EN|RU|UK
  347  29

 ГАРРИ КАСПАРОВ: АННА ПОЛИТКОВСКАЯ

Я узнал об этом в субботу, когда вместе с главным редактором журнала New Yorker Дэвидом Рэмником готовился выступать перед широкой аудиторией на празднике New Yorker Festival. Неожиданно у нашего разговора о кризисе в России появилась новая трагическая тема: погибла Анна Политковская, хладнокровно застреленная в подъезде своего дома.

Она оставалась одним из немногих голосов независимой российской журналистики, бесстрашным представителем своего дела. Известность пришла к ней после публикации материалов о злодеяниях, творимых властями страны в Чечне.

Знакомство с Анной для любого означало знакомство с абсолютно неравнодушным человеком. Она глубоко чувствовала боль, переносимую другими, и отражала эту боль в своей работе. Она четко фиксировала незаконные действия российских спецслужб на Севером Кавказе и жестокости, творимые там руками Рамзана Кадырова и других кремлевских наместников. Она подробно описала, как власть пыталась скрыть происходящее вокруг террористических актов в Беслане и театре 'Норд-Ост', в результате которых погибли сотни мирных жителей. Она бралась за самые взрывоопасные темы и за самые страшные сюжеты, и ее пример всегда вызывал душевный подъем, потому что ее невозможно было запугать, ибо она не написала ни строчки из того, во что не верила всей силой своего сердца.

А в субботу, когда президенту Владимиру Путину исполнилось 54 года, Анну Политковскую убили. Убийцы не сделали ни единой попытки скрыть истинные мотивы своего преступления - не сделали ничего, что заставило бы думать об этом убийстве иначе чем о политическом акте. Это убийство называют политическим даже российские политики, никогда не упускавшие случая опровергнуть или замолчать темы, которые она поднимала в своих репортажах.

Но что это значит в стране, где все без остатка находится под контролем одного человека? Этот жестокий эпизод нельзя воспринимать вне общего контекста последних событий в России. Силам, стоящим здесь у власти, вскоре предстоит столкнуться с кризисом, который уже нарастает. В выстроенной Кремлем 'вертикали власти' появляются первые трещины. Авторитарная структура, созданная Путиным в России, доказала свою полезность и прибыльность для узкого круга его друзей и единомышленников. Из всех регионов страны высасываются доходы; бизнес и политика выстроены так, чтобы как можно быстрее обескровить нацию. Но сегодня Путину со товарищи предстоит пройти серьезный поворот: в 2008 году истекает срок пребывания президента у власти, и вся налаженная машина грозит развалиться на куски. Что делать Путину - уйти или остаться?

То, что в случае ухода Путина в стране начнется хаос, в общем, понятно и сравнительно легко объяснимо. В любой мафиозной структуре все держится на власти одного человека, находящегося на самом ее верху, и если вожак уходит или заметно ослабевает, за его место начинается кровавая драка. После ее окончания тот, кто победил, должен для укрепления своей власти обязательно уничтожить всех остальных, поэтому драка и не может не быть жестокой. Неважно, что проигрыш будет стоить крови, свободы и состояния не более чем десятой доле ее участников: никто ведь не знает, попадет ли он в эти десять процентов.

И вот, чтобы не участвовать в этой лотерее, кое-кто из ближайших подручных Путина решил сделать так, чтобы он остался там, где находится сейчас. В этом плане есть прореха: оставаться на своем посту после окончания своего срока в 2008 году Путину запрещает Конституция. Дело даже не в самой Конституции, которую легко повернуть туда, куда будет нужно Кремлю; дело в том, что Путин сделал уже так много заявлений о том, что уйдет в 2008 году, что если он попробует воспользоваться конституционными поправками, то потеряет всякую легитимность в глазах Запада. Конечно, его режим никогда особо не прислушивался к голосам, раздавшимся из Америки и Европы, да и сами голоса звучали, прямо скажем, неуверенно и тихо, однако деньги, которые его подручные так ловко научились выкачивать из достояния России, практически полностью оседают в западных банках. Если российская власть потеряет ту видимость легитимности, которая у нее есть сегодня, к этим счетам начнут возникать неприятные вопросы.

Итак, что же может сделать правящая элита, чтобы избежать и хаоса смены власти, и потери гладких отношений с Европой и США? Если внимательно читать заголовки новостей и видеть широкую картину, то ответ на этот вопрос становится яснее с каждым днем. Один за другим Кремль фабрикует и раздувает разнообразные кризисы, создавая из них образ надвигающейся опасности. Кое-кто понимает, что мосты за уже сожжены, назад пути нет, и поэтому Путину никак нельзя дать уйти. И они стараются убедить всех в том, что Путин - единственная альтернатива анархии.

Показательная политическая порка Грузии вылилась в расистскую кампанию против живущих в России грузин. О последнем заявлении Путина по этому вопросу российские ультранационалисты с восторгом раструбили как о своей победе, как о знаке того, что президент безоговорочно поддерживает их платформу. Правда, подобные подстрекательские слова вообще-то запрещены нашей Конституцией, которую президент присягнул защищать - но какое это имеет значение?

Я даже не уверен, хочет ли сам Путин оставаться президентом. Работа это нервная и тяжелая; к тому же, после отставки он наверняка не станется в обиде с материальной точки зрения - если, конечно, следующему правительству не понадобится свой козел отпущения.

Так что гадать, кто заказал убийство Анны Политковской, большого смысла нет. Это система, которая способствовала совершению этого преступления; это логика, создавшая конъюнктуру, при которой оно стало политически выгодно для некоторых власть предержащих; это истинное лицо путинской России - той самой России, которая председательствует в 'большой восьмерке', и того самого ее лидера, который получил Большой крест ордена Почетного легиона из рук Жака Ширака. Убийством Анны Политковской силы, олицетворяющие в России коррупцию и репрессии, ясно дают понять всем: чтобы остаться у власти, они ни перед чем не остановятся. Для моей страны это, безусловно, неприятное известие. Но настоящая катастрофа, причем для всех без исключения стран, заключается в том, что эти силы продолжают встречать одобрительное отношение со стороны лидеров свободного мира.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх