EN|RU|UK
  147  1

 ХАВЬЕР СОЛАНА: «Я НЕ ВИЖУ НИКАКИХ УГРОЗ ДЕМОКРАТИИ В УКРАИНЕ»

Приезд влиятельного брюссельского функционера Хавьера Соланы в Украину был довольно неожиданным. По крайней мере, никто из сопричастных к организации визита дипломатов не смог подтвердить, что он был плановым.

Из официальных мероприятий — только награждение Верховного представителя ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности орденом Ярослава Мудрого. Правда, сомнительно, что Солана приезжал в Киев специально для того, чтобы получить награду от Виктора Ющенко: среди приоритетов главного дипломата Евросоюза наверняка имеются более значимые вопросы. Но от внимания наблюдателей не может ускользнуть другое событие — неформальный саммит Евросоюза в финском городе Лахти, посвященный энергетическим вопросам. Для участия в ужине в рамках саммита, кстати, приглашен президент России Владимир Путин. (Хавьер Солана дал вчера интервью «ЗН» как раз незадолго до своего вылета в Финляндию.) Через неделю, 27 октября, в Хельсинки состоится еще одно, не менее важное мероприятие — саммит Украина—ЕС. В обоих случаях для Европейского Союза крайне важно понимать, с какой Украиной приходится иметь дело сейчас. Похоже, что двух визитов премьер-министра Виктора Януковича в Брюссель оказалось не вполне достаточно, чтобы досконально разобраться в лабиринтах украинской политики после парламентских выборов. Иными словами, в ЕС могли попросту запутаться, «кто в доме хозяин»… На совместной пресс-конференции с Виктором Януковичем брюссельский гость четко дал понять, что ЕС несколько смущен частыми внутриполитическими пертурбациями в Украине. В частности, он отметил, что ЕС хотелось бы прояснить ситуацию накануне саммита в Хельсинки, «потому что там будут рассматриваться важные вопросы». Вчерашняя беседа «ЗН» с Хавьером Соланой, впрочем, позволяет сделать вывод, что ему удалось понять, кто является «главным». К энергетическому вопросу брюссельский функционер отнесся с особой аккуратностью, пытаясь обходить острые для России моменты. На пресс-конференции он дал четко понять: Европейский Союз в переговорах с Россией об энергетическом сотрудничестве намерен учитывать интересы Украины. Хотя в интервью он не стал уточнять, в чем именно могут состоять совместные шаги Киева и Брюсселя для предотвращения возможной новой «газовой атаки». Смысл его ответа сводился больше к тому, что ЕС не дружит с кем-то против кого-то, из чего следует, что энергетическая безопасность во многом зависит, прежде всего, от самой Украины. Хотя вряд ли в этом плане следует винить Брюссель, который был, мягко говоря, удручен газовыми договоренностями Киева и Москвы в начале этого года. В неформальных беседах европейские дипломаты признаются, что Украина, ожидая помощи от ЕС, могла бы, по крайней мере, посоветоваться, прежде чем преподнести всем неожиданный подарок в виде малопонятного рыночному брюссельскому уму документа о создании «РосУкрЭнерго». «ЗН» попыталось выяснить, с какими впечатлениями Хавьер Солана покидал вчера Украину.

— Господин верховный представитель, складывается впечатление, что главная цель вашего визита в Киев — разобраться в сложившейся внутриполитической ситуации в Украине «на месте событий». Какие выводы вы сделали для себя?

— Я встречался с президентом Виктором Ющенко, премьер-министром Виктором Януковичем и Юлией Тимошенко. Мы обсуждали экономическую ситуацию в Украине, отношения с Евросоюзом. Как вы знаете, в политическом смысле картина в вашей стране изменилась. В экономическом плане Украина развивается нормально. Киев прилагает усилия по присоединению к ВТО. Если Украине удастся это сделать, то тогда будет возможно начать переговоры по созданию зоны свободной торговли с ЕС. Я очень надеюсь, что стабильность станет реальностью в Украине, и прогресс в реформировании продолжится.

— Вам удалось разобраться, кто играет в Киеве решающую роль в осуществлении внешней политики после вступления в силу политической реформы?

— Мы смогли многое обсудить по поводу вашей политики. Слишком много времени — от парламентских выборов и до сих пор — понадобилось для формирования правительства. Наконец оно создано. Однако на днях стало известно об отставке министров от «Нашей Украины». Кто несет ответственность за страну? Президент. Премьер-министр отвечает за выполнение управленческих функций.

— ЕС готовится к переговорам с Украиной и Россией по подготовке новых документов, которые бы заменили соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Срок действия украинско-еэсовского документа завершается в следующем году. Наша страна заявила о своем стремлении стать членом ЕС, Россия ни о чем подобном не заявляла. Будет ли учтен этот факт при подготовке так называемого усиленного соглашения с Украиной?

— Эти соглашения будут разными, потому что страны разные. Оба документа планируются глубже, основательнее, чем предыдущие. В каких-то сферах партнерство будет глубже с Украиной, а в некоторых — с Россией. Будет ли зафиксирован в новом соглашении пункт о стремлении Украины вступить в ЕС? Переговоры еще не начались. Но я не думаю, что об этом можно вести речь в ближайшее время, через месяц или год. Двери ЕС открыты, но пока что рано говорить о конкретных датах. Возможно, самый привлекательный ориентир для Украины на сегодня — это продвижение к зоне свободной торговли с ЕС. Тогда мы сможем улучшить наше экономическое сотрудничество. Но перед этим парламент Украины должен принять некоторые законы, которые бы позволили стране присоединиться к ВТО.

— Во время прошлогоднего саммита Украина—ЕС в Киеве был подписан Меморандум о сотрудничестве в энергетической сфере. Вскоре после этого подписания Украина, как и ряд стран Евросоюза, почувствовали на себе газовый прессинг России. На ваш взгляд, какие совместные шаги должны предпринять Киев и Брюссель, чтобы в дальнейшем предотвратить повторение подобной «газовой атаки»?

— Ситуация в энергетической сфере изменилась. На сегодня это очень серьезный вопрос. Отношения Европейского Союза с Украиной и Россией являются приоритетом с энергетической точки зрения, поскольку поставки газа осуществляются из России через территорию Украины. Поэтому ЕС заинтересован в хороших и стабильных отношениях между Киевом и Москвой.

— Вы намерены поднимать «украинский вопрос» на встрече с Владимиром Путиным?

— Я не думаю, что Евросоюз должен дискутировать об Украине с руководством России. Я знаю, что на следующей неделе премьер-министр Виктор Янукович встретится со своим российским коллегой, чтобы попытаться выйти на завершающую стадию переговоров по цене на газ.

— Сформулирована ли совместная энергетическая политика ЕС в отношении России? Или же Москва будет и в дальнейшем заключать газовые соглашения с каждой страной — членом Евросоюза по отдельности, используя ценовой рычаг в политических целях?

— Сегодня (в пятницу. — Ред.) вечером мы собираемся вместе с президентом Владимиром Путиным основательно обсудить вопросы энергетики. Совместную энергетическую политику создать нелегко, потому что в Европейский Союз входят страны, имеющие дело с разными поставщиками газа. Нельзя сказать, что все государства ЕС получают энергоносители от одного главного поставщика. Хотя для ряда стран Евросоюза Россия — основной поставщик. Но мы намерены определить совместную политику в сфере энергетики — в том числе относительно стран, которые поставляют энергоносители. Я бы также хотел подчеркнуть, что энергетическая безопасность стала очень важным элементом безопасности ЕС в целом. Страны–члены Европейского Союза должны совместно решать вопросы подобного рода. Мы должны обсудить реальные пути достижения нашей коллективной цели.

— ЕС всегда очень аккуратно дает свои оценки угрозам демократическому развитию России. Вы осознанно размениваете права человека на газ? Насколько, на ваш взгляд, уровень демократических преобразований в Украине является необратимым? Видит ли ЕС и в чем разницу между уровнем демократии в Украине и России?

— Я считаю, что демократические преобразования в Украине необратимы. Парламентские выборы в марте доказали это — выборы были честными и свободными. Такой вывод сделали все наблюдатели. Но я не думаю, что можно сравнивать уровень демократий в странах. Украина действительно сделала заметный шаг в укреплении демократии на последних выборах.

— Кто или что может угрожать демократическому развитию Украины?

— Я не вижу никаких угроз демократии в Украине.

— ЕС очень тесно сотрудничает с Украиной в вопросе решения приднестровского конфликта. Ряд представителей Партии регионов неоднократно высказывались за отмену ныне действующего таможенного режима на приднестровском участке украинско-молдавской границы. Получили ли вы гарантии от украинского правительства (а именно, от премьер-министра), что Украина и далее продолжит придерживаться ранее достигнутых соглашений с Молдовой и Евросоюзом?

— ЕС, как известно, принимает участие в переговорах по разрешению весьма прискорбной ситуации, сложившейся вокруг Приднестровья. Мы сотрудничаем с миссией по приграничному контролю в Украине. Переговоры по приднестровскому урегулированию проходят не очень быстро, что не может не огорчать. Приднестровье — своего рода черная дыра в этой части Европы. Насколько я понял, таможенный режим не будет изменен. По крайней мере, об этом мне говорили в Киеве.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх