EN|RU|UK
  209  1

 ШЕНГЕНСКАЯ СТЕНА

На этой неделе стало известно, что расширение Шенгенской зоны на новые страны - участницы Евросоюза, запланированное на осень 2007 года, откладывается как минимум на шесть месяцев.

Причина: в Страсбурге не успевают окончить новую всеевропейскую систему компьютерного контроля, которая должна обезопасить Евросоюз от последствий постепенного расширения на Восток. Для обыкновенного поляка этот печальный факт означает, что ему еще полгода придется показывать свое удостоверение личности на польско-немецкой границе. Для обыкновенного украинца последствия страсбургской нерасторопности куда значительнее: еще целых полгода можно будет ездить в Польшу, не получая шенгенской визы.

О том, сколько будет стоить эта наклейка в паспорте и как сложно будет ее получить, говорить пока рано. Но очевидно, что расширение пространства свободного перемещения, где границы между государствами практически отсутствуют, может кардинально изменить жизнь тех, кто останется без права свободно перемещаться в западном направлении. Исчезнув в одном месте, граница неминуемо возникнет в другом. Можно только предполагать, чем займутся жители самых западных территорий Украины, когда граница Евросоюза снова совпадет с границей Шенгена.

Тем временем в Польше мало кто из простых граждан вообще знает, что значит словосочетание Шенгенская зона. Необходимость показывать ID на западной границе не слишком докучает, когда по ту сторону можно совершенно легально устроиться на работу, оплачиваемую в несколько раз выше, чем дома. Все меньше поляков удерживаются от соблазна пуститься за длинным евро или - чаще - фунтом стерлингов. В период сезонных работ трудовая миграция на Запад все более походит на массовую эвакуацию. При этом в северных регионах Польши, где наивысший уровень безработицы, многие работодатели уже не могут найти желающих работать за польскую зарплату. Неудивительно, что несколько недель назад вице-премьер Анджей Леппер предложил временно, но немедленно "легализировать" украинскую рабочую силу - иначе уже в этом году некому будет собирать польский урожай. Правда, ему быстро объяснили, что Евросоюз этого не поймет.

Естественно, неисчислимое количество украинцев работает в Польше и сейчас. Но число легально зарегистрированных вызывает только смех, а "черной" рабочей силы уже не хватает - к тому же, в очень обозримом будущем на ее пути встанет мощный шенгенский барьер. Национальные визы, выдаваемые для проезда на территорию одной шенгенской страны, тоже не очень помогут - их количество должно составлять определенный, достаточно небольшой процент от всех выданных этой страной шенгенских виз.

Такова логика современного капитализма - люди вынуждены ехать туда, где есть деньги, а деньги есть преимущественно на Западе. Трудовая миграция всячески поощряется всевозможными механизмами глобализации. Большинство польских студентов стремятся любой ценой получить какой угодно опыт работы за границей. Дело даже не в том, что сам факт работы в другой стране, пусть даже в самом малопрестижном месте, ценится работодателями очень высоко. Многие ездят на заработки не столько по финансовым, сколько по экзистенциальным мотивам. В начале XXI века очень трудно понять, в каком мире живешь, не погрузившись хоть раз в повседневную жизнь чужой страны - пусть даже в роли продавца мороженого или гостиничной уборщицы. Миллионы украинцев этот опыт уже получили - вынужденно, мучительно, и, конечно же, совсем не по экзистенциальным причинам. Но феномен заробитчанства может в корне изменить уклад жизни самих украинцев, которые, согласно расхожему и недалекому от истины мнению, всегда мало ездили за рубеж и мало интересовались тем, что происходит за пределами их мира. Заробитчанство - это и есть наша наиболее реальная, не официозно-декларативная, возможность интегрироваться в Европу. Старый континент переживает времена второго великого переселения народов, и украинцы должны в этом переселении принять самое активное участие. Нужно четко понимать, что через несколько десятилетий, отведенных Украине на гипотетическую интеграцию в Евросоюз, он уже не будет тем либеральным раем, которым кажется нам сейчас. Под влиянием трудовых мигрантов Европа меняется до неузнаваемости, и украинские заробитчане, возможно, сами того не понимая, вносят в эту трансформацию свою ощутимую лепту. Теперь Европа, точнее, та ее часть, которая еще верит в сохранение своей самобытности в мире глобализации, хочет отгородиться от нас шенгенской стеной. Не получится. Эту стену даже не придется брать штурмом - в конце концов, по ту сторону кто-то тоже должен работать на стройках и собирать урожай. Кроме того, сразу за Шегинями перед нами будет открываться (буквально!) безграничное пространство аж до Лиссабона и Рейкьявика. Главное - не позволить Европе уберечься от украинской рабочей экспансии.

Источник: Алексей Радинский, журнал "Корреспондент"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх