EN|RU|UK
  994  7

 ДЕНЬ МЕДВЕДЯ

ДЕНЬ МЕДВЕДЯ (Евгений Киселев)

Медведь – символ силы и власти, царь зверей, у которого в природе практически нет соперников. Однако другой "медведь" – наш новый президент Медведев – пока слаб, и пока неясно, когда у него появится реальная президентская власть и появится ли она вообще.

У президента Дмитрия Медведева – очень русская фамилия, производная от названия от одного из основных символов России, медведя. Медведи – герои сказок, басен, пословиц и анекдотов, и они изображены на гербах многих русских городов. Медведь по имени Миша был официальной эмблемой летних Олимпийских игр в Москве в 1980 году, а сейчас является символом "Единой России", партии, контролирующей абсолютное большинство депутатских мест в парламенте страны. Медведь – символ силы и власти, царь зверей, у которого в природе практически нет соперников.
Однако другой "медведь" – наш новый президент Медведев – пока слаб, и пока неясно, когда у него появится реальная президентская власть и появится ли она вообще. Причины этого вполне понятны. Во-первых, Медведев испытывает острый дефицит легитимности. Всем понятно, что Владимир Путин, по сути дела, назначил его, что он пришел к власти с помощью несправедливых выборов, где не было реальной борьбы, и что на его победу с самого начала работали средства массовой информации, следующие кремлевской линии. А раз выборы были понарошку – значит, Медведева не могут рассматривать или принимать как настоящего царя.

Во-вторых, легитимность Медведева будет ослабляться и тем, что рядом с ним на посту премьер-министра будет пока еще значительно более популярный политик – Путин. Никто толком не знает и не понимает, как будет работать новая "двухголовая" конструкция власти.

В целом же есть противоположные две крайние точки зрения на этот вопрос. С одной стороны, либеральные оппоненты власти считают Медведева марионеткой в руках Путина. У Медведева нет собственной базы поддержки, и он временно назначен на должность местоблюстителя президентского престола, который ему придется освободить по первому требованию Путина, очень может быть, даже до срока.

С другой стороны, кремлевские либералы истово проповедуют идею о том, что Путин от души гордится своим избранным преемником и считает, что у России теперь будет молодой, современный, блестяще образованный президент. Согласно этой теории, Путин готов помогать Медведеву, вплоть до того, что не погнушается играть вторую роль ради успеха преемника.

Крайности, скорее всего, далеки от истины, которая, как обычно, находится где-то посредине.

И Путин, и Медведев уже несколько раз заявляли, что не собираются перераспределять полномочия между президентом и премьером, особенно за счет ослабления президентской власти. Однако слишком сильно верить этим заявлениям было бы неразумно. В конце концов, Путин в прошлом много чего обещал, но потом изменял свои намерения. Например, некогда он публично выступал против банкротства ЮКОСа, и против отмены прямых выборов губернаторов, и против собственного вступления в "Единую Россию". Интереснее всего то, что он также решительно отрицал какие-либо намерения стать премьер-министром.

Один из элементов фирменного стиля Путина – это тянуть с принятием важнейших решений до последнего момента. Обычно он принимает решения импульсивно и меняет планы на ходу. Невозможно избавиться от ощущения, например, что Виктора Зубкова он назначил премьер-министром, потому что у него был другой план, который позже был отброшен. Скорее всего, Путин не хотел становиться премьером при президенте Медведеве, а думал поручить эту роль надежному и проверенному Зубкову.

Но в последний момент Путин заглянул в будущее и, ужаснувшись мысли о том, что в течение четырех лет будет не у власти, решил стать премьер-министром.

С одной стороны, нет особых оснований сомневаться в том, что между Путиным и Медведевым действительно существуют близкие, доверительные отношения. Возможно, они действительно смогут договариваться по всем самым деликатным вопросам – как избежать конфликтов при принятии решений, кого назначить на новые посты, кого отправить на заслуженный отдых, кому и как обеспечить гарантии неприкосновенности и безопасности, и так далее.

С другой стороны, совершенно непонятно, как избежать накаленной конкуренции и потенциального конфликта двух центров власти, когда одна сторона пытается перехитрить другую и получить преимущество. На самом деле любой семейный человек знает, что это такое. Это когда, например, ваша жена запретила вашему сыну идти в кино, а он выуживает разрешение на поход в кино у вас. Если министру, губернатору или главе компании не удастся получить высочайшее одобрение тех или иных проектов у Путина, они неизбежно побегут к Медведеву в надежде – вдруг он разрешит?

Тем не менее, вероятно, будет принят закон, освобождающий Путина как премьер-министра от необходимости заниматься текучкой и рутиной, но ведь никто и не думал всерьез, что Путин будет заниматься такими скучными вопросами, как улучшение дорог и прогнившие трубы в ветхих жилых домах страны?

Трудно избавиться от ощущения, что все эти разговоры про то, что Белый дом Путина будет главнее медведевского Кремля, идут от высшей бюрократии, которая имеет своекорыстный интерес в сохранении путинской власти. Многие сторонники Путина и высшие должностные лица надеялись, что в своей речи на инаугурации в среду он даст понять, что реальная власть останется у него, несмотря на то, что Медведев вот-вот примет присягу. Но в реальности Путин выглядел во время церемонии смиренным – возможно, даже удрученным. Это наводит меня на мысль о том, что Путин принял, хотя и скрепя сердце, передачу власти Медведеву. Принципиальные элементы расклада сил между президентом и премьер-министром не изменились. Президент – верховный главнокомандующий, он назначает министра обороны, министров иностранных и внутренних дел. Он назначает руководителей ФСБ и, наконец, может отправить премьера в отставку.

Более того, президент определяет внешнюю политику России. Когда в июле на саммите "большой восьмерки" в Японии Запад признает Медведева как верховного лидера, это будет важным источником его легитимизации в качестве полновластного президента страны. В свое время, в конце 60-х – начале 70-х годов этим источником мастерски воспользовался тогдашний советский лидер Леонид Брежнев. Он замкнул на себя все политические переговоры на высшем уровне с лидерами США, Франции, ФРГ и других держав, и, используя этот рычаг, очень скоро оттеснил на вторые и третьи роли других наиболее влиятельных членов советского руководства.

Сегодня же главное то, что конституция предоставляет президенту огромный объем полномочий. Его власть укрепляется еще и прочно устоявшейся в народе традицией воспринимать Кремль, контролирующий вооруженные силы и спецслужбы, как единственный и верховный центр власти в стране.

Правда, для этого президент должен не просто занять главный кабинет в Кремле, но и сделать кое-что еще. Он должен быть наделен достаточной смелостью и волей, чтобы сохранить власть, которая сопряжена с этим постом. Обладает ли Медведев этими качествами – время покажет.

Евгений Киселев – политический аналитик и ведущий политического ток-шоу на "Эхо Москвы"
Источник: The Moscow Times
VEhrdlVXNU9RekV3VEZSUmMzUkRNVEJNVkZGMFpFTjVUSGs0UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх