EN|RU|UK
  226  1

 ЮЩЕНКО: ЯНУКОВИЧ НЕ ГОТОВ К ОБЪЕДИНЕНИЮ УКРАИНЫ

Президент Украины Ющенко о развале коалиции в Киеве и сближении своей страны с ЕС.

- Господин президент, в Киеве лопнула коалиция, в состав которой входила ваша партия "Наша Украина" и партия бывшего вашего противника по "оранжевой революции" зимы 2004 года, премьера Виктора Януковича. Можно ли утверждать, что вследствие этого рухнул ваш проект по примирению расколотой Украины?

- Нет. Я хочу объединения всего народа, который пока находится в состоянии глубокого раскола, и объединения политических сил, которые способствовали бы консолидации нашей страны. Этому могла бы способствовать широкая коалиция моей партии и партии Януковича. Однако для этого нам нужна четкая единая линия во внутренней и внешней политике, которая реально соответствует интересам нашей страны. Но, по всей вероятности, другая сторона не готова к этому.

 

- Почему после парламентских выборов в марте вы не образовали "оранжевую" коалицию, формирование которой теоретически было возможным, а снова пустили в правительство Януковича?

 

- "Оранжевые" силы не смогли прийти к единому мнению по ключевым вопросам коалиционного договора. И тогда произошел драматический раскол по вопросам членства в ЕС и НАТО и экономической политике; единства мнений не было также относительно государственного языка и церкви. Некоторые из участников выступали с чисто популистскими и неосуществимыми предложениями. Рваться к власти ради самой власти – это не для меня и не для моей партии.

 

- Одним из главных пунктов спора между президентом и правительством стало ваше стремление к членству в НАТО, против которого выступает глава правительства. Означает ли развал коалиции конец амбиций Киева относительно НАТО?

- Нет. Конечно, мы стремимся в НАТО. Этот вопрос должен решаться не премьером, а с помощью закона о национальной безопасности Украины, принятого конституционным большинством в парламенте.

 

- Вы не боитесь того, что в случае ходатайства Украины о членстве в НАТО, от Кремля стоит ожидать той же реакции, которую в эти дни почувствовала на себе Грузия, подвергнутая санкциям?

 

- Мы должны сделать то, что отвечает нашим национальным интересам. А наше стремление к членству в НАТО – это не политическая авантюра, направленная против третьей стороны. Но при этом, безусловно, мы должны учитывать и интересы нашего соседа России.

 

- Как вы считаете, будет ли Россия использовать в качестве политического оружия сокращение поставок газа, как это уже было прошлой зимой, для того чтобы вынудить Украину держаться подальше от НАТО?

 

- Это не методы третьего тысячелетия.

 

- Разве картина того, как бесцеремонно Кремль в данный момент обращается с Грузией, прекращая транспортное и денежное сообщение между двумя странами, все еще не вызывает у вас беспокойства?

 

- Российско-украинские отношения все-таки лучше. Нам нечего бояться. Что касается отношений с Грузией, то Россия придерживается здесь старых традиций, обращаясь бесцеремонно с теми странами региона, которые хотят отделиться и пойти по новому пути. Европа и все мировое сообщество в целом должны как можно скорее выступить в качестве посредника между Россией и Грузией. Это затрагивает всех нас, поскольку конфликт на Кавказе может скоро выйти из-под контроля.

 

- Испытали ли вы разочарование, когда канцлер Ангела Меркель заявила, что дальнейшее расширение ЕС будет возможным лишь после принятия конституции ЕС, что фактически означает то, что двери ЕС закрылись перед Украиной?

 

- Политики в Европе говорят то, что хочет слышать их общественность. А население стран ЕС разочаровано процессом расширения. Действительно, у ЕС существует много причин для того, чтобы приостановить этот процесс и еще раз как следует обдумать дальнейший путь. Но если мы верим в масштабный проект по единой Европе, в общий европейский дом, то те трудности, с которыми столкнулся сегодня Евросоюз, станут лишь незначительным этапом. И эти проблемы не должны привести к тому, что мы потеряем из виду главную цель – политическое объединение всего нашего континента.

 

- Как вы считаете, может ли произойти объединение без участия Украины?

 

- Украина – европейская страна и, будучи таковой, имеет право на вхождение в состав объединенной Европы. Мы совсем не требуем, чтобы нам ответили сегодня же на вопрос о том, когда мы станем членом ЕС. Но наш народ хочет знать, куда ведет наш путь. В этой связи Украина должна услышать от Брюсселя, что у нее есть перспектива на вступление, вопрос о точной дате – второстепенный. Мы должны начать с совершенно конкретных единых европейско-украинских проектов в таких областях, как энергетика, самолето- и кораблестроение, которые доказывают большое значение Украины для всей Европы, а также искренний интерес Европы к нашей стране. Тогда и дискуссия относительно даты нашего вступления ЕС будет иной.

 

- Как может выглядеть процесс сближения Украины и Европы?

- Мы должны создать зону свободной торговли. Однако сначала мы должны провести на Украине такие реформы, которые позволили бы нам вступить в ВТО. Затем мы хотим добиться безвизового въезда на территорию ЕС для своих граждан. Мы, со своей стороны, уже отменили визовый режим для граждан ЕС.

 

- Ваш отец в 22 года попал в немецкий плен и был отправлен сначала в Освенцим, а затем в Бухенвальд. Простили ли вы Германию за те страдания, которые причинил гитлеровский режим вашему отцу и вашему народу?

 

- Каждое поколение сталкивается со своим вызовом и должно отвечать на него. Те годы были ужасными. Сегодня важно помнить о них, но и пытаться найти свои собственные ответы. Для сегодняшней Украины Германия является стратегическим партнером, и Берлин должен стать адвокатом Украины на ее пути в ЕС.

Источник: Матиас Брюггманн, Handelsblatt, Германия
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх