EN|RU|UK
 Общество, Технологии
  84491  83
Материалы по теме:

 "ВЫИСКИВАЕМ ЗАПЧАСТИ ПО ВСЕМУ МИРУ", - КАК ПОДНИМАЛИСЬ УКРАИНСКИЕ "УРАГАНЫ"

Волонтеры, поддерживающие 27-й полк реактивной артиллерии в Сумах, любя называют своих подопечных реактивной почтой. Рассказывая о достижениях украинских артиллеристов, они шифруют информацию соответственно. К работе артиллерии волонтеры имеют прямое отношение, ведь только благодаря им удалось поставить на колеса реактивные установки залпового огня, пребывающие на вооружении у полка.

Об уникальной технологии ремонта электронных блоков, дефиците деталей и отсутствии понимания от командования полка они рассказали в интервью Цензор.НЕТ.

Андрей Букин, политический аналитик, а сегодня, вероятно, самый известный сумской волонтер. Он регулярно ездит на передовую, помогая многим подразделениям украинских сил в Луганской области. Андрей твердо уверен, что Сумы ни в коем случае не впадут в сепаратистский угар и раскачать регион с помощью пропаганды противнику не удастся.

Павел Нарожный, киевский предприниматель, родом из Сум. Волонтерством начал заниматься еще во время Майдана. Да так, что, по его словам, потом месяц был в ступоре, не мог ничего делать. Лишь спустя некоторое время начал помогать армии - сперва украинским морским пехотинцам в Крыму, а потом - Сумскому полку. "Я почувствовал уровень ответственности. Один "Ураган" может выпалить 60 гектар земли за 20 секунд. Отремонтировать его двигатель стоит 10 тысяч гривен. Это цена хорошего бронежилета и каски для пехотинца. То есть, по эффективности "Ураган" нельзя сравнить даже с сотней пехотинцев".

Юрий Синько, артиллерист, офицер в отставке, выпускник училища, на базе которого формируется 27-й полк. "Прочитал объявление о том, что полку нужны помощники. Взял с собой комплект инструментов и робу. Первый день волосы шевелились, на второй день они стали дыбом, на третий - улеглись. И я работал днями. В воскресенье после обеда меня из части насильно выгоняли", - так Юрий начал сотрудничать с сумским реактивным полком с первых дней российской агрессии. На вопрос, принимают ли его выбор родные, он вздыхает: "К сожалению, да, - волонтерству Юрий посвящает все свободное время, не заработав за этот период ни копейки. - Но это нужно пережить, страна важнее".

волонтер

С первых минут разговора волонтеры ошарашивают меня признанием, что на момент начала российской агрессии против Украины реактивные установки залпового огня едва сумели эвакуировать из места дислокации полка.

Павел Нарожный: 1 марта полк в полном составе вывели в Миргород, ведь от Сум до границы с Россией всего 34 км. Есть видео, как они ехали… в прямом смысле этого слова техника на дороге рассыпалась.

- Стоп! Нас обвинят в раскручивании паники и раскрытии военной тайны…

Павел Нарожный: Нет никакой паники. Сегодня уже все ездит и работает. Теперь главное - поддерживать рабочее состояние артиллерийских систем и обеспечение бойцов.

МЫ СЭКОНОМИЛИ 80 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ, РЕШИВ ВОПРОС РЕМОНТА

- Весной и летом на слуху была необходимость обеспечить нашу армию элементарным. В вашем случае на плечи волонтеров лег и ремонт систем залпового огня. Как Вы определяли по началу, что вообще нужно Сумскому полку?

Павел Нарожный: Когда я в июне начинал собирать деньги, проблемой было тотальное неверие в то, что тяжелая артиллерия будет работать в "зоне АТО". Средства начали активно приходить с конца сентября. Парадокс! Тогда, когда большинство волонтеров заявляли об уменьшении пожертвований, у нас все было наоборот - нам удалось донести до людей мысль о необходимости обеспечения наших артиллеристов. Нас нельзя сравнить с "Крыльями Феникса" или другими крупными фондами. Но мы стараемся покрывать по максимуму потребности реактивного полка.

70% расходов идут на запчасти. В июне я не знал, за что браться. Мне на электронную почту бойцы высылали список, который нужно было закрыть за ночь. Потом оказалось, что ребятам дали приказ ехать в "зону АТО", не обеспечив, необходимым. Я в пятницу вечером, сломя голову, покупал все эти вещи - генераторы и остальную " бытовуху". Больше всего меня убило, когда они попросили гидроизолирующую пленку. Оказывается, что бойцы накладывали ту пленку на дно окопов, сверху ставили машину и так спали. Других вариантов не было. Палатки им дали дырявые. Новые военные палатки им купила одна местная частная компания - крупнейший меценат Сумского полка. Но большие палатки видны с беспилотника километров за 5. Поэтому на открытой местности бойцы все же в окопах живут. В базовом лагере у них условия уже хорошие - они размещаются в заброшенных хозяйственных постройках. Есть даже стиральные машины.

волонтер

- Ситуация с плохим обеспечением на первом этапе войны во многих подразделениях была.

Андрей Букин: За девять месяцев армия реально эволюционировала. По Сумскому реактивному полку это очень видно. Без них большинство операций украинской армии были бы невозможны. И дело не только в опыте и обеспечении амуницией, но, в первую очередь в том, что нам удалось запустить технику.

волонтер

- Каким образом вы наладили работу по технической поддержке полка?

Павел Нарожный: В начале июня мы наняли несколько специалистов на машиностроительном заводе имени Фрунзе, которые, взяв отпуска, поехали ремонтировать военную технику. Весь июнь мы работали, чтобы батареи смогли без проблем выехать на боевые позиции. Причем, наши механики смогли сделать уникальную вещь. В "Ураганах" используется платформа, которой нет ни на одной другой реактивной установке - ЗИЛ 135ЛМ. Если есть хоть малейший сбой в работе двигателей, машину просто начинает бросать из стороны в сторону. Там стоит специальный электронный блок российского производства, который синхронизирует работу этих двигателей. На складах у нас таких блоков нет, ну а Россия, понятно, что их больше не поставляет. Эти блоки неразборные - спаяны, - а наш электронщик Владимир Сумцов смог распилить его и найти элементную базу. Так, он сейчас и ремонтирует эти блоки... у себя дома.

Юрий Синько: Детали к тем блокам, которые наши ребята научились ремонтировать, сегодня стоят уже больше тысячи долларов. Мы за все это время восстановили около 80 таких блоков. Грубо говоря, мы сэкономили 80 тысяч долларов, решив вопрос ремонта.

Другая проблема - охлаждение радиаторов. Вначале их вскрывали, травили, паяли, мыли. А уже когда начались боевые действия, ремонтируем технику, пострадавшую во время боев. Латунные радиаторы ремонтирует одна местная фирма. Поиск деталей - это вообще отдельная тема. Меня сегодня обрадовали - доставили свечи, которых нет у нас в стране. Мы искали их довольно долго.

волонтер

СКРУТИЛИ РАБОЧУЮ СТУПИЦУ НА МЕМОРИАЛЕ ВОИНАМ-АФГАНЦАМ И ПОСТАВИЛИ ЕЕ НА БТР

- Как с дополнительным обеспечением дела обстоят?

Павел Нарожный: Метеостанции, системы для наводок, тепловизоры... У них ничего из этого не было. Сначала, как и большинство волонтеров, мы не знали, что покупать. Была глупая ситуация, когда мы купили две большие стационарные метеостанции. Это внешний блок, который ставится на дом или машину. Точность они имеют большую, но на передовой такую станцию не установишь. Подполковник поблагодарил нас, а потом я лейтенанту перезвонил, он сразу: "Это фигня, забирайте обратно". В итоге мы продали эти метеостанции на аукционе даже дороже, чем купили. Но это стало хорошей наукой - теперь четко продумываем, что покупать. Мы дошли до того, что обеспечили базовые лагеря большими метеостанциями, а командиров батарей - мобильными. По рации между собой бойцы согласовывают данные.

С продовольствием у бойцов давно проблем нет. С обмундированием вроде тоже, хотя эта проблема решилась не так быстро. Из теплых вещей государство им выдало на каждого солдата ватные штаны 50 размера. Фонд "Сестри Перемоги " передали около 100 комплектов термобелья. И мы самостоятельно закупили ткань и пошили более 500 комплектов. Также обеспечили воинов берцами. Официально большинство бойцов 27-го полка в летних берцах до сих пор. А если бы Вы увидели их фото при построении... они напоминают партизанский отряд: один стоит в тулупе, другой - в лыжной куртке, и так далее. Но главное, что тепло.

Юрий Синько: Мы еще и оборудовали один пункт обогрева на основе УАЗов. Сейчас собираем на второй: нужны и утеплители, и материал для основы.

сумы_2

Ремонт РСЗО "Ураган" в полевых условиях

- Какая главная задача по обеспечению на сегодняшний день?

Павел Нарожный: Основная проблема - платформой для перевозки артиллерийских установок является ЗИЛ 135 ЛМ. Там стоят два двигателя суммарной мощностью 250 лошадей. Жрут они 150 л на 100 км. На современном двигателе за 150 л можно сделать 1000 лошадей. К тому же, эта техника безнадежно устарела.

Андрей Букин: Ситуация парадоксальна, мы запчасти выискиваем в таких местах, что уму непостижимо. Например, нужна была парням ступица для БТР. Ты же не придешь в магазин или авторынок и не попросишь ступицу. По договоренности с городским властями, мы скрутили рабочую ступицу с военной техники на мемориале воинам-афганцам. Поставили на БТР, и через десять дней он уехал в АТО.

- Какая альтернатива?

Андрей Букин: Тягач нужно немедленно менять - перейти на КРАЗы. Потому что то, как мы пытаемся нафаршировать ЗИЛы, можно сравнить с покупкой 30-летней "Волги". Сколько бы мы в нее ни вкладывали, она все равно так и останется "Волгой". Будет постоянно ломаться. А запчастей нет! Мы вытянули запчасти из всех сусеков по всей Украине. Теперь их контрабандой передают из-за границы.

Юрий Синько: Поднимался вопрос о том, чтобы купить бэушную технику в Польше. Вроде бы нам пошли навстречу, но потом это дело заморозилось. Страны Балтики пока точного ответа не дали.

сумы_2

ЗАМПОТЕХ ПОЛКА МНЕ СКАЗАЛ: "ТЫ ЗАНЯЛСЯ НЕ СВОИМ ДЕЛОМ"

- То есть, через Минобороны заказать детали нереально?

Андрей Букин: Нет, на подхвате всегда мы. Прочувствовать это можно только в сравнении. У 92-й бригады орудия реактивной артиллерии на УРАЛовской основе. Грубо говоря, поступают заявки по запчастям от 92-й и от 27-го реактивного полка. Заявка 92-й закрывается за 4 часа, а заявка артоплка - за 2,5 недели. Почему так происходит - можно догадаться.

Павел Нарожный: Из руководства полка никто не настроен на сотрудничество. Они же получали звездочки на погоны за то, что у них все супер. А тут приходят волонтеры и показывают, что машины не ездят. Замкомандира полка посылал мне в свое время потребности подразделения, которые, по его мнению, были актуальными. Пришел мне список список, в котором вообще не было запчастей, но были компьютеры, принтеры. Часть на свое усмотрение мы закрыли и стали работать напрямую со средним и младшим командирским звеном.

Или такой случай: заказали нам сканирующую рацию, я нашел модель, уже готов покупать и позвонил уточнить отцам-командирам, подходит ли модель. Ни ответа, ни привета до сих пор, купили на свое усмотрение. А для разведки полка вещь незаменимая.

- После таких случаев Вы решили работать напрямую с солдатами?

Юрий Синько: Так повелось с самого начала. Реальность такова: нужно поставить новый радиатор, а командование части докладывает, что у них все хорошо. Младшее офицерское звено не в состоянии ничего сделать. Заявка-то подается поэтапно на верх по команде. А командование решает не пускать ее дальше. На этом уровне заявка либо останавливается, либо командование части думает, как ее перекрутить. Мы пытались найти точки соприкосновения на уровне областной власти, но мне зампотех сказал, что в нашей помощи не нуждаются. А ребята с передовой наоборот говорят, что нужны фильтра и радиаторы. Дословно привожу слова этого зампотеха: "Это у них не машины, а мозги кипят. На каждой машине по два блока, этого хватает". Я говорю, что есть машины, на которых вообще блоков нету… Услышал от него: "Ты занялся не своим делом". Та же история со спальниками. Командование отчитывается, что у них есть спальники. А потом ребята начинают болеть воспалением легких…

Андрей Букин: То же самое было с бронежилетами. Когда мы начали бойцам поставлять первые бронежилеты, им высшее командование говорило, что по уставу не положено. Это же дебилизм! Парни едут в АТО, но им нельзя надевать броник, потому что не положено!

- А напрямую с командованием полка Вы пробовали общаться?

Юрий Синько: Я пробовал наладить работу с командованием полка. Я же в волонтерство именно с такой целью и ввязался: просто пришел по объявлению, мол нужны люди, которые умеют крутить гайки. Но оказалось, что это объявление дали сами бойцы, а не командование. Пока я работал один, пока мне помогал Автомайдан и другие волонтеры, все шло четко. Потом появился такой себе "Фонд помощи Сумскому артполку", который тесно работает с командованием части. Предложили работать с ними. Когда нужно было ремонтировать электронные блоки, я самостоятельно нашел электронщиков, которые смогли разобраться в схеме. Так этот фонд две недели оформлял заявку! В итоге я плюнул на этот фонд и наладил работу через свои каналы.

Павел Нарожный: Другая проблема: мы не смогли ничего из купленного передать на баланс полка. То есть, неизвестно, куда оно денется после завершения войны. Начфин находится в Миргороде. Мы передаем командиру батареи или дивизиона, которые не имеют печати. Например, покупаем мы планшет, а офицера перевели в другую батарею, он должен забрать этот планшет с собой или оставить его преемнику? В начале декабря мы купили планшеты и предложили подписать акт на них. Эти акты где-то в Миргороде так и лежат.

ОТ ДЕСАНТНИКОВ ПО РАЦИИ СЛЫШАТ: "СПАСИБО, БРАТЬЯ! ТОЛЬКО БЛАГОДАРЯ ВАМ И ВЫСТОЯЛИ"

- Бюрократия - общая проблема для всей армии.

Юрий Синько: Советская парадная армия, которая готовилась для парада, у нас осталась до сих пор. Эту систему нужно изменить в корне. Вот, будет новый призыв, и я уверен, что все начнем сначала. Снова будем доставлять лопаты, топоры, пилы… Мы снаряжали наш батальон теробороны. Их тут три месяца держали, проводили слаживание. Потом бросили в поле, и тут началось: "Привезите нам пленку, лопаты, топоры…". У них вообще инструментов не было. Я еще могу понять, когда не могут обеспечить воинов тепловизорами, но лопаты! Насколько я помню устав, у пехоты должна быть одна небольшая лопата на каждого бойца и одна большая на 10 человек.

- Такая расхлябанность влияет на боевой дух солдат?

Павел Нарожный: Их настрой на высоте. Когда я принимаю заказы, у меня голова пухнет, где все это купить. Но напоследок мне подполковник всегда говорит: "Ну, держитесь там!" Это он, будучи на фронте, говорит мне, сидящему в киевском офисе. Поэтому офицеры - ребята со здоровым духом. Солдатам вначале было страшно. Не секрет, что в июне было много "отказников". В принципе, как и во многих подразделениях. Был страх, никто не знал, что это будет. А теперь они научились воевать. К тому же, чувствуют свою значимость. Когда по рации слышат от десантников: "Дайте поддержку, дайте поддержку!", а потом: "Спасибо, братья! Только благодаря вам и выстоял". Так что бойцы уже освоились. Но им важно знать и чувствовать, что здесь в тылу о них помнят.

волонтер

Помощь 27-му артиллерийскому реактивному полку:

http://goo.gl/CUk37p - Карти VISA, Master Card.

Карты ПриватБанка:

4731 1856 0216 5711 Павел Нарожный, фонд "Сестри Перемоги"

5168 7423 3717 0868 Юрий Синько

PayPal: helpsumyartillery@gmail.com

Фотоотчет о проделанной работе: www.facebook.com/sumyartpolk

https://www.facebook.com/Victory.Sisters.foundation?fref=ts

Ольга Скороход, Цензор.НЕТ


TUVwTVVYWjBRemN3VERkUmRtUkhRekJNV0ZKblRrZE1TVTVETURCTWRsSnFlVVJSYzA1SFFUQk1lbEYxVGtNMFRIa3ZVVzUwUXpjd1dYcFJjemxEZDBsT1EyZ3dUSEpSZG5SSFFUQk1OMUpvWkVNck1FeFJka3c1UXk4d1REZFJkazVES3pCWmJsSnFTSHBTWjNSRE1UQlpXRkYyWkVNME1FeHlVWE5JZWxGemRFTXJNRXgyVVhaMFF6a3dXVXhSZEdSSFFUQlpkRGd3VEVSU1owNUhRekJNYWxGMU9VTTNNRXhZVW1kT1F6UXdXVGs0TUV4RVVtZE9Remd3VEdwU2FqTjZVVzlrUjBRd1RIcFNhWGM5UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх