EN|RU|UK
  93  1

 ПРО НАРЫ И КАНАРЫ

Теплый прием, оказанный правоохранительными органами Владимиру Щербаню, открывает дорогу на родину и другим "политическим беженцам".

Начиная с понедельника, два десятка молодых людей пикетируют Генеральную прокуратуру, время от времени скандируя: "Щербаня на нары, а не на Канары". Над головами пикетчиков реют флаги с надписью Антикриминальный выбор и эмблемой в виде зачеркнутого изображения кошки из фильма Место встречи изменить нельзя. Той самой, которую один из членов банды Черная кошка Промокашка нарисовал на стене магазина окурком папиросы.

Но особого любопытства у прохожих акция протеста явно не вызывает, и, отработав положенное время, пикетчики расходятся, так и не внеся ясности в отношении Канар. Поскольку, судя по последней информации, экс-губернатор Сумской области, вернувшийся в субботу в Украину, в ближайшее время собирается как раз в Сумы. Для проведения следственных действий. В ожидании же начала этого процесса, Владимир Щербань, который с прошлого года находился в международном розыске, и пусть недолго, но отсидел в американской тюрьме, стал героем телеэкранов, раздавая в промежутках пространные интервью. И, если исходить из ответов господина Щербаня интервьюерам, то на родину прибыл просто ангел во плоти, ставший жертвой оранжевого беспредела. Ну а столь долгое отсутствие объясняется разве что нежеланием быть повешенным на Майдане.

Ну да ладно. Со Щербанем, допустим, все понятно. Или почти все. Ну не хотел человек, чтобы его прилюдно повесили. Имел полное право. У нас же в стране, как известно, торжествует его величество закон. С презумпцией невиновности и прочими неприятными для следственных органов атрибутами. Так что будем надеяться, что сыщики не оплошают, а справедливый суд вынесет свой вердикт.

Правда, вопросы все равно остаются. И даже не к Генпрокуратуре, которая не только выпустила одного из главных постмайданных обвиняемых на поруки без подписки о невыезде, но и перевела его из обвиняемых в ранг подозреваемых. Опять же, спору нет. Генпрокуратура у нас - организация уважаемая, и просто так никого из своих объятий не выпускает. Больше вопросов адресовано, естественно, тем, кто все это кино раскручивал. То есть сперва давал возможность "главным врагам революции" благополучно покинуть пределы отечества, а затем начинал их поиск. В принципе и в этом ничего удивительного нет. Ну какой следователь откажется от пары-тройки командировок в те же Штаты. Да и в Москву или Питер за государственный счет лишний раз смотаться не так уж и плохо.

Вопрос в ином. Что теперь делать добропорядочным гражданам, которые поверили тем, кому они дали власть, отстояв энное число суток на Майданах. Как быть с выставкой якобы украденных Щербанем картин, найденных в его отсутствие на какой-то из его дач. А со 150-ю самоварами? А с оружием? Понятно, что в постреволюционном угаре, когда казалось, что еще немного — и тюрьмы просто начнут лопаться от бандитов, и не такое проходило. Иное дело, что процесс как-то странно начали спускать на тормозах.

Не менее странно выглядит и крайне вялая реакция тех первых лиц государства, которые по-прежнему чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы господин Щербань давал не интервью, а показания. К тому же в условиях СИЗО.

Но Виктор Ющенко обратился к Генпрокурору совсем по иному поводу. Попросил его разобраться с защитой прав украинцев, которые хотят смотреть иностранные фильмы на украинском языке. Дело, конечно, важное. Особенно в свете защиты прав человека. Но как быть с теми гражданами, чьи права были нарушены при получении официальных комментариев по поводу Щербаня в 2005 году?

Кстати, по поводу выставки живописного конфиската господин Щербань зря возмущается. Это никак не ноу-хау Юрия Луценко. Аналогичными "забавками" украинский народ тешили и во времена Кучмы, когда шмонали киевскую квартиру Павла Лазаренко, демонстрируя десятки пар якобы украденных у народа золотых часов и прочих колец с цепочками. Причем тогда тоже раздавались возмущенные голоса адвокатов Павла Ивановича о том, что выемка проходила не совсем законно. Но на тот момент страна пребывала в угаре очередного разоблачения сеанса черной магии и казалось, что еще чуть-чуть и Лазаренко окажется на украинских нарах. Но видно у украинских нар такая карма, что высокопоставленные седалища их надолго осчастливить не в состоянии. Мелкие грабители или наркодилеры - это да. А вот рангом повыше - ну никак.

И в связи с этим особо пикантно выглядит заявление главы российского МИДа Сергея Лаврова, сделанное им в среду после окончания переговоров с украинским коллегой. Помимо всего прочего министры говорили и о проблемах экстрадиции в Украину тех ее граждан, которые находятся в розыске, но прячутся в России. В первую очередь речь шла о VIP-розыскниках типа Игоря Бакая или Руслана Боделана, коих Юрий Луценко тоже давно жаждет видеть в Киеве. Точнее, по поводу отсутствия этих проблем.

Поскольку оказалось, что на сегодня Россия не видит для их выдачи украинской стороне абсолютно никаких препятствий. Что уже само по себе похвально. Хотя ложка, как известно, дорога к обеду. В том смысле, что после столь радушного приема, устроенного на родине Владимиру Щербаню, необходимость в выдаче отпадет сама по себе. Сами приедут. И Антикриминальный выбор без дела не останется. Будет с чем идти к Генпрокуратуре. Ведь слегка изменить текст речевки несложно. Скажем, Бакая на нары, а не на Канары звучит довольно гладко.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх