EN|RU|UK
  1073  6

 МАТРИЦА СААКАШВИЛИ

Стоящие сегодня на грани военного конфликта Москва и Тбилиси, в сущности, хотят одного и того же - уцелеть на политической карте мира в нынешнем виде.

Президент Грузии Михаил Саакашвили начал на практике воплощать в своей стране официальную кремлевскую доктрину суверенной демократии. Он всеми доступными его пониманию способами защищает суверенитет Грузии, свою власть и тот вариант демократии, который там существует. Причем объективных оснований для такой политики у него неизмеримо больше, чем у российских властей. Хотя бы потому, что суверенитет Грузии уязвим гораздо сильнее России.

Реакция России на арест офицеров ГРУ по-человечески и по-государственнически вполне понятна, но от того не становится более адекватной. Министры иностранных дел и обороны РФ в один голос назвали случившееся провокацией. Но почему-то ни тот ни другой не называли провокацией недавний обстрел над территорией Южной Осетии из российского оружия (другого там нет) вертолета с министром обороны Грузии на борту. Представляете себе, как бы отреагировала Москва, если бы вертолет министра Иванова был обстрелян над Чечней из грузинского оружия? Если бы Грузия раздала 90 процентам жителей Чеченской республики грузинские паспорта, как Россия раздала российские почти всему населению Южной Осетии и Абхазии?

Никто не говорит, что режим Саакашвили действует правильно. Но тот же министр обороны России Сергей Иванов, заявляющий, что обстановка в Грузии «напоминает 37-й год прошлого века», словно бы забывает, что 37-й год прошлого века был и в России тоже, хоть ею тогда и правил грузин. Тот самый, которого нынешняя российская власть даже отчасти пытается оправдать, а уж его карательные органы в заказных телесериалах по главным государственным каналам оправдывает открыто.



Но самое главное для России - понять, чего добивается г-н Саакашвили и как это похоже на то, чего добивается сама российская власть.

Россия вела войну в Чечне, чтобы сохранить Чечню в составе страны. Вот и г-н Саакашвили хочет сохранить Южную Осетию и Абхазию в составе Грузии. Точнее, де-факто вернуть их в состав Грузии. Почему нам можно, а ему нельзя? Г-н Саакашвили хочет остаться у власти любой ценой. Почему ему нельзя, а Путину или его преемнику можно? Или если действительно нельзя, то тогда уж нельзя всем.

Если мы сознательно разрушаем территориальную целостность соседнего государства, потому что нам не нравится правящий там режим, тогда не надо роптать на попытки нарушить территориальную целостность России. Я уж не говорю, что ни Южную Осетию, которая уже пару раз официально просилась в состав России, ни Абхазию, которая пока челобитных не подавала, но готова, мы ведь все равно не примем. У нас и со своим Кавказом хлопот более чем достаточно.



Дальнейшее обострение ситуации в Грузии равно выгодно самой мракобесной части грузинских и российских властей, причем по одним и тем же причинам.

Михаил Саакашвили таким образом сможет на волне национализма попытаться поднять свой стремительно тающий рейтинг, да еще и заставить США обратить более пристальное внимание на ситуацию в регионе. В свою очередь, кремлевские «ястребы» получат прекрасный шанс не просто оставить президента Путина на неконституционный третий срок, но и сделать это вообще без выборов - во время войны президентов не меняют.

Нам может не нравиться, что «суверенный демократ» Саакашвили дружит с Америкой и НАТО. Но и той же Америке едва ли могут сильно понравиться наши зажигательные друзья вроде Ирана или Венесуэлы. Если Россия сама решает, с кем ей дружить, то же самое может делать и Грузия. Россия -страна большая и с амбициями, поэтому хочет быть «старшим братом» для своих геополитических союзников. Грузия - страна маленькая и слабая, поэтому вполне готова смириться с ролью «младшего брата» в своих нехитрых политических альянсах.



Стоящие сегодня на грани военного конфликта Москва и Тбилиси, в сущности, хотят одного и того же - уцелеть на политической карте мира в нынешнем виде.

Кому хочется входить в историю в качестве правителя, в эпоху царствования которого страна лишилась части территории? Просто Грузии сохраниться в своих нынешних границах неизмеримо труднее, чем России. Но это отнюдь не означает, что способы самосохранения, которые избрали режимы двух государств, оптимальные.

Все вышеизложенное не отменяет вполне оправданного желания России добиться освобождения своих задержанных разведчиков, даже если они действительно шпионили. Ни одна страна мира не любит, когда за границей попадают в плен ее шпионы.



Просто для большей адекватности во внутренней и внешней политике нынешней российской власти важно осознать, насколько она похожа в своих целях и методах на режим президента Саакашвили, которого, наверное, многие в Кремле готовы были бы задушить собственными руками.

И задуматься, что бы делали нынешние обитатели Кремля, окажись они на месте грузинского президента.


    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх