EN|RU|UK
  207  2

 ВАЛЕНТИНА СЕМЕНЮК: «Я БУДУ ГЛАВОЙ ФОНДА ГОСИМУЩЕСТВА 25 ЛЕТ…ПОКА НЕ ВЕРНУ «КРИВОРОЖСТАЛЬ» ГОСУДАРСТВУ»

Валентина Семенюк — одна из самых ярких женщин в украинской политике. В эксклюзивном интервью она согласилась ответить на вопросы, касающиеся сразу двух ее должностей — председателя Фонда госимущества и члена политсовета Социалистической партии Украины.

В проекте бюджета на 2007 год Кабинет министров  заложил доходы от приватизации равные 10 миллиардам гривен. Выполнимо ли это?

 

 

Сегодня стоит вопрос не только о приватизации объектов, а о приватизации их вместе с землей. А приватизация с землей — это уже совершенно другая цена. Поэтому, если будет конкурс с элементами аукциона, включая стоимость земли, поверьте мне, это — намного, намного больше денег. Сейчас соответствующий Порядок продажи земельных участков под объектами приватизации утвержден Кабмином, так что будем этим заниматься. Кстати, даже в бюджет этого года закладывали 500 миллионов гривен, исходя из того, что некоторые объекты будут продаваться вместе с землей. Но шла межведомственная борьба — кто визирует, кто не визирует. Я надеюсь, что уже на следующий год объекты будут продаваться вместе с землей.

 

 

С вашего позволения, несколько тем политической направленности. На политсовете Соцпартии в Виннице было принято решение об исключении Иосифа Винского из рядов СПУ. Как вы это прокомментируете?

 

 

Я вам хочу сказать, что это было решение постфактум. Потому что Иосиф Винский сам для себя все решил, когда не выполнил первое решение политисполкома СПУ, в котором сказано о том, что партия будет добиваться избрания председателем Верховной Рады Александра Мороза. Он не проголосовал за это решение. Но тут главное даже не это. Главное в том — что есть уставные нормы, которые говорят о праве критики, о праве выступления. И за невыполнение уставных норм его исключили. Фактически исключили за то, что он не выполнил устава партии. Есть средства критики в первичной партийной организации, на районной конференции, на областной, на политсовете, на политисполкоме, это твое право, пожалуйста — делай, но при этом идти в средства массовой информации, обливать грязью руководство партии… Если мы товарищи, то должны быть товарищами, есть нормы, этика поведения членов партии.

 

 

С другой стороны, есть принцип свободы слова, демократические партийные нормы…

 

 

Все регулируется уставом партии, который соответствует Закону «О политических партиях». Поэтому — не выполнил уставные условия, отдыхай.

 

 

А какие именно уставные нормы он нарушил?

 

 

Он исключен за действия, несовместимые с уставом Социалистической партии.

 

 

Он не имел право критиковать?

 

 

Имел право критиковать! Можешь критиковать, но по уставу сказано, что ты должен поставить этот вопрос в первичной организации, а не идти на пресс-конференцию. Вы же понимаете, что по уставу в партии большинство принимает решение. Если ты даже не согласен, то решение большинства  должен выполнить.

 

 

Вы допускаете, что в связи с «делом Винского» может быть раскол в Соцпартии?

 

 

Вот, к примеру, мы были на заседании политисполкома, и я могу сказать, что никакого раскола не будет. Тем более что Иосиф Викентьевич — это не та личность, из-за которой… Карточки писать — это он. Знаете, я всегда ценю по результату. Вы лучше посмотрите на результаты голосований по Хмельницкой области за все года избирательных компаний и конкретно на результаты голосования в том районе, где он был. Сразу все поймете. Я могу сказать, что мой округ держит первое место по Украине. Почему? Потому что все знают, кто я. Возьмите Александра Мороза. То же самое. Почему? Потому что знают, кто он. Не нужно никакой арифметики. Если Хмельницкий на кандидата в мэры от социалистов дает 1,02%, тогда вопрос к кандидату — кто ты, откуда?

 

 

Каков ваш прогноз относительно переговоров по коалиции, и в каком составе она все же будет?

 

 

Будет работать долго. Будет широкая коалиция. Не исключаю, будут ротации определенных должностных лиц, причем — будет конкуренция, как внутрипартийная, так и внутрифракционная и внутрикоалиционная. Все будут искать ошибки друг у друга. Конкуренция была всегда. Понимаете, человеческий фактор есть человеческий фактор. Поверьте мне, сегодня «Регионы» — это уже не те «Регионы», что были раньше. Это — во-первых. Во-вторых, ни одна партия над кем-то не станет. У нас получалось так, то президент хотел стоять над Верховной Радой (я имею в виду не Виктора Андреевича, а предыдущую власть). То Верховная Рада хотела стать над президентом, то Кабмин хотел стать над Верховной Радой, то ВР над Кабмином. Сейчас  совсем по-другому. Три ветви власти ответственны…

 

 

Я пережила на своем посту два премьера. Никогда премьер-министр не собирал руководителей по блокам в каждый понедельник на аппаратное совещание, чтобы спросить, как дела? Какие проблемы? Чем я могу помочь? Что сказать — никогда этого не было, а сейчас — нет никаких проблем. Вот я иду в Верховную Раду на заседание фракции. Закон нужно принять, и руководители фракции между собой ведут переговоры. Есть какой-то вопрос, который нужно вынести на голосование, но в соглашении написано, если хоть одна фракция не соглашается, такой вопрос не выносится на обсуждение. Это право вето, и, поверьте мне, это и есть эффективный механизм регулирования. Вот почему не включили в перечень приватизируемых предприятий «Укртелеком»? Все понимают, что социалисты и коммунисты выступят против.

 

 

И кто же составит широкую коалицию? Какова судьба коммунистов?

 

 

Поверьте мне, что коммунистов уже никогда не вывести из состава антикризисной коалиции. Коалиция создана таким образом, чтобы иметь право вето от партии. Изменить  — значит, нарушить баланс.

 

 

Допускаете ли вы, что часть электората СПУ, с учетом вашего блокирования с Партией регионов и коммунистами, переменит симпатии к вам?

 

 

Я тринадцатый год в парламенте. Все те, кто пытался на Соцпартию лить какую-то грязь, в основном сами и становились грязными. Знаете, можно быть честным, принципиальным. Но принципиальным можно быть тогда, когда ты имеешь большинство! А тут нужно находить определенный компромисс.

 

 

 Понимаете, мы, социалисты, как-то всегда шли впереди фарватера, и все к нам на наш хвост садились, ехали, брали наши лозунги, и говорили, что это они теперь будут делать, но при этом люди хорошо понимали, кто есть кто! Вот вам живой пример — вспомните 2000 год. Мы вышли на Майдан. Кто нас тогда  поддержал? Но это была основа. 2004 год — мы вышли на Майдан. И кто руководил Майданом — социалисты! Потому что у нас уже был опыт. Я помню, что когда Виктор Ющенко не хотел с нами подписывать соглашение, Мороз тогда отозвал свои заявления, а когда Александр Александрович вышел на трибуну, в его адрес стали выкрикивать: «Иуда! Предатель!» В два часа Мороз подписал соглашение, и крики сменились на «ура!!!», «Мороз — национальный герой». Народ ведь не обмануть. Поскольку люди видят, кто есть кто. Вот в этом году попробовали создать искусственный Майдан. Он получился? Нет. Потому что людей уже не обмануть. Они видят, где добро, а где зло. И заверяю вас, пусть сегодня именно у социалистов фракция вот такая — масенькая-масенькая, но от нее многое зависит. Мы уже прошли это испытание.

 

 

 Я же даже когда-то Кучме говорила: «Вы же должны понять, что мы, социалисты, в государстве санитары». И если бы он умно сделал, прислушивался хоть немножко, хоть на 30 процентов, к нашему мнению и убирал тех, кто его позорили, его положение было бы совсем другим. Нужно  еще сказать нам «спасибо», за то, что мы такие есть — прямые…

 

 

Я выступала против того, чтобы «Лугансктепловоз» забрали за 43 миллиона гривен. Один тепловоз стоит 48 миллионов! Пришлось даже выступать в 2005 году в Верховной Раде. Я сказала, что из Администрации Президента на меня давят, что бы я этот объект за 43 миллиона гривен продала. Но я этого не сделала. Я об этом сказала и на заседании Кабинета министров. Все смотрели на меня: «Как ты могла это сделать?» Помню, Зинченко мне звонит по телефону: «Как ты могла в Верховной Раде сказать, что идет коррупция в Администрации Президента?» Я отвечаю: «Слушай, а что это — неправда?». И вот сегодня стоит вопрос о том, чтобы приостановить конкурс по «Лугансктепловозу».

 

 

Я говорю о том, что машина запущена. Нужно продолжать. Но какое примут решение — такое и буду выполнять. Однако нужно учесть многие аспекты, которые могут негативно влиять на инвестиционный климат государства. Все надо делать по уму. Понимаете, когда Юлия Тимошенко на всех встречах рассказывала, что она, мол, Семенюк рекомендовала на должность главы Фонда госимущества, хотя, заметьте, ее рекомендации никто не ждал, рекомендовала-то ведь партия! Просто она раньше озвучила, потому что все она делает раньше положенного. И добавила тогда же, что Семенюк будет делать реприватизацию. Она на всех предвыборных встречах рассказывала это. Но я ведь этого не делала!  Мне же Юлия Владимировна рассказывала другое.

 

 

Я была автором закона о реприватизации в 2002 году. Его не приняли. Следовательно, что? Нет закона — нет реприватизации. Я нигде не говорила о том, что у нас есть реприватизация. Если премьер-министр говорит о том, что у нас есть реприватизация, которой фактически нет, потому что нет ни одного слова, ни в одном законе, значит, премьер-министр, являющийся должностным лицом, сам понижает инвестиционный климат в государстве. Сама унижала свою страну. Но при этом Юлия Владимировна не говорит, что когда был зарегистрирован закон о реприватизации на заседании Кабинета министров, она сказала: «Этот закон поддерживать мы не будем». И дала команду фракции не голосовать за это. О чем это говорит?  Это говорит о двойных стандартах. Вот ты, Семенюк реприватизацию и делай, твори беззаконие! О каком правовом государстве может идти речь в таком случае? Семенюк за диктатуру закона — но не за диктатуру пролетариата.  Нет реприватизации в Украине, потому что нет закона. А если вы хотите наводить порядок — примите закон. А если вы хотите делать беззаконие — такого никогда не будет. Я — социалист!

 

 

Скажите, сколько вы сами планируете занимать свой пост главы Фонда госимущества?

 

 

25 лет! Пока «Криворожсталь» не верну государству, столько буду работать. Я всем это говорю. Потому что я раньше говорила, что такой объект должен быть в руках государства.

 

 

Простите, но вы же его, этот объект, и продали!

 

 

Я выполнила то решение, которое принял Кабинет министров Юлии Тимошенко. И написала заявление об отставке. Но, видя мой профессионализм, Президент Ющенко не принял мою отставку. Потому что, поверьте мне, провести такой конкурс в таких условиях, когда тут — и собаки, и оцепление… Когда не хотели прямой трансляции по телевидению, потому что она, с одной стороны, давала возможность провести открытый конкурс, с другой — не дала шанса определенным лицам по договоренности использовать свое положение. Поэтому все конкурсы по объектам на приватизацию — только при телевидении. Я не отступлю от этого принципа. Жаль, что социалист Семенюк не была председателем Фонда госимущества с 1994 года, тогда сегодня была бы совсем другая ситуация в стране. 

 

 

Кстати, о приватизации. Премьер-министр  Виктор Янукович заявил о том, что приватизация «Лугансктепловоза» может быть приостановлена. Как вы считаете, в связи с чем это было сказано?

 

 

Я не могу комментировать премьер-министра. Он обладает более широкой информацией. Тем более что решение о приватизации принимал еще предыдущий состав Кабинета министров. Перечень предприятий утверждался 5 апреля 2006 года при  Юрии Еханурове. И если Кабмин примет решение приостановить приватизацию, вынесет соответствующее распоряжение, Фонд его выполнит…

 

 

Я утвердила комиссию, в состав которой входят представители Минпромполитики, Минтранса, СБУ, других ведомств. Они вносили свои предложения. Условия конкурса выписаны по таким же параметрами, как и условия конкурса по продаже «Криворожстали». С технической стороны это были условия Минпромполитики. В Минтрансе, в свою очередь, вносили свои предложения. Есть документы, которые подписаны всеми представителями. Я же не могу не доверять тем министрам, которые вносили эти предложения. Поэтому хочу сказать, что это право правительства — пересматривать решения. Может быть, те министры, которые входили в предыдущее правительство, что-нибудь не учли. Я — не технарь, я — продавец…

 

 

 Я вам могу сказать, что сегодня у нас девять компаний, которые проявили интерес к покупке предприятия, из них три — иностранные. Они подали соответствующие документы. Две компании уже уплатили регистрационный сбор. А что касается условий конкурса. Знаете, когда проводили конкурс по продаже «Криворожстали», все тоже говорили, что он был сделан под какую-то компанию. Но ведь конкурс проходит с элементами аукциона, будет прямая трансляция по телевидению. Когда каждый из девяти претендентов, подавших заявки, подписывается, что согласен с данными условиями конкурса. В итоге все покажет молоток лицетатора — кто больше уплатил, тот и получил. Я, например, когда шла приватизация «Криворожстали», даже не думала, что Mitall Steel купит этот объект за такую стоимость.

 

 

Сама приватизация, повторюсь, — это конкурс с элементами аукциона, с прямой трансляцией по телевидению, и все могут увидеть, на какой цене остановится удар молотка. Вот и все. Но спрашивать за инвестобязательства я буду строго, и предупреждаю покупателей, что если условия не будут выполняться, естественно, объект будет возвращен.

 

 

Повлияет ли на бюджет-2006 возможная отмена продажи «Лугансктепловоза»?

 

 

Возможен срыв бюджета. Аналогичная ситуация с Криворожским горно-обогатительным комбинатом окисленных руд (КГОКОР), на базе которого по постановлению предыдущего правительства будет создано совместное предприятие (оно было принято в последний день перед отставкой правительства). Это постановление Фонд госимущества не визировал, мы дали совсем другой проект постановления, где выписывали конкурентные условия для отбора инвестора.  Кроме всего прочего, фактически, когда КГОКОР снят, чем я буду выполнять план приватизации? Понимаете, в Украине уже нечего продавать. Или же нужно пересматривать перечень запрещенных к приватизации предприятий, а для этого — идти в Верховную Раду, а это, естественно, проход закона, вывод из перечня предприятий — так на все это уйдет минимум год. Поэтому здесь нужно смотреть, что можно выполнить, а что нельзя…

 

 

 Я — не член Кабинета министров. Как у председателя ФГИУ, у меня определенный статус, который утвержден положением «О Фонде госимущества Украины» и Конституцией Украины. Я прекрасно понимаю, что вопрос о невыполнении плана может стать поводом для моего снятия, но для этого нужно пойти в Верховную Раду, сделать подготовку соответствующего документа и сказать: «Вот, Семенюк не хочет продавать». А с другой стороны, если закончатся объекты, как мы будем жить? Что продавать?

 

 

Раньше вы выступали против приватизации «Укртелекома»…

 

 

 

Моя позиция не изменилась. Есть Верховная Рада, пусть она и решает. Кстати, в план приватизации на 2007 год «Укртелеком» не включен. Есть закон, который запрещает это делать — и Фонд госимущества сегодня приватизацию «Укртелекома» проводить не будет.

 

 

Источник: Сергей Высоцкий, Известия в Украине
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх