EN|RU|UK
 Общество
  13477  44
Материалы по теме:

 ВОЛОНТЕР МАРИАННА: "МУЖ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ СДЕЛАЛ МНЕ ПОДАРОК - СРЕДСТВА НА СТАРТОВЫЙ ВИДЕОКЛИП. НО ВСЕ ЭТИ ДЕНЬГИ УШЛИ НА БРОНЕЖИЛЕТЫ"

До всех этих событий я занималась творчеством, я пела. С Нового года должна была запускаться с сольным проектом. Взяла себе псевдоним Эмма Маева. Но тут случился Майдан. Ну какие песни, какая творческая жизнь? После тяжелого февраля начала уже как-то отходить от этого всего и решила, что теперь займусь альбомом. Но начался май. Муж на день рождения сделал мне подарок - деньги на стартовый видеоклип. Но все эти деньги ушли на бронежилеты.

СЕЙЧАС ДАЖЕ ПЛАКАТЬ НЕКОГДА. НУЖНО ПОСТОЯННО ПОМОГАТЬ, ПОСТОЯННО БЫТЬ НА ТЕЛЕФОНЕ.

волонтеры

Я начала бить тревогу. Меня так воспитали, что нет чужих людей. Мы начали заниматься 80-ой львовской аэромобильной бригадой и львовскими пограничниками. И вот так понемножку влились в такой режим нон-стоп, когда 24 часа в сутки ты думаешь об АТО, об армии, покупаешь все: от продуктов до тепловизоров. Мы уже даже бронемашинами занимаемся. Бронируем и отправляем на восток. Покупаем реанимобили. Создали три бригады «скорой помощи».

Сейчас - жизнь другая. Я адаптировалась к этому режиму, как бы странно это ни звучало. Раньше у меня были срывы, я постоянно плакала, постоянно ходила в церковь. Молилась. Когда были первые раненые, убитые - для меня это было очень большим стрессом. Сейчас даже плакать некогда. Нужно постоянно помогать, постоянно быть на телефоне. Каждый день - безумное количество звонков. Тяжело, но я понимаю, что я несу ответственность за людей, которые там,которых я уже знаю. И знаю, что звонят мне тогда, когда не могут найти помощь: «Марианна, подскажите, где найти бронежилет, подскажите, где каску…», - достаем. Бросить это уже невозможно. Я верю, что мы победим, потому что очень много людей помогает.

Я верю,что парни вернутся, а те, кто не вернулся… я точно знаю, что им уже спокойно и хорошо. Мы можем только молиться за них.

К НАМ В «НАРОДНЫЙ ТЫЛ» ПРИХОДИЛ ДЕДУШКА, КОТОРЫЙ ПРИНЕС 10 ТЫСЯЧ ГРИВЕН. ОН КОПИЛ ИХ НА РЕМОНТ КВАРТИРЫ, ОТКЛАДЫВАЛ ПО КОПЕЙКЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ.

Помогают очень многие. Вспоминаю Валентину Ивановну, которой 94 года. Она передала солдатам 2 кусочка мыла, 2 пачки салфеточек, 1 кг сахара и одну упаковку чая. Нельзя отказывать никому. Любая помощь - ценна. К нам в «Народный тыл» приходил дедушка, который принес 10 тысяч гривен. Он копил их на ремонт квартиры, откладывал по копейке несколько лет. Много историй. Я постоянно реву, когда приходят люди, которые каким-то образом коснулись Великой Отечественной войны, которые были тогда детьми, например. Вспоминаю одну бабушку, которая в 12 лет была помощником санитара. Мне кажется, что люди, пережившие войну однажды - чувствуют глубже.

Сейчас у людей мнения разделились: у одних война, а у других - отдых. Многие думают, что это все чужая боль и никто не думает, что, не дай Бог, завтра позовут твоего мужа, брата - ты будешь звонить куда? Тем же волонтерам. Будешь звонить, биться головой в воинские части. И тогда это станет твоей болью и твоими слезами.

ХОРОШО, ЧТО СЕЙЧАС ЕСТЬ ТАКИЕ ТЕХНОЛОГИИ, ЧТО МОЖНО ЗАМЕНИТЬ РУКУ, НОГУ, ДАЖЕ ОБЕ. А КОГДА НЕТ ГЛАЗ - ЭТО УЖЕ СОВСЕМ ДРУГАЯ ЖИЗНЬ.

Я не понимаю, зачем в армию сейчас берут срочников? Вот у меня - несколько десятков парней, которым нет 19 лет. Они один раз были на учениях. Они не понимают, что такое коллиматорный прицел, например. Мне однажды звонит парнишка и говорит: «Марианна, пожалуйста, а можешь достать бронежилет 7-го класса». А я ему объясняю, что нет таких бронежилетов. Они многого не знают. И в основном эти молодые пацаны попадают под какие-то обстрелы из-за неопытности. Нельзя посылать на войну детей, а это - дети. Я с ужасом думаю о том, что когда закончится эта война, сколько у нас будет инвалидов от 20 до 35 лет. И мне кажется, что государство просто обязано дать им нормальную работу. Им надо жить дальше без рук, без ног. Дай Бог, чтоб им всем поставили протезы.

Я с некоторыми из них общаюсь постоянно. Они адекватно воспринимают то, что случилось и говорят мне: «слушай, а есть люди, которые потеряли глаза!». И я говорю: «а это уже - все». Хорошо, что сейчас есть такие технологии, что можно заменить руку, ногу, даже обе. А когда нет глаз - это уже совсем другая жизнь

НО НЕ НАДО ИХ ЖАЛЕТЬ - ЭТО САМОЕ ГЛАВНОЕ. ОНИ - НОРМАЛЬНЫЕ ПАЦАНЫ.

У меня - очень много друзей, которые помогают, и я бы без них не справилась. Обычные люди, публичные люди - звонят и спрашивают: «что надо?». Я говорю, например, что постель. И уже через час у меня есть сто комплектов постели.

Я должна этим заниматься, потому что люди доверяют. Я не могу подвести людей и бросить все. Меня кто-то спросил: «а чего ты не спишь до утра?». А потому что я отвечаю на смски. Я не могу не ответить.

Когда прилетел первый борт с ребятами, которых я снаряжала на войну, я поехала с ними в госпиталь. С тех пор помогаю здесь. Борта прилетают практически каждый день. И постоянно нужно что-то новое - от медикаментов до каких-то личных вещей. Нужно поддерживать парней, зайти в палату, спросить: «как ты?».

Есть небольшая проблема в этом всем. Есть медийные лица - это раненые, которые подняли волну в фейсбуке, к ним все ходят. Но я бы очень хотела попросить всех: придите просто в госпиталь и спросите, где лежат «новые» ребята. Потому что этим ребятам очень нужна поддержка, им необходимо внимание. Им не надо что-то там носить. Просто можно прийти и поговорить. Но не надо их жалеть - это самое главное. Они - нормальные пацаны. Они - обыкновенные люди, просто получили такой урок жизни.

ПОЧЕМУ-ТО ХИРУРГ ИЗ АМВРОСИЕВКИ ДОЛЖЕН НАЙТИ ВОЛОНТЕРА, ПОЕХАТЬ К НЕМУ, ПОПРОСИТЬ У НЕГО ЛЕКАРСТВА И УЕХАТЬ ОБРАТНО К СЕБЕ.

А проблема у нас одна - нет организации этого всего. Мы сейчас занимаемся тем, чтоб создать базу по всей Украине. Потому что в Киеве и других больших городах - все более- менее. Но если заехать куда-то на периферию - все очень плохо. И на это нужно обратить внимание. Есть больницы в поселках, где нет даже обезболивающего. Парни там лежат и проходят адские муки. Недавно к нам приезжал хирург из Амвросиевки и забирал медикаменты. Почему-то хирург из Амвросиевки должен найти волонтера, поехать к нему, попросить у него лекарства и уехать обратно к себе. Проблема в государственной поддержке. Я понимаю прекрасно, что старую систему очень сложно поломать, так же как в один момент наладить новую. Но это нужно делать, и в первую очередь нужно заниматься обеспечением армии. Не было бы волонтеров - картина была бы очень печальной. То, что казалось бы найти невозможно волонтеры находят за три дня. Волонтерство - это болезнь. О себя могу сказать - я больна этим.


Вика Ясинская для Цензор.НЕТ


TUVwTVVYWjBRemN3VERkUmRtUkhRekJNV0ZKblRrZE1TVTVETURCTWRsSnFlVVJSYzA1SFFUQk1lbEYxVGtNMFRIa3ZVWEk1UjBJd1RHcFJkbVJIUWpCTWNsRnpUa2RRU1U1RFV6Qk1hbEYxZEVOM1RIa3ZVWFk1UXlzd1RIcFJkblJIU2pCWmVEZ3dURXhSZG5SRE56Qk1OMUYyWkVkRE1FeFlVbWRPUjB4bVRrTjNNRmxFVVhaT1F6UXdXVGc5
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх