EN|RU|UK
  210  1

 ОТ БАСАЕВА ДО ЯНУКОВИЧА

Неделя перед саммитом выдалась бурная и жесткая: убили главного чеченского террориста, авиакатастрофа в Иркутске, бомбардировка бейрутского аэропорта, политическая свара в братской Украйне.

Заявление о гибели главного чеченского террориста. Который то ли взорвался сам, то ли был взорван конкурентами по военному бизнесу, то ли - действительно - устранен спецслужбами. Которые почему-то прибыли к месту происшествия на пять часов позже, чем местные милиционеры.

Иркутская авиакатастрофа, которую впору называть автокатастрофой: самолет совершил посадку, пассажиры успели поаплодировать искусству пилотов (странная российская привычка), после чего аэробус врезался в гаражи.

Похищение еще двух израильских солдат, бомбардировка бейрутского аэропорта, завязка большой ближневосточной драмы. Такое ощущение, что оголодавший после введения санкций ХАМАС в сговоре с другими бандитами осознанно спровоцировал Израиль, вынудил его разверстать армию на два фронта, а теперь подзуживает арабский мир на полномасштабную войну с евреями.

Политическая свара в братской Украйне, веселое предательство социалиста Мороза, растерянная реакция Ющенки и, как всегда, революционно-яркая - Тимошенки.

Ну, и наконец, подписание в Стамбуле договора о строительстве нефтепровода Баку-Джейхан в обход России; не из-за этого ли подписания наши бедные туристы двенадцатого июля целые сутки проторчали в аэропорте "Домодедово" - и не смогли вылететь в Турцию? Мир и безопасность. Энергетическая.

Почти каждое из названных событий будет иметь серьезные исторические следствия, даже автокатастрофа самолета: уже объявлено о строительстве нового иркутского аэропорта, и это сулит горькую радость всякому, кто мучался в нынешнем (пытаясь вылететь в бесконечный туман, пересиживая в соседних городах из-за нештатной посадки и проч.). Жаль, что - такой ценой; если бы не жертвы, правильное решение до сих пор не было бы принято. Но мы, будучи убежденными эгоистами, интересуемся не следствиями вообще, а следствиями в частности. Как происходившее и происходящее скажется конкретно на нас, на нашей судьбе? Что переменит в ней? В зависимости от ответа на этот вопрос мы даем окончательную оценку случившемуся.

Итак. Басаев. Само по себе исчезновение этого человекообразного существа с поверхности земли - воспринимается как возмездие и сулит моральное облегчение. То, что Басаев был жив, свободно передвигался по территории России (в частности - по Ингушетии, где прятаться особенно негде) казалось оскорблением здравому смыслу. И не имеет никакого значения, сам Басаев подорвался, или не сам (может быть, эфэсбэшники потому и не спешили к месту гибели, что слишком хорошо знали: там есть еще чему взрываться). Имеет значение нечто другое. Какие политические выводы будут сделаны из этого факта? Последний масштабный теракт г-на Басаева, бесланский ужас, стал поводом для учреждения вертикали власти и отмены выборности губернаторов. А его смерть? Каким поводом станет она? Поводом - для чего? Для очередного укрепления позиций спецслужб в составе современной российской жизни? Для дополнительной мотивации опасных планов спецопераций за пределами России? Похоже, что так.

Спустя два дня после гибели Басаева министр нашей доблестной обороны посещал некое авиапредприятие. Назвал марку вертолета, которую российская армия выбрала в качестве базовой; усомнился в необходимости идентифицировать останки Басаева (sic!); подвел черту: будет оформлен заказ на специальный вертолет для нужд ГРУ. И еще раз подчеркнул: только для ГРУ, для его специальных потребностей. А какие такие специальные вертолетные потребности у ГРУ? Только военно-точечные; напрямую связанные с новой мифологией энергетической сверхдержавы, которой угрожают все и отовсюду и которая может держаться только за счет нарастающей силы, контролирующей страну изнутри и отвечающей на вызовы вовне.

Какие ж у нас вызовы вовне? Ирак далеко; близко - Грузия. Через территорию которой а) пойдет обидный проамериканский нефтепровод, б) время от времени провозят оружие для северокавказских отморозков, в) не всегда хотят пропускать российских военных. Спору нет, российско-грузинские отношения никогда еще не были такими плохими, и нынешний Тбилиси сделал для этого все, что мог. Но спрашивается: мы будем вести затяжную дипломатическую игру, воздействовать на недружелюбного соседа политическими мерами, или станем военными средствами расшатывать ситуацию на сопредельной территории, чтобы инвесторы лишний раз задумались, стоит ли тянуть трубу сквозь это нестабильное пространство? Мстить за то, что наши погранцы в сговоре с грузинскими коллегами не мешают опасным грузам пересекать границу? за что, что через Ингушетию можно провезти все, что угодно - и не слишком дорого? Но тогда надо готовиться к тому, что мы подыграем русофобской части грузинской элиты; она спит и видит, как бы начать новую военную кампанию в Абхазии и Осетии, да так, чтобы в глазах американских покровителей не выглядеть зачинщиками.

Им-то все равно, увязнут они или нет; им лишь бы решить свои нарастающие проблемы. А нам разве - все равно? Ведь увязнем - неизбежно. Даже Израиль, у которого колоссальный опыт именно "вертолетных" спецопераций, на глазах увязает в палестино-ливанской ситуации; мы же, на новеньких, почти наверняка вляпаемся в историю. И за внешнее поражение заплатим очередным завинчиванием внутренних гаек. Неважно, как это завинчивание будет словесно определено: укрепление суверенности нашей демократии, или демократичности нашей суверенности; важно, что под предлогом экономического суверенитета только что был организован винный кризис. Одной равноудаленной компании не терпелось поскорее получить доходы от новой акцизной системы. Нужно ли уточнять, какая организация этой компанией неформально владеет?

Нетрудно догадаться, как будет интерпретировано копошение на Украине. Мы же предупреждали! мы же говорили, что Янукович не так плох! мы умеем управлять несуверенными демократиями по соседству, да только Америка нам мешает! Может, и мешает. Да только политическая жизнь устроена иначе, нежели ее описывали в высшей школе КГБ. Объемней. Интересней. Непредсказуемей. Нынешний Янукович (который может вызывать симпатии и антипатии; не так уж это важно) - не тот Янукович, который вылупился из кучмовского гнезда; нынешний Ющенко - не тот Ющенко, который с трудом отвыкал от номенклатурных премьерских привычек; одна Тимошенко - та же, ей на баррикадах уютней. Фигуры те же; жизнь другая. То, что Украина получила в результате пройденного в свободном режиме пути - как бы похоже на то, что мы хотели устроить после Кучмы. Но на самом деле ничего общего с этим не имеет. И до тех пор, пока власть не поймет, что неправильная, бурная до глупости, но вольная политическая жизнь гораздо здоровее и эффективнее, чем жестко управляемая (а на самом деле постепенно расползающаяся) система, до тех пор настоящего суверенитета нам не видать. Хотя он действительно позарез нужен. Но не менее того нужен здравый разум, доверие к истории и спокойный расчет.

Источник: Александр Архангельский, РИА Новости
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх