EN|RU|UK
 Общество
  50340  50
Материалы по теме:

 ВОЛОНТЕР ГЕОРГИЙ ТУКА: "Я СРАЗУ СКАЗАЛ: К ГОСПОДАМ ИЗ КАБИНЕТОВ НАСТРОЕН КРАЙНЕ РАДИКАЛЬНО. И ЕСЛИ ТАКОЕ ЧУЧЕЛО КО МНЕ ЗАЯВИТСЯ…"

О сложностях волонтерского движения, эмоционально-душевном порыве населения, проблемах внутренней логистики зоны АТО, проходимцах и предателях в командном составе, а также о том, почему на экранах для БТР нельзя смотреть кино.

Прокуренная комната координатора волонтерского движения «Народный тыл» Георгия Туки похожа на логово ли верховного главнокомандующего, то ли харизматичного директора завода. Сюда приходят за инструкцией, советом, приносят заказы и запросы из зоны АТО, просто хотят поделиться свежими новостями, рассказать о наболевшем. Не знаю, как Тука выдерживает этот наплыв информации и посетителей. Видимо с трудом: глаза у него красные, на лице заметна усталость, да и многие знания о происходящем на фронте усугубляют скорбь. Но время от времени, когда Георгий смеется, становится ясно, что такого в нем видят люди, которые отзываются о Туке с уважением и симпатией. Передо мной сидит обаятельный дядька с мозгами и большой пробивной силой. С таким интересно говорить, а уж работать - вдвойне интересно.

- Утро волонтера начинается с просмотра сотен списочных позиций, по которым наша армия испытывает недостачу. Что в это утро волнует вас больше всего?

- К сожалению, ночью я получил информацию, что делать с ней - до сих пор не знаю. Суть ее заключается в том, что те наши товарищи, которые отправляют раненых лечиться в Израиль, зарабатывают на этом сумасшедшие деньги. Об этом мне сообщили непосредственно из Израиля. Для примера: объявленная госпиталем в Израиле стоимость лечения - 80 тыс. долларов. У нас за это же лечение объявленная цена - 300 тысяч долларов.

- Ничего себе…

- Я ошарашен и не знаю, что мне делать с этой информацией.

- Какие-то имена по этой истории можете назвать?

- Я пока еще не готов этого сделать. Прежде чем предъявлять такие обвинения, надо иметь неопровержимые факты. Но предполагаю, что этим занимаются люди, имена которых у всех на слуху как героев. И это удручает вдвойне, а то и втройне. Самое неприятное - это разочаровываться в тех, в ком ты был уверен и с кем ты плечом к плечу шел в течение этих месяцев. Поэтому ночью не спал: поверить в такое...тяжело, но информация пришла от людей, которые абсолютно не заинтересованы, которые нам из Израиля помогают. Они сами позвонили мне в полночь, шокированные тем, что им стало самим известно.

- Эту тему берем на заметку, а пока такой вопрос. Одна моя знакомая, добрая тыловая девушка, увидела у вас Фейсбуке пост про экраны для БТР и сказала: «Вот, хорошо! Ребята между боями смогут хоть кино посмотреть…». Объясните девушке, что такое экран для БТР?

- (Смеется. - ред.) Защитный экран для БТР - это, грубо говоря, фальшпанель, которая вешается на борты в самые уязвимые борта бронетранспортера для того, чтобы кумулятивный снаряд, который прожигает основную броню, рассеивался, а не шел целенаправленно одной струей. Таким образом, этот экран принимает на себя основной удар и как бы распыляет кумулятивную струю, предотвращая подбитие БТР.

помощь волонтеры

- Сколько стоит купить такой экран, довезти до места назначения, установить?

- Один комплект - порядка 10-11 тысяч гривен. Сегодня мы, слава Богу, уже заказали 10 комплектов. По моему предположению, к понедельнику (разговор состоялся в конце прошлой недели. - Е.К.) все 10 комплектов будут готовы, ребята их здесь получат. И здесь же, в Киеве, и установят.

- Celox по-прежнему остается одной из ключевых позиций в ваших списках?

- Без сомнения. И не так сам Celox, мы уже ушли от фрагментарных позиций по медицине. Мы целенаправленно закупаем медицинские подсумки, для нас их шьют. И мы делаем полную комплектацию этих подсумков согласно стандартов, которые приняты в НАТО. Так, как вместе с Соломией Витвицкой нам удалось организовать ставший уже известным фонд в Америке, то через этот фонд мы закупаем Celox в немалых количествах. И острота по Celox более-менее начинает спадать. Хотя до полного удовлетворения, конечно, еще очень далеко.

- А производители этих бинтов в США еще не выходят на вас напрямую, понимая, что это может быть выгодно для их бизнеса?

- Нет, не выходят. Более того, в Киеве есть официальное представительство компании Celox. Но у них цены существенно выше, чем нам удается покупать в США.

- А на контакт с этим представительством выходили?

- Выходили, и не только мы. С ними пытались контактировать люди с активной жизненной позицией; люди, возмущенные таким поведением. Тем не менее, ответ дается достаточно стандартный. Компания-производитель - это коммерческая компания, политика ценообразования - это ее внутреннее дело. Украина по всему западному миру считается зоной риска, поэтому цены здесь - выше, чем где бы то ни было. И подобной политики придерживается не только Celox,но и 99% работающих в Украине представительств западных производителей. Я с этим знаком на протяжении последних 15 лет, и для меня, честно говоря, ничего удивительного здесь нет.

- Какие проблемы из тех, с которыми сталкивается волонтерское движение, вы считаете наиболее серьезными? Это достаточно общий вопрос, но хотелось бы услышать от вас конкретные примеры.

- Во-первых, когда только мы начинали всем этим заниматься, то мы собирали деньги (и продолжаем это делать) на свои карточки физических лиц. Естественно, подавляющее количество людей опасались, не придет ли рано или поздно налоговая с вопросом: а не хотите ли вы, товарищи, запретить налог, который вы как физлица получали на эти карточки? Согласно действующему законодательству?

Я, наверное, один из немногих, который настроен по отношению к этим господам из кабинетов крайне радикально. Поэтому я сразу заявил: если такое чучело ко мне как-нибудь заявится, он выйдет отсюда вперед ногами. И плевал я на все их инструкции и законодательные акты.

- И что чучела? Попытались заявиться?

- Пока нет, но, насколько я знаю, сейчас вроде бы пытаются эту идею каким-то образом отменить. Но как это будет реализовано, я не знаю. Прекрасно отдаю себе отчет в том, что в волонтерском движении задействованы тысячи людей. Но таких известных и наглых, как я, можно пересчитать на пальцах одной руки. И далеко не каждый в состоянии послать какого-нибудь сраного фискальщика нах*р. Поэтому я понимаю, что эта проблема есть, и ее надо решить. Причем решить раз и навсегда, для всех, а не для конкретных Туки или Бирюкова.

И вторая проблема, с которой сталкиваются все без исключения волонтерские организации, - это провоз груза из зарубежья. Это касается работы таможни, пограничных служб и СБУ. Не так давно у меня самого была такая ситуация. Наши друзья из Литвы выкупили три буса и хотели завезти их на территорию Украины для того, чтобы мы передали их в зону АТО. Но на Ягодине таможенники не пропустили эти бусы из-за того, что у водителей-перегонщиков не было каких-то бумажек, доверенностей.

помощь волонтеры

помощь волонтеры

- И это ведь не единичная история…

- Историй о том, как волонтерские грузы стоят на таможне и не могут пересечь границу, - десятки. Взять хотя бы историю о том, как Юра Бирюков более месяца не мог перетащить свои каски…

Ну, вроде бы у меня сейчас получается эту проблему решать. Но опять-таки: лично у меня, исходя из того, что я обладаю определенной позицией и положением. Ко мне прислушиваются или присматриваются, у меня уже есть определенные возможности каким-то образом влиять на этот процесс. Но я не могу каждые двадцать минут звонить и кричать: «Откройте шлагбаум, это мой груз!». Поскольку что-то закупать и завозить пытаются люди со всей Украины. Я предпочитаю в отношении с этими людьми из госорганов придерживаться все-таки определенного статус-кво. И если они, с моей точки зрения, поступают непорядочно, я не готов точно так же поступать по отношению к ним. Если это не мой груз, я не готов говорить, что это мой груз. Если же это мой груз, я готов бодаться, тащить покрышки и жечь их к чертовой матери - чтобы провести этот груз.

Но опять-таки, я прекрасно понимаю, что далеко не каждый имеет такое положение в обществе, которое может позволить так себя вести. И опять-таки, эту проблему нужно решать радикально, в общем, в масштабах всей страны. А не только под какое-то конкретное имя.

- Какой из проведенных операций вы гордитесь больше всего?

- Больше всего мне доставляет удовольствие не завершение какой-то сделки или покупка чего? Приятнее всего, когда некий процесс, который я инициировал, начинает жить своей жизнью без дальнейшего моего вмешательства. Таких примеров уже несколько. Один из таких проектов - «Колеса народного тыла». Когда мы начинали таскать джипы из-за границы и плевали на все условности, никто их никогда не растаможивал, мы их сразу отгоняли. И даже не всегда получалось их бронировать: времени катастрофически не хватало. Мы их зачастую просто перегоняли в зону АТО, чтобы мобильные группы имели возможность хоть на чем-то передвигаться.

Потом мы запустили проект по «скорым помощам». Теперь он живет своей жизнью - и здорово! В свое время, когда только начали поступать раненые, помогли друзья, подключилась Дана Яровая, нашли мы друг друга, слава Богу. И сейчас к нашему сегменту медицины я практически не прикасаюсь, потому что он живет отдельной жизнью. Там мы уже и полевые госпитали ставим. И уже на меня напрямую вышли сами поляки, попросили официальное письмо от какой-нибудь горадминистрации, они готовы поставить военно-полевой госпиталь.

Вот это мне больше всего нравится в моей деятельности. Это, а не что-то конкретное - типа, перетащить через границу 100 шлемов.

- Сейчас у волонтерских движений возникает новое, неосвоенное, направление работы: зимняя одежда для армии и местных жителей в зоне АТО. Давайте еще раз проведем ликбез для «чайников». Допустим, семья Иван Иваныча Костенко решила вложиться в приобретение и отправку на фронт такой одежды, но не знает, как это сделать. Что вы им посоветуете?

- Я сам прошел все эти этапы - когда возникает этот эмоционально-душевный порыв, и человек готов бежать в магазин: «только скажите что - и я куплю!». Когда все начиналось в Крыму, еще до блокирования этих «зеленых человечков»; когда местное население пыталось просто не выпускать ребят из воинских частей, я сам полетел в «Мегамаркет» здесь, на Горького, и купил целую тачку носков по 15-20 грн.

Так что этот душевный порыв я прекрасно понимаю. Но, честно говоря, страна мы все-таки - достаточно небогатая, и я бы советовал людям тратить деньги более рационально.

помощь волонтеры

- Что вы имеете в виду?

- За эти полгода у нас установлено масса связей с производителями, импортерами, которые некоторые товарные позиции предоставляют нам бесплатно, а чаще всего - либо по себестоимости, либо с очень большими скидками. Такие скидки простой прохожий, гражданин получить не может. Поэтому с точки зрения рационального использования денег самый оптимальный вариант - это все-таки приносить живые деньги в волонтерские организации. Либо перечислять на карточки, не суть важно. Это касается и медикаментов, и термобелья, и снаряжения, амуниции - всего. Хотя я никогда никого не отговаривал, я прекрасно понимаю, что за 23 года в людях настолько силен стал этот ген недоверия…люди привыкли, что их все время «кидают» - начиная с государства и заканчивая всякими благотворительными фондами, пенсионными компания, банками, трастами. Нас постоянно обманывали - и никакой защиты от государства никто никогда не видел. Поэтому я с глубочайшим пониманием отношусь к позиции людей, когда они не доверяют. С моей точки зрения, это - нормально. Но все больше и больше людей нам доверяют. Доходит до того, что, прежде чем принять решение, многие люди к нам сюда приходят.

- Убедиться, что не обманете?

- Да. Вот, они пришли, своими глазами посмотрели, убедились, что здесь действительно живет этот организм, причем жизнь бурлит; что ничего не уходит ни налево, ни направо, к нам постоянно напрямую приезжают военнослужащие. Заехала машина - и тут же сразу: номер части, вот бойцы, получили необходимое - и тут же поехали на АТО.

И когда люди все это своими глазами видят, то у них, конечно, разрушаются эти, годами установленные, стереотипы и растет доверие к нашей организации.

В то же время за последнее время было несколько забавных случаев. Я не знаю, что это за тенденция, покамест я не могу ее понять - но ко мне несколько раз обращались люди, пытавшиеся присоединиться к нам в качестве волонтеров. Но всегда возникал вопрос: а какую мы платим зарплату?

- Хочется как следует посмеяться, но я, пожалуй, воздержусь.

- А ведь таких обращений за последнее время было больше десятка! Не знаю, чем это мотивировано, раньше таких обращений не было.

- И что отвечаете этим «волонтерам за деньги»?

- Хочу всем донести: никому ничего мы не платим, никакой зарплаты не получаем. Никто из нас. Мы все работаем абсолютно бесплатно. Кто-то может этому посвятить два часа, кто-то - 20.

помощь волонтеры

- Вы, кстати, «в миру» кем были?

- У меня была своя небольшая IT -компания, которая поставляла оборудование для операторов мобильной связи.

- А сейчас?

- Сейчас я здесь, 24 часа в сутки занимаюсь только этим.

- А компания?

- Ликвидирована.

- Комбат 25-й бригады ВДВ Руслан Козинец, всячески нахваливая волонтерское движение, сказал, что у него есть одно большое пожелание: чтобы волонтерские движения получше координировали свои действия. Это больная тема?

- Очень больная.

- Кто-то пытался создавать какой-то координирующий орган? И есть ли в волонтерском движении человек с таким авторитетом?

- Тут дело не в координации. Начнем с того, что из зоны АТО идет разрозненный поток информации. И я к этому тоже отношусь с пониманием. Когда людям нужна помощь, то они, грубо говоря, вопят на весь мир. И, соответственно: рядовой Иванов обратился к нам, в то же время сержант Петров обратился в «Армию SOS », майор Вихрь обратился еще куда-то - и все с одной заявкой. Я отношусь к этому с пониманием и, упаси Бог, никого не осуждаю. Но вместе с тем, как показывает опыт, ситуации с переизбытком чего-либо могут возникать исключительно в сфере продуктов питания. Если же говорить об амуниции, снаряжении, специальных приборах, то здесь до переизбытка - очень далеко.

- Но случается так, что в одну часть привозят переизбыток того или иного груза, а в другую нужный минимум не доходит…

- Да, и я об этом тоже часто говорю. Это проблема внутренней логистики зоны АТО. Таких примеров очень много - когда грузы доставляется в базовые лагеря или на блок-посты. И, естественно, подавляющее большинство волонтеров там и разгружаются. А вот доставить груз из базового лагеря в места дислокации ребят - это уже внутренняя проблема…

- …которую должно решать государство.

- Конечно!

- Выходит, посылка о том, что крупнейшие волонтерские движения могут договориться о координации от начала до конца, - неверна?

- Неверна, к сожалению, это абсолютно не так. Конечно, хотелось бы решить все. Но, увы, мы далеко не всесильны. И вопрос даже не в отсутствии материальных ресурсов. Тут и оргвопросы, и, зачастую, просто отсутствие взаимопонимания между волонтерскими организациями и представителями Вооруженных сил или Минобороны.

- К слову, о представителях Вооруженных сил. Это интервью - не о положении дел на фронте, но не поинтересоваться вашим мнением я не могу. Что думаете о происходящем в зоне АТО?

- С моей точки зрения, надо немедленно менять руководящий состав не только всех тыловых служб (которые через одного вообще нужно показательно расстрелять), но и командный состав, тех людей, которые руководят операциями АТО. Я вот только сегодня в очередной раз общался с бойцами, которые сейчас едут на ротацию. И все в один голос заявляют: есть доверенные комбаты, доверенные комбриги, которые ходили на передовую и вместе с бойцами принимали участие и в защите Луганского аэропорта, и во взятии Саур-Могилы. Вот за такими людьми солдаты готовы идти в огонь и в воду. Но они не готовы быть просто мясом для убоя, каковым сейчас они являются в руках тех проходимцев и откровенных предателей, которые командуют в зоне АТО.

- Сколько вам лет?

- 50.

- Вот, часто ли у 50-летнего волонтера Георгия Туки возникают мысли «Ну его к черту, пойду на фронт!»?

- Периодически возникают. Но чаще меня посещают мысли: «Ну его к черту, пойду стрелять Министерство обороны». Или Генеральный штаб, а не на фронт. Потому что я прекрасно отдаю себе отчет, что, к сожалению, я не в той физической форме, чтобы представлять реальную угрозу в непосредственном боестолкновении. У меня очень здорово за последние несколько лет упало зрение. И курю я очень много, передвигаюсь тяжело…И даже во время событий на Майдане, когда 18 февраля в Мариинском парке, а потом на Институтской, все происходило, я поймал себя на мысли, что, пока я с камнем добежал до зоны полета камня (чтобы можно было добросить), то 20-летние пацаны уже возвращались и кричали мне в спину: «Батя, назад, ты куда?». А я все еще чоп-чоп-чоп-чоп…Кинул ту каменюку, а она так и не долетела (смеется).

- Жена, дети?

- Да, у меня сын, принимает участие…

- Семья сильно за вас переживает?

- Ну, конечно, переживают. Как и подавляющее большинство людей, они очень сильно беспокоятся о ситуации в стране. Конечно, всем хочется мира, спокойствия. И они с уважением и пониманием относятся к тому, чем я занимаюсь. Единственное что: сын сейчас служит, а дочке, к сожалению, я внимания сейчас практически не уделяю. Потому что в 8 утра я из дому ухожу, возвращаюсь в час-два ночи.

- Дочка жалуется?

- Жалуется. Тем более 14 лет - такой возраст…И за последние полтора месяца я, честно говоря, смог лишь дважды выбрать по 2 часа времени, когда мы просто пошли, погуляли. Но, конечно, я понимаю, что ей этого мало…


ДЛЯ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ ВОЛОНТЕРАМ ИЗ «НАРОДНОГО ТЫЛА»

Карточка «Приват»: 5168 7423 2540 9906 Георгій Тука

Страничка «Народного тилу» в Фейсбук: https://www.facebook.com/groups/narodny.tyl/?fref=ts



Евгений Кузьменко, для «Цензор.НЕТ»

TUVwTVVYWjBRemN3VERkUmRtUkhRekJNV0ZKblRrZE1TVTVETURCTWRsSnFlVVJSYzA1SFFUQk1lbEYxVGtNMFRIa3ZVVzEwUjBRd1RHWlNhazVET0RCTVdGRjJaRU0yTUV3MFp6QktXRkZ6ZEVONk1FeFlVWFprUXpRd1RHdzRNRXRNVW1jNVF6WXdURUYyVERsREx6Qk1OMUYyVGtNck1GbHVVbXBJZWxGemRFTXJNRXgyVVhaMFF6a3dXVXhSZEdSSFFUQlpkRGd3VEVSU1owNURPREJNYWxKcWR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх