EN|RU|UK
  56376  311

 "МУЖЧИНАМ ПРИЗЫВНОГО ВОЗРАСТА ЕДУ И БЫТОВУЮ ХИМИЮ НЕ ВЫДАЕМ!" - КАК ПРОХОДИТ ДЕНЬ В ЦЕНТРЕ ПОМОЩИ БЕЖЕНЦАМ С ДОНБАССА

Корреспондент Цензор.Нет провела день в качестве волонтера в киевском центре помощи переселенцам с Донбасса и Крыма.

После долгих и безуспешных поисков людей с Востока, которые согласились бы открыто рассказать о ситуации на своей родине и о жизни на новом месте, мы решили подойти к вопросу напрямую. Наблюдая за беженцами, мы попытались понять, почему приехавшие с Донбасса люди боятся и не хотят общаться с журналистами.

- Конечно, приходите, - говорит по телефону Леся Литвинова, основатель центра для переселенцев. - Рабочие руки нам всегда нужны. Здесь вы найдете с кем пообщаться. Только предупредите заранее, когда придете. Потому что просто так на склад никого не пускают.

Договариваемся о встрече на следующий день - в среду. Параллельно уточняю главные потребности центра. Оказывается, они всегда одинаковы - в большом дефиците бытовая химия, детское питание и подгузники.

«КИЕВЛЯНЕ МОЛОДЦЫ. ОЧЕНЬ ХОРОШО ПОМОГАЮТ»

В установленный день покупаю моющие средства и прихожу в 10 часов утра к волонтерскому центру на Фроловской 9/11. У входа ожидают четыре женщины и девочка лет 12. Мужчина-волонтер с уставшим взглядом держит в руках список, сообщает, что склад еще закрыт, а в очередь нужно записываться.

- Да я волонтер, - говорю. - Принесла вещи.

Протягиваю ему пакет.

- Что там у вас? - опомнились скучающие рядом женщины. - Моющее? Да лучше сразу нам дайте, потом ведь может не хватить.

- Ну поймите, нельзя. Всем все выдадут, - строго говорит волонтер и передает пакет в окно, которое одновременно служит и пунктом приема помощи, и переговорной точкой.

Женщины не успокаиваются:

- Надо было сразу нам отдать. Мы ждем с шести часом утра и то неизвестно когда пройдем, потому что перед нами в очереди уже десять человек. А беременных с маленькими детьми пустят без очереди, так что попадем на склад только к обеду.

Узнаю, что волонтера со списком зовут Олег. Он переселенец из Крыма, приходит в центр каждый день. Спрашиваю, хватает ли вещей.

- Хватает. Киевляне молодцы, очень хорошо помогают. Даже не знаю, в каком городе еще так относились бы к чужим людям. У нас в Крыму так точно не было бы.

- А Вы давно в Киеве?

- Да с весны. Неразбериха получилась. Я сам из Керчи, зимой травму ноги получил, и меня направили на операцию в Киев. Пока здесь лежал в больнице, Крым захватили. В Киеве, сколько не искал, работы нет. Вот сюда хожу.

Тем временем, собирается еще несколько желающих побыть волонтерами, нас всех Олег проводит внутрь запутанными коридорами.

беженцы помощь

Первое впечатление от увиденного - тесный, но пока беспорядочный муравейник, где работа во всю кипит. Помещение явно слишком мало для находящегося здесь количества вещей. Но, как говорит Леся, и на том спасибо. Помещение на Фроловской волонтерский центр арендует практически бесплатно, поэтому можно простить и обшарпанные стены, и тесноту.

Когда мы пришли собственно на склад, нас ждал неприятный сюрприз. Оказывается, пока не явился ни один из постоянно работающих волонтеров, так что новичкам придется входить в курс дел самостоятельно. До открытия склада остается меньше часа, за это время нужно упорядочить все новые поступления, которые начинают приходить с самого утра.

Леся дает инструкции, а сама то и дело поглядывает на мобильник.

- У меня грудной ребенок спит в машине. Боюсь прозевать момент, когда он проснется.

«ЕСЛИ ПРИХОДИТ МОЛОДОЙ ЗДОРОВЫЙ КРЕПКИЙ ПАРЕНЬ, ТО МЫ ГОВОРИМ: «ВКЛЮЧАЙСЯ»

Попутно знакомлюсь с остальными "коллегами" и узнаю, что их подвигло к волонтерству. Женя рассказала, как ее мама недавно приехала из Луганска. Вчера они впервые пришли в этот центр, а сегодня она решила помочь. А Лену, 26 лет, с Донбассом не связывает ничего. Говорит, просто увидела в Интернете объявление о том, что нужны добровольцы для работы.

Начинают приходить и постоянные волонтеры: Неля Ивановна, инженер-технолог из Киева, и Ирина, беженка из Луганска, которая вот уже два месяца помогает в центре. Всего на разных точках задействованы около 20 волонтеров, некоторые работают посменно.

Я остаюсь на точке выдачи одежды. Делать все нужно быстро и четко: подобрать нужную вещь нужного размера. Одежда отсортирована по размерам, разложена на полках и в ящиках, правда она там явно не умещается. Много вещей женских и детских, для мужчин очень мало. В целом одежды много, ее разрешено брать столько, сколько нужно.

Совсем по-другому обстоят дела на раздаче "дефицитных вещей". Бытовую химию и предметы личной гигиены выдают в ограниченном количестве в расчете, чтобы хватило на неделю. Детское питание, постельное белье и канцтовары - по потребностям.

- Мужчинам призывного возраста еду и бытовую химию не выдаем! - заканчивает инструкцию Леся.

Думаю о том, как трудно, наверное, глядя в глаза человеку без крова над головой, сказать о том, что ему "не положено".

- Вы с самого начала не помогали мужчинам? - спрашиваю у Леси.

- Мы не даем ни бытовую химию, ни продукты питания мужчинам, которые находятся здесь больше двух недель. Две недели - достаточный срок для того, чтобы мужчина сориентировался и вышел из состояния шока. Если приходит инвалид или папа многодетной семьи, мы, конечно, ему не откажем. Тут к каждому нужен индивидуальный подход. Например, приходит классический ботаник, который не может никуда устроиться. Понятно, что ему и кушать, и мыться надо. Естественно, для него мы сделаем исключение. А если приходит молодой здоровый крепкий парень, то мы говорим: "Включайся".

«НЕ ПОЗОРЬТЕ ЛУГАНСК!»

Уже 11 часов. Через ворота во двор запускают первых посетителей. В помещение они заходят группами по 10 человек, предварительно регистрируясь на входе. Каждый имеет полчаса, чтобы выбрать все необходимое.

беженцы помощь

Сначала заходят беременные и женщины и с детьми. Первым делом направляются к детским вещам.

Роются в тряпье стыдливо, но радостно.

- Боже, кто бы мог подумать, что мы до такого докатимся, - женщина на последнем месяце беременности выбирает одежду для троих детей и для еще не рожденного малыша. Набрала большие сумки.

- Кушай, зайчик, - женщина в "кенгурушке" носит годовалого ребенка. Пока она роется в вещах, сын сосет грудь.

Оправдывается, что нет времени покормить спокойно, ведь нужно еще успеть взять памперсы, детское питание и шампунь.

беженцы помощь

- Кто зашел в 11 часов, у вас осталось 5 минут, - это говорит другая активистка "Волонтерской сотни" Елена Лебедь. Ежедневно центр для беженцев посещают больше 200 человек, поэтому важно, чтобы все шло четко по графику.

Я помогаю вынести огромные сумки беременной с тремя детьми на улицу. Захватываю пакет с вещами, которые нужно разложить в палатке с детскими книжками и игрушками. Проходим через узкие коридоры, где выставлена детская обувь, школьная форма и верхняя одежда. Обувь для взрослых и игрушки выставлены в палатках на улице.

беженцы помощь

Там растянулась очередь, в ней женщины, которых я видела утром. На входных дверях висят объявления с полезной информацией для переселенцев: от контактов юриста до адреса, где можно бесплатно постричься и сделать маникюр.

беженцы помощь

Около пункта регистрации сидят преимущественно пенсионерки. Слышу, что разговаривают о Западной Украине.

- А беременных там сколько! У них же в семьях по трое-четверо детей. Конечно, хорошо живут. Они же моют туалеты в Польше, Венгрии и Словакии, пока мы работаем здесь.

- Как вам не стыдно! Не позорьте Луганск, - говорит женщина рядом. - Вы берете здесь помощь, а сами наговариваете Западную Украину и Нацгвадию.

- Не закрывайте мне рот. Придет время, и все вы узнаете правду и про Нацгвардию, и про то, что происходит на Донбассе!

- Давайте просто ждать молча, - с порога успокаивает всех Лена.

Рядом палатка с детскими вещами. В коробках сложены мягкие игрушки, конструкторы, книжечки. На телевизоре лежат диски с украинской музыкой: "Пиккардийская терция", "Скрябин", "Украинский джаз". Их поочередно включают.

беженцы помощь

Детвора играет, но игрушки почти никто не берет с собой. Взрослые стараются взять как можно больше вещей, а игрушки - последнее дело.

Здесь как раз отдыхает Леся Литвинова. С ней дочурка Варвара, которая всю революцию отважно провела у мамы в животе, а теперь с первых месяцев жизни наблюдает за сумасшедшей работой волонтеров.

- Много недовольных? - спрашиваю.

- Большинство людей благодарны, реагируют нормально, даже стесняются. Но бывает всякое. Однако я готова им простить все за то, что они были под обстрелами.

«ОДНА БАРЫШНЯ ИЗ ДОНЕЦКА ВЫБИРАЛА КОФТУ ПОД ЦВЕТ ГЛАЗ»

Возвращаюсь на склад. У нас пополнение двумя волонтерами. Алена из Луганска пришла с мамой, но решила до вечера остаться помогать. Еще пришла киевлянка Оля, которая волонтерит почти каждый день. На ней спортивная футболка с тризубом, а на штанах желто-голубая ленточка. Олю в шутку называют специалистом по "детскому отделу".

- Вот какой красивый комбинезончик принесли! Нужно его повесить на плечики подальше, чтобы не схватили те, кому не надо.

- А кому не надо?

- Да, бывает, нагребают целые мешки вещей. Девочки, которые на обуви работают, рассказывают, что приходят одни и те же люди через день, и набирают детскую обувь разных размеров. Спрашивается, зачем, если им не нужно. Потом же, наверное, продают.

В паузе, пока не зашла новая группа переселенцев, мы разбираем новые коробки с вещами. Летнее сортируем в большие пакеты и выносим в коридор. Теплые вещи, белье раскладываем по полкам и коробкам. Вижу незнакомую коробку с надписью "На маскирующую сетку".

- Сюда класть ненужные вещи из шерсти и "хэбэшки" коричневого, желтого и темно-зеленого цветов. Это отправляется в зону АТО, распускается, и из ниток плетутся маскирующие сетки для армии, - объясняет Лена.

Рядом в огромный пакет с мусором Ирина из "отдела женской одежды" складывает вещи с пятнами или слегка дырявые.

- Зачем? - останавливает ее Алена, та, что из Луганска. - Кому-то пригодится.

- Да посмотри, сколько здесь вещей! На полках не умещаются!

- Все равно. У кого ничего нету, и такое сойдет.

- Будь спок. Вчера одна барышня из Донецка выбирала себе кофту под цвет глаз...

беженцы помощь

Алена рассказала, о чем говорят беженцы в очередях. Пенсионерки жалуются, что все лучшее якобы разбирают себе волонтеры, а переселенцам мало что остается.

- Что?! - возмущается Оля. - Да мы здесь целый день работаем в этой пыли! Я ухожу отсюда в полдвенадцатого ночи. Под конец всегда глаза чешутся и болят. Никогда не было и мысли что-то взять себе.

«ОТЕЦ ДВОИХ ДЕТЕЙ ПРЯМО ИЗ ДЕБАЛЬЦЕВО ПРИЕХАЛ. У НИХ СОВСЕМ НИЧЕГО НЕТ»

- Да не обращай внимания на этих бабулек. Им лишь бы взять. Молодые так себя не ведут. Я была здесь в субботу и воскресенье, когда продукты выдавали. Наглость этих бабулек выше всего. Они хапают все, что им надо и не надо. А после них заходят беременные и дети, которым действительно нужно, но им уже не хватает, потому что пенсионерки похватали все.

Заходит новая группа беженцев.

- Девочки, там отец двоих детей прямо из Дебальцево, вчера выехал. У них вообще ничего нет. Нужно помочь.

Наперебой подбираем ему детские вещи по размеру. Предлагаем все: от белья до курточек. Не можем найти спортивные костюмчики, которые, скорее всего где-то под низом завалены другими вещами. Оля уточняет размеры и бежит на место сортировки вещей.

Пока мы подбираем курточки и кофточки для девочки, Оля возвращается с почти новенькими спортивными костюмчиками.

- Спасибо, - то и дело повторяет смущенный отец. Повторяет, а глаза светятся радостью. - Когда ехали сюда, думал, что никому здесь не будем нужны...

Тем временем Оля уточняет уже у другого беженца размер ножки малыша, чтобы подобрать ботиночки. Спрашивает дотошно, "чтобы не были малы".

И я в который раз думаю о том, что главное не столько вещи, сколько внимание и понимание того, что в незнакомом городе есть много чужих людей, готовых в ущерб собственному времени и здоровью трудиться в тесных пыльных комнатах, пытаясь помочь твоей семье…

«МУЖЧИН-БЕЖЕНЦЕВ НЕОХОТНО БЕРУТ НА РАБОТУ»

беженцы помощь

Рядом мужчина 50-и лет растерянно смотрит на небольшие стеллажи с мужской одеждой. Там джинсы, несколько рубашек и свитеров.

- Скажите, а есть зимние вещи для мужчин?

- Все, что есть - на полке.

- Но ведь это совсем мало. А обуви мужской совсем нет.

- Извините, у нас в основном, вещи для женщин и детей.

Заметно, что он подавлен самим фактом того, что вынужден просить. А после его следующей фразы я впервые не нашла, что ответить.

- Приехали в Киев, а работы нет. Пробовали искать работу в деревне, но там только для женщин места предлагают. А мужчин брать не хотят. Я вообще не понимаю, что мы здесь делаем и куда деваться...

В 19 00 я уже собираюсь уходить. Оля и Алена еще остаются. Говорят, пока глаза не пекут, будут работать. По дороге к выходу прохожу мимо вешалок с зимними вещами. Спрашиваю, разбирают ли.

- Конечно берут. Холода ведь скоро. Большинство вещей маломерки или старомодные. А что делать? И так хорошо.

беженцы помощь

На улице очередь не рассасывается. Прощаясь, спрашиваю у Леси по поводу работы для беженцев.

- Мужчин-беженцев правда неохотно берут на работу. Им сложнее устроиться, чем женщинам. Вообще, проблем много. Но больше всего я опасаюсь, как они перезимуют. Ведь понятно, что вернуться домой они смогут не скоро...


Ольга Скороход для Цензор.НЕТ

TUVwSVVYUmtRekl3VEZoUmRtUkhSekJaYzJjd1RHcFJkSGxFVVd4T1F5c3dURE5SYzJSRGR6QlpTRkpuWkVOM1NVNURORWxPUTJFd1dVUlNhVGxET0RCTVFYWk1PVU5sTUV4MlVtcE9RM293VEVGbk1FdElVWFYwUXlzd1dVUlJkblJIUmpCTU4xRjBRemgyTUV4SVVYUmtRekl3VEZoUmRtUkhSekJaZERnd1RDOVJkR1JIUVRCTVdGSm5aRU14TUV4MlVYUmtRemt3VEdwUmRGaDZVWFk1UXlzd1RIcFJkblJIU2pCWmVEZ3dTbkpTWjA1SFREQk1lRGd3U2xSUmRuUkRPVEJNU0ZGelRrZENNRmxGUFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 4 из 4
<<<1 2 3 4
Страница 4 из 4
<<<1 2 3 4
   
 
 
 вверх