EN|RU|UK
  234  1

 ОКРАИННЫЙ РАСКОЛ

Прошло пятнадцать лет с момента внезапного появления Украины на карте, а страна все еще продолжает борьбу за свое место в этом мире. "Оранжевая революция" 2004 года не смогла решить эту проблему. Не решили ее и состоявшиеся этой весной парламентские выборы. На прошлой неделе, после четырех месяцев политического паралича на сцену в роли премьер-министра внезапно вернулся пророссийский политик Виктор Янукович, чьи попытки фальсификации президентских выборов в 2004 году вызвали начало "оранжевого восстания".

Страна была и остается расколотой по многим признакам - территориальным, возрастным, языковым и культурным, но отнюдь не по национальным, как ошибочно полагают некоторые. Возможно, самые серьезные разногласия существуют между теми украинцами, которые считают, что их будущее связано с Россией, а экономика должна контролироваться государством и его олигархами, и теми, кто полагает, что страна должна сближаться с Западом. У первой группы есть влиятельные союзники в России, которые хотят вновь сблизить два славянских государства. Именно она составляет избирательную базу Януковича. Вторая группа считает, что полностью суверенная Украина должна жить в увязке с Европой, и поэтому она продолжает поддерживать "оранжевых" революционеров типа президента Виктора Ющенко и бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко.

Славянофилы и западники

Главное поле битвы это история. Сторонники реинтеграции считают, что русским, украинцам и белорусам самой судьбой предназначено жить в едином славянском православном государстве. Такие взгляды на прошлое берут свое начало в имперской России. В соответствии с этой точкой зрения, древняя Киевская Русь 10-13-го веков была родиной русской цивилизации, а Москва является ее правомочной наследницей. На протяжении прошлого века коммунистические идеологи Москвы и Киева трансформировали данные аргументы в лозунг "великой дружбы народов". В этой дружбе русские были "старшими братьями" всех остальных народов, прежде всего, украинцев и белорусов.

Как славянофилы, так и западники на Украине (и немногочисленные западники в Белоруссии) стремятся использовать историю в своих политических целях, причем последние хотят построить демократические, суверенные национальные государства и сблизиться с современной Европой. Они стараются подчеркивать свое общее прошлое с Польшей и Литвой, которые ныне являются членами элитных европейских клубов, в то же время представляя русских в качестве завоевателей и незаконных оккупантов. Чтобы преуспеть в реализации своего проекта, западникам нужно разъединить историю Украины и историю России и заявить об отдельном существовании украинской нации даже во времена правления Москвы.

"Национализация" прошлого активно продвигалась на заре двадцатого века. Основатель современной украинской истории Михаил Грушевский стал и основателем современного украинского государства, когда в 1917 году он был избран главой Центральной Рады, или парламента Украины. Вскоре большевики покончили с этим кратковременным экспериментом самоуправления. На первой волне сталинских репрессий Грушевского арестовали и отправили в Москву, где он умер в 1934 году при таинственных обстоятельствах. Такому защитнику украинской независимости или даже автономии было не место на этом свете. Сталин похоронил проект "ренационализации". Остатки его идей сохранились в украинской диаспоре за рубежом. Там они и оставались до развала Российской Империи в 1991 году. В том же году независимое украинское государство возродилось с новой силой.

Сегодня именем Грушевского назван один из центральных киевских бульваров, на котором находится украинский парламент и главное правительственное здание. Перед зданием Музея педагогики, где в 1917 году размещалось правительство Рады, и напротив национальной академии наук стоит памятник Грушевскому. Такие же почести отданы и другим заметным фигурам из украинского прошлого: киевским князьям Владимиру и Ярославу, казацким гетманам Богдану Хмельницкому и Ивану Мазепе, воспевавшему украинский народ поэту Тарасу Шевченко и гетману 20-го века Павлу Скоропадскому. Все это - открытая попытка по-новому изложить историю прошлого Украины.

Многие занимающиеся сегодня своей запутанной историей украинцы испытывают искушение заявить, что их нация всегда была такой - имеющей исконные и неизменные черты. Мысль эта, просматривавшаяся в работах Грушевского, первоначально появилась у другого украинского интеллектуала 19-го века Николая Костомарова. Этой идеей предпринимается попытка объяснить, как Украине удалось пройти через мировые войны, оккупации, террор, депортации, голод, ядерное заражение и другие бедствия, сохранив при этом свою национальную чистоту.

***

Как и русские империалисты, искажавшие украинское прошлое в своих собственных политических целях, так и новые националисты страдают одним и тем же недугом. Главным препятствием на пути их приверженности "исконной" украинской теории являются исторические факты. Абсолютно невозможно было сохранить "генетическую чистоту" (которая является редкостью в любом месте) на такой большой и разнообразной территории. Ее оккупировали многочисленные захватчики, смешивавшиеся с местным населением. Через территорию современной Украины прошли, оставив при этом свои генетические метки, монголо-татары, поляки, русские, крымские турки, немцы, австрийцы, венгры, румыны и многие другие. Добавьте к этому жестокую историю коллективной биографии живших здесь миллионов евреев - во время правления поляков, австрийцев и русских, а также тех, кто бежал на Украину от русского крепостного права. Трудно даже представить себе, каким может быть этот подлинно исконный украинец. Принижать национальное самосознание до уровня биологии - это оскорбление для миллионов украинцев.

На всем протяжении истории Украина как территория и как идея находилась на границах мощных евразийских империй и государств. Ее "окраинная" черта определила возникновение такого важного общественного явления, как казачество. В 17-м веке казаки создали собственное государство, которое отличалось как от московского самодержавия на северо-востоке, так и от приходившей в упадок польско-литовской конституционной монархии. Греческая католическая, или униатская, церковь тоже могла зародиться исключительно на окраине. Не случайно само название Украины схоже со словом "окраина". После Брестской унии 1569 года униаты стали придерживаться византийских церковных обрядов, но в качестве своего духовного лидера признают римского католического папу. Религиозные общины греческой католической церкви часто подвергались гонениям со стороны как римской католической церкви (главным образом, поляков), так и со стороны православной (в основном русской) церкви. Но в 20-м веке униатская церковь выступила в роли сторонника объединения христианских церквей и примирения восточного и западного христианства.

Что очень важно, окраинные земли всегда были многоконфессиональными и многонациональными. История украинского народа тесно связана с историей Польши, России, Израиля и других государств. Конечно, такое разнообразие способствовало возникновению кровопролитных межэтнических конфликтов, главным образом, в прошлом веке. Но это же разнообразие заставляло интеллектуалов предпринимать попытки разрешения проблем нетерпимости и неравенства. Некоторые из них приходили к выводу, что решением проблемы является этническая чистота и насилие. К этой группе относился украинский националист Дмитрий Донцов и его еврейский единомышленник из Одессы Владимир Жаботинский, ставший одним из духовных отцов современного Израиля. Однако основное направление интеллектуальной жизни на Украине чаще предпочитало многообразие и старалось выработать модели мирного и продуктивного сосуществования и даже сотрудничества.

Дети империй

Чтобы рассмотреть аргумент о том, что Украина мало чем отличается от России, следует совершить поездку в Москву и Киев. Отличия, наиболее ярко проявившиеся в последние 15 лет, являются не просто отражением специфики "национальных характеров". Сравните относительно плюралистическую религиозную ситуацию в Украине с гегемонией власти православной церкви в России. Что касается политики, Украина с самого начала своей независимости избрала парламентскую систему, что обеспечило зарождение мощной оппозиции. В России все было не так. Как отмечал якобы прокремлевский президент Леонид Кучма, с позором отправленный в отставку в 2004 году, Украина это не Россия. Но она также и не Польша, и не Белоруссия.

Многие из сегодняшних противоречий в Украине являются наследием оккупаций стран-соперниц, что определило возникновение четко очерченных регионов страны. Западная Украина (сегодняшняя Галиция и Буковина) исторически связаны с Польшей, Литвой и Австро-Венгрией, в то время как юг и восток страны, являющийся родиной казачества, веками принадлежал российской, советской, а также оттоманской империям.

Сегодняшняя Украина вновь оказалась на окраине, на границе Евросоюза и НАТО, которые открыли свои двери для ее вступления, и России с ее союзниками по бывшей советской империи, которые используют притягательную политику нефтегазового пряника (а порой и кнута). Президент Ющенко пытается поставить Украину на европейские рельсы. Новое правительство Януковича может предпочесть развернуть страну назад, навстречу Москве. Ни тому, ни другому не удастся сделать это с легкостью. История Украины, бросающая свою тень на настоящее и будущее страны, не дает возможности четко направить страну на восток или на запад. Она оказывается где-то посередине.

Марк фон Хаген является деканом исторического факультета Колумбийского университета, специализирующимся на российских и восточноевропейских исследованиях

Источник: Марк фон Хаген (MARK VON HAGEN), "The Wall Street Journal" Перевод ИноСМИ.Ru
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх