EN|RU|UK
  259  6

 ЮРИЙ ЛУЦЕНКО: "КРОВЬ МЕНТА ДОЛЖНА СРЫВАТЬ ЛЮБЫЕ "КРЫШИ"

Нашумевшее убийство офицера УБОП Романа Ерохина, специализировавшегося на выявлении незаконной конвертации денежных средств и сравнительно недавно переведенного в Киев из Донецка, имеет большой шанс превратиться в вечный «висяк» не только из-за своей резонансности. Нас уже не удивляет активное участие в выполнении заказных убийств наравне с лицами с уголовным прошлым офицеров элитных подразделений правоохранительных органов. Не удивляет, что убийцей становится тот, кто еще вчера сидел за одним столом с жертвой и считался его приятелем.

Если исходить из официальной позиции МВД, по большому счету, принципиальная новость в этом деле одна: следствие полагает, что заказчиком убийства полковника УБОП стал народный депутат Украины, «куратор» определенной финансовой структуры. Что добросовестное выполнение Ерохиным своего профессионального долга привело к его жестокому убийству.

По данным «ЗН», это один из семи банкиров с донецкими корнями, ставших депутатами Верховной Рады.

Беседу с министром внутренних дел Ю.Луценко мы начали, назвав имя народного депутата и конкретный банк, которые, по информации «ЗН», полученной нами от оперативников МВД, фигурируют в материалах дела об убийстве Р.Ерохина. Однако официально, на диктофон, на оба вопроса министр ответил так: «Не могу комментировать». Интервью министра представлено ниже. Однако кроме главной версии следствия МВД существуют иные. В частности, представленные в докладных записках, переданных президенту из «соседних» МВД ведомств. Первая версия: это — убийство как следствие масштабной рэкетирской деятельности потерпевшего, прикрываемой служебным удостоверением. Вторая версия: поскольку львиная доля денег, получаемых в результате деятельности «конвертов», передавалась крыше, покушавшимся нужен был не сам Ерохин, а реальный компромат на его высокопоставленных патронов.

О главной версии МВД «ЗН» рассказало первое лицо ведомства Юрий Луценко.

— Юрий Витальевич, не слышали ли вы о том, что в контексте данного дела в прокуратуре готовится представление о лишении неприкосновенности одного народного депутата?

— Насколько мне известно, такие действия не производятся. По моим данным, еще не собрана достаточная доказательная база касательно версии о причастности одного из депутатов Верховной Рады Украины в качестве заказчика этого преступления, а значит, еще нет возможности готовить представление о лишении неприкосновенности.

Кроме того, я не утверждаю, что конкретный депутат и конкретное финучреждение являются заказчиками совершения преступления. Я только озвучиваю главную версию следствия МВД. Сегодня следствие находится в руках Генпрокуратуры. Тем не менее, все оперативные и большинство следственных действий проводят наши работники. Я считаю, что собранных доказательств вполне достаточно для подтверждения нашей главной версии, но еще нет достаточных оснований для предъявления обвинения подозреваемому нами гражданину, занимающему высокое положение.

У нас есть исполнители убийства, организатор и еще одно ключевое лицо, которое было посредником (или соорганизатором) между формальным организатором этого преступления и подозреваемым нами заказчиком-депутатом. Это лицо нами контролируется. Следствие уверено, что получит от него необходимые показания.

Кроме того, следствие убеждено, что полученных доказательств и тех фактов, которые потенциально возможно получить от этого посредника, будет достаточно для предъявления обвинения главному подозреваемому — г-ну депутату. Меня это очень обнадеживает.

— Пожалуй, ни департамент внутренней безопасности МВД, ни следствие по долгу службы не могут руководствоваться в своей деятельности общепринятым правилом: «О мертвых либо хорошо, либо ничего». Так вот нет ли среди версий, отрабатываемых следствием, такой, которая предполагает, что причиной смерти может быть неблаговидная деятельность самого убитого, специализировавшегося на раскрытии преступлений, связанных с конвертационными центрами. Например, распространено мнение, что сегодня нечасто убивают тех, кто реально встает на пути незаконному бизнесу, потому что с подавляющим большинством можно договориться, убирают, если, например, выполняет свои профессиональные обязанности исключительно в отношении конкурентов своих «спонсоров», не держит данного слова или по другим причинам такого рода.

— Я не настолько близко был знаком с г-ном Ерохиным, как кто-то хотел бы представить. У меня действительно есть разная информация по поводу его деятельности. Тем не менее, он выполнял мое задание, направленное на борьбу с конвертационными центрами Донецкой области. У него были достижения на этом поприще и недостатки. Тем не менее, учитывая, что достижения превалировали, а также угрозы, поступившие ему в связи с этой деятельностью, я посчитал, что он стал специалистом в этом вопросе. Я перевел его в центральный аппарат, фактически подчинив ему по два-три сотрудника подразделения, специализирующегося на борьбе с экономическими преступлениями в каждой области.

—То есть вы ему доверяли…

—Я доверял ему как человеку, показавшему конкретные результаты в Донецкой области. Хотя знал и о его недостатках. Увы, в результате эту деятельность очень сильно саботировало руководство среднего звена МВД — и в центре, и на местах. Подчеркиваю — среднего звена, в то время как все разговоры о давлении на Р. Ерохина моего заместителя Евдокимова являются полной чушью. Именно из-за этого саботажа среднего звена я предоставил Ерохину более высокий статус, вывел его лично на себя и сам подписывал ему ОРД (оперативно-розыскные дела. — Ред.). Соответственно контроль за их реализацией я взял лично на себя. Обычно это уже крайняя мера, призванная показать подчиненным, что это дело находится под контролем высшего руководства.

Финансовое учреждение, о котором идет речь в озвученной мною главной версии убийства, проверялось не только г-ном Ерохиным, но еще одним работником, очень надежным, с моей точки зрения, — г-ном Сербиным. Он в результате революционных событий и не без моей помощи стал руководителем Донецкой налоговой милиции.

— Это один из двух убоповцев, содействовавших раскрытию преступления и приобретших широкую известность при расследовании уголовного дела об убийстве журналиста Александрова?

— Да, Сербин стал начальником налоговой милиции. Именно его первого уволили из числа руководителей налоговой милиции при недавних политических чистках. Позавчера я принял г-на Сербина назад в милицию вместе со всем тем массивом информации, подозреваемого нами финансового субъекта. По его информации, объем злоупотреблений в этом финансовом учреждении превышает миллиарды.

То есть два человека, которым я склонен доверять, — покойный полковник Ерохин и активно действующий подполковник Сербин, сходятся в одной точке. Также у меня есть информация от руководителей финансового мониторинга о том, что это учреждение — одна из самых агрессивных «помоек» грязных денег в Украине.

— Соответствует ли действительности информация о том, что на тот момент, когда С.Близников уже находился под подозрением по делу, начальник ГУБОП С. Корнич подписал его заявление об отпуске?

— Это действительно так, но через несколько дней по моему указанию, его отозвал из отпуска мой заместитель Евдокимов, курирующий соответствующий блок. В результате С.Близников слег на больничный, и его местонахождение нами контролируется.

— Вы говорили, что если удастся раскрыть это преступление, его последствия будут сейсмическими…

— Если следствию МВД, прокуратуры и СБУ (мы сообща занимались этим делом с первых дней пропажи Р.Ерохина) удастся доказать версию МВД, последствия могут быть таковыми не только для парламента, но для политикума в целом. Сегодня для избирателя не секрет, что многие народные избранники имели или имеют проблемы с законом. К сожалению, количество компромата — причем реальных, объективных сведений, которые получило общество на своих вождей, сломило порог чувствительности у избирателей. К сожалению, все это уже не меняет отношения электората к политикам: мол, подлецы, конечно, но свои — для кого-то синие, для кого-то оранжевые или еще какие-то. Но присутствие в списке заказчика расстрела полковника УБОПа МВД, я думаю, должно стать сигналом, что больше так жить нельзя. Если этот факт будет доказан, мне кажется, будут услышаны, наконец, предупреждения о наличии во власти иных людей с прошлыми или нынешними проблемами с законом.

Я не использую смерть Р.Ерохина, но считаю, что оставить без внимания факт расстрела высокопоставленного работника МВД, похищенного прямо с запасного командного пункта МВД, было бы неправильно. Да, во всем мире на выборах работают деньги. Но во всем цивилизованном мире деньги посылают туда своих лоббистов, а не киллеров, воров и паханов. Именно это я хочу исправить, а не расправиться с какой-то фракцией, каким-то отдельным депутатом.

Мне кажется, что политики уже понимают всю сложность создавшейся ситуации, примерно понимают возможные последствия для себя и уже предпринимают превентивные меры. По крайней мере, мне известны проекты заявлений определенных фракций по этому поводу, и я уже читаю статьи, которые обвиняют меня в организации политической разведки.

— Как вы считаете, каковы реальные перспективы расследования этого дела, ведь, к сожалению, при расследовании резонансных дел определяющими зачастую являются факторы, далекие от юриспруденции?

— Могу лишь сказать, что мы все обязаны вернуться к старой истине: кровь мента срывает любые «крыши». Вне зависимости от того, кто «крышует» НДС, незаконные финансовые операции, кровь мента должна призывать к сотрудничеству всех силовиков. Посмотрим, сумеем ли мы это сделать.

***

Имени народного депутата, фигурирующего, по словам наших источников, в деле об убийстве офицера УБОП, мы, после длительных колебаний, не называем по трем причинам. Во-первых, ему еще не предъявлено официальное обвинение. Во-вторых, и раньше, и в последние годы правоохранительные органы не раз и не два садились в лужу, налево-направо обвиняя в тяжких преступлениях тех, кто потом оказывался чист как стеклышко ввиду отсутствия состава преступления. Во всяком случае, это следовало из приговоров суда. Впрочем, две вышеуказанные причины нередко не становились для нас препятствием для обнародования аналогичной информации. Они перевесили лишь в сочетании с третьей, комплексной. Это отсутствие чувства внутренней убежденности в том, что указываемый персонаж из числа депутатов действительно виновен; в том, что в этом деле все так просто, как следует из «генеральной линии» МВД; а также определенный опыт освещения прискорбной деятельности оборотней в погонах из числа высших офицеров правоохранительных органов.

 

«ЗН» попросило народного депутата, который, по нашей информации, фигурирует в материалах дела об убийстве Ерохина, ответить на ряд вопросов.

— Вы были знакомы с Романом Ерохиным?

— Такой человек на Донбассе был. Я был наслышан о нем, но никогда не решал с ним ни личных, ни служебных вопросов.

— Вы никогда не общались с ним и вообще не встречались?

— Вы знаете, если случайно и встречался, то, может быть, лет 5-6 назад.

— А с Сергеем Близниковым вы знакомы?

— Да, я знаю его. Я вообще многих на Донбассе знаю.

— Когда вы виделись с ним в последний раз?

— Скажите, а к чему этот вопрос?

— Вопрос к тому, что, насколько известно, сегодня он является одним из главных подозреваемых в деле об убийстве офицера УБОП Р.Ерохина.

— Ну, в таком случае я считаю, что на данный момент такой вопрос — прерогатива следствия. Я бы не хотел, чтобы вы неправильно истолковали ответ.

— Известно ли вам, что вы и название финансовой структуры, которую связывают с вашим именем, якобы фигурируете в этом уголовном деле?

— Я читал в Интернете, слышал по телевизору, что там фигурируют политики и с той, и с другой стороны. Так, сплетни, официально мне никто об этом ничего не говорил.

— Правоохранительные органы не только не предъявляли вам обвинение, но даже не вызывали в качестве свидетеля, например?

— Никто не выходил на меня, никуда меня не приглашал. Я вот от вас только сейчас это слышу.

— А есть ли у вас версия относительно того, почему вы фигурируете в этом деле?

— Я думаю, это политика. Больше даже околополитические процессы. У людей есть желание перевести этот скандал на политическую почву и, я думаю, скрыть настоящих заказчиков преступления.

— А как бы вы объяснили, что ваш телефон якобы был в списке погибшего Ерохина?

— Думаю, поскольку он офицер УБОП, у него там мог быть чей угодно телефон. Правоохранительным органам сегодня легче взять распечатку звонков и проверить, были ли у меня с ним разговоры. Я свой телефон ему лично не давал.

 

Данное дело гораздо более неоднозначно, чем может показаться на первый взгляд, и, пожалуй, содержит гораздо более внушительный разрушительный потенциал, чем это анонсировалось. В частности, для самого Ю.Луценко «инкриминирование» ему создания политической разведки может показаться милой шуткой по сравнению с теми последствиями, которых можно ожидать в случае, если весь объем доказательств получит немилицейская версия.

Остается надеяться, что это убийство действительно сорвет любые «крыши». В том смысле, что никакой, даже самый высокий покровитель не сможет избежать правосудия.

А для того, чтобы это жестокое убийство стало отрезвляющим для простых смертных избирателей в нашей стране, прежде всего, нужна уверенность, что убили честного мента… Что, впрочем, не должно иметь никакого значения для меры уголовной и моральной ответственности того, кто его «заказал»…

Источник: Зеркало недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх