EN|RU|UK
 Общество
  31776  36
Материалы по теме:

 ВОЛОНТЕР АЛЕКСЕЙ ВОЛКОВ: "90% ИНФОРМАЦИИ О НАШИХ ПОЗИЦИЯХ ВРАГ ПОЛУЧАЕТ ИЗ СОЦСЕТЕЙ ОТ НАШИХ ЖЕ "ТУРИСТОВ""

В прошлой, домайданной, жизни он был обычным киевским предпринимателем. Сегодня Алексей Волков, оставив бизнес родственникам, доставляет помощь украинским бойцам в самые опасные точки передовой. Совместно с коллегами по общественной организации "Генерація дії" он разрабатывает детальную инструкцию по безопасности во время пребывания в зоне АТО.

В интервью Цензор.НЕТ он рассказал о липовых волонтерах и пирожковых туристах в АТО, глупых сэлфи и ненужных фотоотчетах с передовой, хандре и боевом духе украинских воинов.

Первый боевой опыт Алексей получил еще во время Майдана - возил раненых в медицинский пункт при университете строительства и архитектуры. Когда все устаканилось, руководство вуза выделило волонтерам одно из подвальных помещений, где и базируется "Генерація дії". Там Алексей и рассказывает о своем опыте и волонтерских планах на зиму.

ПРИЕХАЛИ ДЕВОЧКИ, ЯКОБЫ ВОЛОНТЕРКИ, И ВЫВЕЗЛИ ДВУХ ДЕЗЕРТИРОВ

- Алексей, Вы активно призываете украинцев не ехать специально встречать Новый год в зону АТО. Хотя многие наоборот считают, что в праздничные дни наши воины нуждаются в дополнительной поддержке.

- Меня очень интересует вопрос безопасности волонтеров и паломничества так называемых туристов в зону АТО. Сейчас меня завалили просьбами взять с собой в колонну на Новый год и обеспечить им безопасность. Например, жена хочет встретить праздник с мужем, который находится на передовой, не предупредив его. Или просят: "Дайте нам солярки, мы поедем к "своим айдаровцам" бухать". Я призываю людей не ехать специально в АТО, чтобы отметить там Новый год. Во-первых, на фронте ребята и так спят друг у друга на голове. Они не могут принять такое количество гостей. К тому же, с дровами дефицит, соответственно, теплых спальных мест и без того мало. Во-вторых, это вопрос безопасности. Если взять глобально, волонтеры для Путина - враг №1, потому что без них наша армия сдуется. Поэтому целью диверсионных групп является не только офицерский состав, но и волонтеры. Но одно дело, когда в обычное время в АТО находятся всего несколько машин, а другое - когда будет огромная навала: хочешь - минируй, хочешь - стреляй. В таких колоннах будут ехать люди без броников и специальных знаний. Мы обсуждаем эту информацию в Комитете безопасности волонтеров, но нужно донести ее до людей.

волков волонтер

- Странно слышать, что волонтеры разрабатывают концепцию безопасности для своих же коллег. Не все активисты сознательные?

- Волонтеры - очень образное понятие. Сейчас это слово стало модным, как после Майдана многие начали говорить, что принадлежат к какой-то сотне, при этом громили ларьки и занимались беспределом. Или были забавные ситуации, когда ловили явного вора, но он оправдывался, мол отнесет все украденное на Майдан. Сейчас волонтерское движение столкнулось с аналогичной проблемой - когда рядом с настоящими волонтерами действуют липовые. Например, 72-я бригада не пускает волонтеров в свое расположение после одного неприятного случая: к ним приехали девочки, якобы волонтерки, привезли три торбочки, их приняли с распростертыми руками, а они вывезли двух дезертиров.

Также странно, что в последнее время начали организовываться новые сообщества волонтеров, которые не имеют ни документов, ни концепции работы, но уже собирают деньги. От этого грустно становится - похоже на то, что власть имущие пытаются под себя подгрести то, что уже работает.

- Какие идеи, кроме безопасности волонтеров, Вы предлагаете?

- Нам нужно научиться координировать свои действия. Люди хотят делать что-то полезное, но не всегда знают о фронтовых реалиях. Например, что с дровами дефицит, поэтому там нужны буржуйки с высоким КПД. Как правило, к ним приделывают дымоход, дверцы… и вперед. Получается армейская буржуйка советского образца - чугунный очаг, при котором почти все тепло вылетает в трубу. Эти тяжелые буржуйки везут за тысячи километров, выгружают, а в итоге ребята получают то же самое, что уже имеют.

Печки, которые делаем мы из газовых баллонов, более сложны в изготовлении: благодаря лабиринту и камере дожига в ней можно полночи топить подвал с помощью минимума дров. Всего мы поставили 40 таких печек. Сотрудничаем с одним заводом, который нам для этой цели предоставил помещение. Знаю, что такие печки также делают в Ирпене и Днепропетровске.

Мы сперва раскидали эти буржуйки по разным частям в качестве эксперимента. Поставили в огромном каменном подвале ХІХ века, 4 метра высотой, который ранее практически невозможно было протопить. Когда же затопили нашу буржуйку, там просто стало нечем дышать от жары, причем топили всего пятью или шестью бревнышками. При том, что в том подвале дверь не закрывают, потому что ее периодически выносит ударными волнами. Ребятам эти печки так понравились, что они сделали вылазку на сепарскую территорию и притащили 300 кг листового металла, сказали, чтобы мы им через неделю привезли еще таких буржуек. Осознать необходимость поставлять не то, что можешь, а то, что нужно, - значит попрощаться с эгоизмом.

волков волонтер

МЫ НЕ ВОЗИМ НА ФРОНТ ПЕРЕДАЧКИ СВОИМ РОДСТВЕННИКАМ И ЗНАКОМЫМ

- Много таких эгоистов среди волонтеров?

- Сложно сказать. Но хочу обратиться к тем, кто целенаправленно через всю Украину едет с мелким грузом к своим родичам и друзьям. Надо помогать не двум-трем, а всем, кто там служит. Я не раз наблюдал на блокпостах картину, когда бойцов такие пирожковые волонтеры посылают чуть ли не матом, хотя те просили только две пачки кофе. "Нет, это мы везем нашему Сереже", - отвечают им. Что значит "нашему"? Они все равноценно в этом холоде защищают Родину, как их можно разделить?

Другая сторона - девочки-мальчики, которые занимаются своеобразным туризмом в АТО. Они подставляют бойцов, потому что, когда попадают в плен, то спасать их срываются именно военнослужащие. Или еще хуже - они фотографируют местность и сразу чекинятся в соцсетях, четко называя населенные пункты: "Вот, посмотрите, мы доставили столько-то носков до такой-то бригады". Вообще отчеты - это хорошо. Но нужно хотя бы затушевать номера машин, лица бойцов и не указывать точно местность. Ведь 90% информации о наших позициях - куда наводить снаряды - враг получает из соцсетей от наших же "туристов". Был период, когда ребята по одному сектору попросили никакой информации не давать. Мы тогда вообще фотоотчеты не выкладывали, сохраняя конспирацию.

Другая проблема - нужно подумать, каким образом составлять отчеты так, чтобы не указывать, сколько именно помощи на конкретную точку. Потому что если писать, что в какое-то село завезли тонну картошки, то понятно, что там не десять солдат находится. Народ должен осознать это.

- Об этом уже давно и много говорят, но толку мало…

- Бизнесмены и местные органы власти, которые отправляют помощь на восток, зачастую точно даже не знают, куда она пошла и в каких условиях распределяется. Поэтому и делают столь неаккуратные отчеты.

- Также Вы не в восторге от деятельности журналистов на фронте.

- Три дня назад, когда были в 3-й танковой, мы прятались от иностранных журналистов и нашего телевидения. Потому что если засекут машину, то на нас начнется реальная охота. У нас уже был случай, когда нашу машину засняли, взяли у нас интервью - все красиво и мирно, а потом показали по каналу "Россия 24", что мы якобы делали поджог на Куликовом поле в Одессе. Та же история была, когда нас засняли летом, а потом обвиняли в том, что мы якобы через русскую территорию ездим в обход. Да, мы проехали без погранконтроля, потому что пацаны были в окружении, и к ним надо было любой ценой доехать. Когда я рассказал на камеру наш маршрут, нас в Куйбышево поймал бывший "Беркут". Тот блокпост состоял из бойцов подразделения "Скиф" - бывших "беркутовцев", "Сокола" и сотрудников милиции, уволенных по статье. Они нас продержали без предъявления обвинения два дня. Поэтому я с опаской отношусь к тележурналистам.

волков волонтер

ПЕРВОЕ, ЧТО НУЖНО ЗАСЕЧЬ ГЛАЗАМИ, ПРИБЫВАЯ НА НОВУЮ ПОЗИЦИЮ, - ГДЕ НАХОДИТСЯ БЛИНДАЖ

- Поговорим конкретнее о Вашей деятельности. Вы шутите, что в данное время больше возите, нежели собираете. Как так получается?

- За счет того, что у нас есть уникальный опыт доставки помощи в АТО. Нам отгружают собранную помощь "Материнський оберіг", "Крепость", "Подольская самооборона" и много других организаций. Сейчас активно собираем на покупку транспорта, потому что нам в упор не хватает бусов.

Мы не возим на фронт передачки своим родственникам-знакомым. Допустим, в "Айдаре" воюют люди, которые помогали нам основываться, но мы целенаправленно именно им помощь не возим. У нас уже есть сложившиеся связи по всему фронту с подразделениями, к которым мы катаемся с первых дней, - очень уважаем 79-ю и 72-ю бригады. После президентских выборов им приказали отрезать российскую границу, они попали в окружение. Мы прорвались к ним, ночевали по нескольку дней под обстрелами.

Также хорошие отношения с 3-й отдельной танковой бригадой - там ротным служит сотник 1-й сотни Самообороны, с которым я был на Майдане, с "Айдаром" - там служит другой сотник и куча наших ребят. Со многими бойцами мы можем вместе отмечать второй день рождения.

Если мы едем, останавливаемся на каждом блокпосту и узнаем об их потребностях. В последний раз ситуация была очень сложная. Волонтеры, ехавшие к 23-й бригаде, попали в плен, и она полностью осталась без обеспечения. Потом поехали новички, они не выдержали обстрела и развернулись. В итоге нужно было срочно обеспечить 23-ю, но там же рядом сидит 28-я, которая тоже очень плохо обеспечена. Из шести их блокпостов четыре находятся на сепарской территории.

- К определенной методике подготовки экипажей Вы пришли еще летом. В чем она состоит?

- Ездим только с бронежилетами, рациями, предварительно экипаж проходит подготовку. В каждом экипаже 2-3 человека, один завоз буса длится 3-4 суток. Но вообще наш уникальный опыт состоит в людях. Опытный волонтер - это сплав логистики, психолога, воина и медика. В зоне АТО свои законы. Знание местности в АТО очень важно, там нельзя ездить по GPS. Большинство же туда едет, будто по обычной украинской дороге. Но там есть много тропок, по которым надо объезжать, знать, где заминировано. Нужно держать связь с бойцами правильно, чтобы не выдать свое расположение. Необходимо иметь надежный круг общения, потому что волонтеров уже больше месяца выхватывают с помощью радиоперехвата. Это известная схема: звонит якобы доверенное лицо, говорит, что заболел и не может встретить, а вместо него встретят бойцы. Эти "бойцы" встречают волонтеров, проезжают все украинские блокпосты аж до "передка", а перед последней линией люди исчезают. Потом через день эти волонтеры оказываются в каком-нибудь Енакиево. Также важно знать местные сформировавшиеся обычаи - как здороваться с блокпостами, как проверить, не засекли ли машину.

- Как выбираете людей для своих экипажей?

- Многие прошли школу во время Майдана и сейчас, когда имеют свободное время, садятся за руль и едут в АТО. Однако не все выдерживают, люди отсеиваются сами по себе.

Повторюсь, что боевая подготовка волонтеров очень важна. Первое, что нужно засечь глазами, прибывая на новую позицию, - где находится блиндаж и куда прятаться при обстреле. Не туалет, не кухня, не "здравствуйте, ребята", а блиндаж!

Я говорю это с уверенностью, сравнивая свои действия полгода назад и сейчас, когда набрался опыта. Помню, как летом впервые попал под обстрел. Нам сказали спать обутыми, спальник не застегивать. Наши постоянно держали наготове зенитку, потому что летал вражеский беспилотник. Сбить его не могли, потому что летал он над российской территорией. Начался обстрел, все бросились в блиндаж, я застрял, потому что разгрузка была большой, еще и фляга с аптечкой. Ребята опытные, броники поснимали. Меня с матами впихнули в тот блиндаж. Тогда осколком снесло голову повару, который нам чай наливал.

ТОСКА НА БОЙЦОВ НАВАЛИВАЕТСЯ ВЕЧЕРОМ

- А в общем, какое настроение у бойцов?

- Некоторые ребята там сидят по девять месяцев. По бумагам их перевели на учение, а на деле они находятся на передовой. В частности это касается 72-й бригады. Новый год все хотят встретить с семьями, но ведь не отпустишь-то всех. То, что до сих пор не провели нормальную ротацию, - это верх дебилизма. В любой нормальной армии мира солдаты находится на передовой максимум 30 дней. Потом их направляют в центр реабилитации, и лишь после этого либо домой, либо снова на работу. А нашим ребятам дают отпуск 5-7 дней, при этом не обеспечивая транспортом.

Недавно наш второй экипаж вез бойца, который три месяца в госпитале пролежал, и обратно пошел на войну. Ему даже не предоставили транспорт, чтобы он мог попасть в свой батальон - бросили фразу: "Тебя волонтеры подвезут". Тоска на бойцов наваливается вечером после отбоя. Если с ними не ночевать, то это даже не заметно.

- Не хотелось бы верить, что это повально…

- Я не могу утверждать, что все подразделения впадают в хандру. Все зависит от командира. Допустим, батальон "Киев-2" - просто несгибаемые ребята - они без бронетехники смело лезут туда, куда даже и с техникой не посылают. Их комбат все поставил таким образом, что они всегда в тонусе. В 3-й роте 3-й танковой бригады все экипажи, как одна семья. Там есть такой Стельмах, бывший учитель истории. Так его все бойцы называют отцом, независимо от звания - со всеми проблемами идут к нему. Надо видеть и слышать их беседы у костра, когда они встречаются. Нет телевизора, интернета, связи - только костер, на котором варят очень вкусную юшку. Вот это здоровый коллектив! В то же время, я видел другие подразделения, где нет людей, которые могли бы взять на буксир психологические проблемы сослуживцев.

Для помощи волонтерам "Генерації дії":

Карта Приватбанка

5168 7553 9316 4005 Волков Олексій

Ольга Скороход, Цензор.НЕТ

TUVwTVVYWjBRemN3VERkUmRtUkhRekJNV0ZKblRrZE1TVTVETURCTWRsSnFlVVJSYzA1SFFUQk1lbEYxVGtNMFRIa3ZVVzUwUXpjd1dYcFJjemxEZDBsT1EyZ3dUSEpSZG5SSFFUQk1OMUpvWkVNck1FeFJka3c1UXk4d1REZFJkazVES3pCWmJsSnFTSHBSYzNSREt6Qk1kbEYyZEVNNU1GbE1VWFJrUjBFd1dYUTRNRXhFVW1kT1F6Z3dUR3BTYW5jOVBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх