EN|RU|UK
  267  4

 ШАГ, КОТОРЫЙ НЕОБХОДИМО БЫЛО СДЕЛАТЬ

В жизни всегда объективно существует необходимость сделать нужные шаги ради достижения определенной цели. Мы бы никогда не научились читать, если бы не выучили азбуку. Или не научились бы плавать, если бы не вошли в воду.

Украина после президентских выборов 2004 года вынуждена была сделать несколько необходимых шагов для утверждения демократии, сохранения завоеваний Майдана. Правильность и последовательность этих шагов обеспечили бы успех страны в перспективе. Ошибки при их осуществлении должны были рано или поздно отразиться на дальнейшем развитии.

Эти шаги были неотвратимы, их нельзя было не пройти, иначе и политическая система, и общественные отношения законсервировались бы на домайдановском уровне. Конечно, эти шаги не могли быть безболезненными, простыми и однозначными, но они были жизненно необходимы для государства, для народа, для политиков. Эти шаги должны были стать прологом нашего пути к новым стандартам в политике, в общественных отношениях, в уровне жизни людей.

Первым шагом стало взятие ответственности командой победителей на президентских выборах за ситуацию в стране. Для этого ключевые государственные должности в центре и на местах заняли люди из той команды.

К сожалению, на этом этапе не удалось избежать проблем, которые потом экстраполировались на нынешнюю ситуацию.

Во-первых, лицо власти изменилось, неизменной остались ее суть и методы. Предпринимались определенные попытки сломать систему, но они, как правило, были точечными, несистемными, а потому не изменили ситуацию кардинально.

Во-вторых, было потеряно время для проведения немедленных и радикальных реформ во всех сферах общественной жизни. Тот уровень доверия и надежды, который имела команда победителей, давал возможность проводить даже непопулярные, но необходимые для страны реформы.

В-третьих, в Верховной Раде Украины не было создано крепкое пропрезидентское большинство, которое обеспечивало бы законодательно осуществление необходимых реформ.

В-четвертых, новоизбранный президент более чем на полгода фактически устранился от решения внутриполитических вопросов, отдав львиную долю своего внимания вопросам внешней политики и передав часть своей компетенции другим должностным лицам. Возможно, В.Ющенко верил, что его команда начнет честно и самоотверженно работать на благо народа.

Но большинство новых власть имущих восприняли победу В.Ющенко как карт-бланш для любых своих действий ради собственной выгоды. Вместо того чтобы немедленно приступить к выполнению данных на Майдане обещаний, политики принялись долго и упрямо делить должности, полномочия, влияние на президента.

Оранжевая революция по сути своей была либеральной, ее движущей силой был средний класс.

Но, как часто бывает, плодами революции воспользовались другие. Миллионеры победили миллиардеров и сами захотели как можно скорее стать миллиардерами. Хуже всего то, что В.Ющенко то ли не смог, то ли не захотел этому воспрепятствовать.

Такое положение вещей не могло продолжаться долго, неминуемо должен был случиться взрыв. И он случился в сентябре 2005 года.

Это был второй шаг, который оказался, возможно, и незапланированным, но необходимым с точки зрения развития ситуации. Общество впервые наблюдало мощную публичную огласку конфликта внутри властной команды. Такая огласка и внимание общественности должны были очистить власть, заставить задуматься над ошибками и сделать выводы на будущее.

Но политики слишком увлеклись этим конфликтом. Именно тогда прозвучали первые звоночки, но к ним никто не прислушался, очевидно, считая, что уровень народной любви и поддержки, несмотря ни на что, остается на предыдущем уровне. Суммарный рейтинг политических сил, ассоциируемых с силами Майдана, был довольно высоким и мало отличался от результата, полученного В.Ющенко во время президентских выборов.

Рейтинг же Партии регионов и В.Януковича составлял около 8—9%. Но как же он начал расти после сентябрьских скандалов и подписания никому не нужных меморандумов! Результат — более 30% голосов на парламентских выборах и, очевидно, еще больший процент в случае проведения досрочных выборов.

Для того чтобы примирить стороны либо как-то нивелировать этот конфликт, была предложена идея Майдана Согласия в годовщину оранжевой революции. Но в силу разных обстоятельств и, прежде всего, из-за амбиций политиков, Майдан Согласия превратился в Майдан Свободы. Никоим образом не хотелось бы преуменьшать значение завоеванной на Майдане Свободы, но к тому времени более актуальной была идея согласия. Тем более что не за горами был старт парламентской избирательной кампании.

Политики этого не осознавали, поскольку пришли на тот Майдан с одной целью — еще раз погреться в лучах народной любви. И Майдан был уже не тот — он был молчащим. Выводы снова сделаны не были.

Следующим, третьим шагом, который должна была сделать Украина, были очередные выборы народных депутатов Украины и советов всех уровней на новых пропорциональных основах. Наконец, как казалось, мы подошли к усилению роли партий в политической жизни, к их большей политической ответственности, к более четкой политической структуризации, к менее проблемному созданию большинства как в районных, так и в Верховной Раде. Были надежды и на более высокое качество депутатов, и на их непродажность.

Мало того, кроме новизны этих выборов в правовом плане, они должны были стать качественно новыми в политическом, идейном, моральном планах.

Эти парламентские выборы стали серьезным испытанием и для власти, и для народа. Власть должна была доказать и продемонстрировать готовность и способность обеспечить демократические, прозрачные, честные выборы, несмотря на многочисленные искушения и сложность, новизну самой технологии проведения выборов на пропорциональной основе.

Избиратели же должны были пройти тест на свою политическую зрелость, выставить политические оценки новой власти, продемонстрировать свое желание (или нежелание) идти предложенным той или иной политической силой путем. Люди поняли степень своей ответственности. А поэтому, несмотря на всю сложность избирательной процедуры, прошли ее достойно и сделали свой выбор. Следовательно, и этот сложный, но такой необходимый шаг общество сделало.

В целом тенденция, заложенная во время президентских выборов 2004 года, сохранилась: силы, которые отождествлялись с Майданом («Наша Украина», БЮТ, СПУ), получили больше голосов, чем силы, которые можно условно назвать антимайданными (Партия регионов и КПУ). (Если учесть еще и голоса партий, не попавших в парламент, то эта тенденция кажется еще более очевидной.)

Но и здесь не удалось избежать просчетов.

Во-первых, как ни старались убедить нас партии в тщательности и принципиальности формирования своих списков, в парламент все равно попало немало депутатов, уже предавших своих избирателей и партии или близких к этому.

Во-вторых, риторика лидеров парламентских гонок (особенно БЮТ) о нецелесообразности поддержки тех партий, у которых якобы нет шансов попасть в парламент, обернулась против самих этих лидеров. Возникает вопрос: разве были бы лишними для оранжевой коалиции, например, фракции Пора-ПРП или УНП?

В-третьих, отсутствие четкого механизма лишения депутатского мандата в случае выхода или исключения из фракции. Этот тезис является противоречивым, и в будущем едва ли нужным, но на этом этапе он был крайне необходимым ради адекватного отражения воли народа.

Четвертым необходимым шагом была процедура создания парламентской коалиции. Она длилась долго, в муках, в напряжении, но это тоже надо было пережить и политикам, и народу. Именно в этот период политики продемонстрировали свое настоящее лицо, способность договариваться не с позиции своих интересов, а с позиции интересов народа.

была процедура создания парламентской коалиции. Она длилась долго, в муках, в напряжении, но это тоже надо было пережить и политикам, и народу. Именно в этот период политики продемонстрировали свое настоящее лицо, способность договариваться не с позиции своих интересов, а с позиции интересов народа.

Это тоже была наука, это был прецедент создания коалиции сил, получивших поддержку большинства избирателей. Будем надеяться, что в следующий раз этот процесс будет происходить честно, открыто и быстро.

Но в этот раз нас ожидал еще один шаг, о котором все подозревали, но хотели, чтобы его не было, — измена. Почти полгода муссировалась тема измены. Выдвигались различные версии: кто, кого и когда предаст, с какой мотивацией и на каких условиях.

Но такой измены народ не ожидал. Когда уже было объявлено об образовании оранжевой коалиции, СПУ вошла в коалицию иного формата. Это перевернуло все с ног на голову. Преимущество сил, отождествляемых с Майданом, полученное в результате выборов, сейчас превратилось в фикцию. И это самое худшее, поскольку фактически подверглись ревизии результаты народного волеизъявления. Очень сомневаюсь, что избиратели, например в Киевской или Житомирской областях, голосовали бы за СПУ, если бы знали о намерении этой партии объединиться с Партией регионов или КПУ.

Вот поэтому надо было сделать следующий шаг — трудный, неоднозначный, но необходимый с точки зрения дальнейшего становления политической системы, политической культуры, политических отношений — роспуск Верховной Рады.

Надо было сделать акцент на том, что такое поведение политических сил недопустимо, что политическая сила должна быть ответственной, а не конъюнктурной, что политик должен исходить не из своих карьерных или бизнесовых интересов, а из интересов общества.

После этих событий я счастлив, что не являюсь народным депутатом Украины и не был участником такого позора.

Я горжусь тем, что являюсь участником трех революций: двух удачных — завоевание Украиной независимости и оранжевой, и одной неудачной — «Украина без Кучмы». Но сегодня можно констатировать, что и оранжевая революция закончилась поражением. Ни в коей мере я не хочу принизить роль и значение оранжевой революции и Майдана, которые стали уникальным событием в украинской и мировой истории. Но поражение революции произошло не вчера, а еще тогда, когда Майдан не был окончательно освобожден от палаток.

Я спокойно воспринял решение В.Ющенко о внесении кандидатуры В.Януковича на должность премьер-министра. Это было неприятно, но ожидаемо. Удивляло только одно: прогрессирующее неуважение к собственным гражданам, весь вечер ожидавшим обращения своего президента, но так и не дождавшимся. Известно, что с двух до четырех ночи — это время для разного рода воров. А еще вспоминаются слова В.Ющенко на Майдане о том, что зэки никогда не будут править в Украине.

Аргументы В.Ющенко были неубедительны. Подписанный универсал — это очередная бумажка, не имеющая никакого юридического значения. Все зафиксированные в универсале позиции дублируют положения Конституции. Возникает вопрос: о чем договорились? Оказывается, договорились о выполнении Конституции!

Все ныне прикрываются тезисом о необходимости единства Востока и Запада Украины. Но когда на Майдане звучало: «Восток и Запад — вместе», то имелось в виду единство граждан в решении проблем, одинаковых для обеих частей Украины. Нам же под тезисом единства демонстрируют общность интересов номенклатуры, бизнеса и криминала Востока и Запада.

Украина вновь стоит перед новыми вызовами и угрозами. К сожалению, многое придется начинать сначала. Мы отброшены к 1990 году, когда нашим главным лозунгом было «Украина — независимое демократическое государство». Казалось, что в 1991 году мы обрели независимость, а в 2004 году — демократию. Сегодня мы оказались на грани потери и демократии, и независимости.

На ум приходят 50-е годы прошлого столетия, когда десятки колониальных государств вроде обрели независимость, а на самом деле получили новую форму зависимости — неоколониализм. Это проявлялось в экономической зависимости от метрополии, установлении марионеточных режимов и, как следствие, бедности населения. В этих странах к власти пришла компрадорская буржуазия, обслуживавшая иностранный капитал.

Подобные проявления стали реальностью для Украины. Трудно было представить, что это может произойти во времена президентства В.Ющенко.

Безнадежна ли ситуация? Или в ней есть свои позитивы?

Существуют объективные исторические и политические законы, заключающиеся в том, что любые революционные изменения чередуются с реставрацией, возвратом к прошлому. Но, к счастью, такие реставрации возникают уже на другом витке спирали развития общества.

Без сомнения, в Украине все придется начинать сначала, но позитив в том, что начинать придется не с нуля. В украинском обществе благодаря оранжевой революции создан качественно более высокий уровень развития политических и гражданских институтов. Поэтому можно утверждать, что мы не опустимся ниже планки, установленной Майданом. Будем надеяться, что возврат к прошлому будет кратковременным и безболезненным.

Другой позитив заключается в том, что нынешняя политическая элита наглядно продемонстрировала полнейшую неадекватность, несостоятельность и недееспособность. Она, с одной стороны, утонула в «подковерных» торгах за должности, за распределение финансовых и материальных ресурсов, а с другой — хотела и в дальнейшем нравиться народу и получать голоса на выборах. Деньги в очередной раз победили народ, но эта победа окажется пирровой уже в ближайшее время.

Нынешняя политическая элита совершенно не соответствует уровню сознания общества и его нуждам. Эта элита полностью дискредитирована и должна уйти в прошлое.

Общество пережило очередной шок, люди разочарованы. Но разочарование — показатель неравнодушия граждан. И это едва ли не самый главный позитив. Из таких небезразличных граждан должно возникнуть новое политическое поколение.

Сегодня в Украине на кухнях, в офисах, в транспорте обсуждают нынешнюю политическую ситуацию. Возникают новые неформальные объединения небезразличных граждан. Отрадно, что их костяк составляют молодые, энергичные, проевропейски настроенные люди — дети Майдана.

Это неотвратимо даст свой кумулятивный эффект, результатом которого в ближайшем будущем станет создание новых общественных организаций, которые дадут ростки новой политической культуры, политических традиций, политического поведения. Из этого гражданского движения вырастут политические партии нового типа.

В Украине произошло объединение политических команд, обслуживающих интересы криминального капитала. «Наша Украина», эдак с месяц поговорив о предательстве и вероломстве, сама пошла тем же путем. Партии, называвшие себя левыми, ушли обслуживать олигархические кланы. Место левых партий — свободно. Нужен также и объединенный правый блок, а еще — крайне нужна социально-либеральная партия среднего класса.

Фактически строить по-новому нужно весь политический спектр. Время покажет, какой из предложенных проектов будет успешным.

Ключевыми основами партий нового типа должны быть: внутренняя демократия, коллегиальность в поиске и принятии решений, постоянный контакт со своими сторонниками, реальное отражение их интересов, а не интересов партийных лидеров или реальных совладельцев партий. Эти партии должны нести кардинально новые идеи, иметь четкую идеологию, основываться на новых подходах и принципах.

Такие партии не должны иметь генерального спонсора или владельца контрольного пакета акций. Новые партии должны финансироваться ее членами и жить за счет посильных взносов всех своих членов. Между прочим, так финансировался Майдан.

Сейчас разгорелись дискуссии: кто является властью, кто является оппозицией, как они должны сосуществовать, на каких основах и принципах. Следовательно, нужно выработать механизмы, в т.ч. законодательные, взаимоотношений власти и оппозиции. Такой шаг необходим для того, чтобы ввести эти взаимоотношения в цивилизованное русло.

Нет сомнения, что на первом этапе центром тяготения оппозиционных сил будет Ю.Тимошенко и те немногочисленные парламентарии, которые с ней останутся.

Но реальной и принципиальной оппозицией к так называемой новой власти будет только украинский народ. Народ, вставший с колен. Народ, интересы которого в очередной раз попрали. Народ, ставший заложником амбиций политиков. Народ, не желающий, чтобы им управляла кучка людей, которые на это не способны.

Источник: Зеркало Недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх