельсон для Цензор.НЕТ

VEhrdlVXdE9RemN3VEZoUmRYUkhRakJNUkZGMlpFTXdNRmxCWnpCS2VsRjFUa2RHTUV4WVVYVTVSMDB3V1VoUmRuUkRPVXg1TDFKblpFZERNRXhFVW1kMFIwUXdXVVk0TUVwVVVYWjBRemt3VEVoUmMwNUhRakJaUlQwPQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
   
 
 
 вверх