EN|RU|UK
  182  1

 "БОЛЬШАЯ ВОСЬМЕРКА" - ДОПОЛЗТИ ДО ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГРАНИЦЫ

Ни Путин, ни Чейни так и не вспомнили об основной проблеме "1;большой восьмерки"1; - о том, что она медленно становится, в общем, мало кому нужной...

Недавний обмен словесными уколами между вице-президентом Соединенных Штатов Диком Чейни (Dick Cheney) и Владимиром Путиным, президентом России, усугубил и без того непростые перспективы саммита "1;большой восьмерки"1; ведущих промышленных держав мира, проведение которого намечено на июль в Санкт-Петербурге. Однако ни тот, ни другой, так и не вспомнили об основной проблеме "1;большой восьмерки"1; - о том, что она медленно становится, в общем, мало кому нужной.

При этом у ее членов на самом деле есть чем заняться. Экономическая ситуация, сложившаяся в мире сегодня, очень сильно напоминает ту, что образовалась в начале 70-х годов и, собственно, привела к возникновению "1;большой пятерки"1;, разросшейся затем до "1;семерки"1;: глобальный финансовый дисбаланс огромен; доллар слаб; Америка ведет дорогую и, судя по всему, безвыигрышную войну; надувается инфляционный пузырь; быстрыми темпами растут цены на нефть и золото.

И, что еще более важно, в нынешнем мире происходит поистине тектонический сдвиг: власть над миром переходит от Америки и Европы к Азии. Собственно, кардинальные перемены происходят и в самой природе власти: если ранее она выражалась главным образом в военной силе, то сегодня речь больше идет об экономическом и политическом влиянии. Для отражения обозначившихся перемен все мировые институты - в том числе и "1;большая восьмерка"1; - встают перед необходимостью соответствующим образом измениться.

Однако когорта лидеров, которая соберется в Санкт-Петербурге, странет самой слабой за всю историю проведения подобных саммитов. Америку, Великобританию, Францию и Японию будут представлять те, кто уже менее чем через год либо гарантированно покинет свой пост, либо потеряет, как выражаются китайцы, "1;поддержку небес"1;. В правительствах Германии, Италии и Канады наблюдается столь тонкое равновесие, что о поддержке, во всяком случае, реального электората им говорить не приходится. И, кроме того, за теми, кто с самого начала входил в "1;большую семерку"1;, сегодня - самая низкая за всю ее историю доля в валовом мировом продукте. Даже если признать за Россией право на место в "1;Группе Восьми"1; и прибавить ее ВВП к показателям всех остальных, получится всего лишь около 45 процентов мирового продукта, чего совершенно недостаточно для выстраивания какой-либо генеральной линии.

Никаких серьезных политических либо экономических задач на саммите в Санкт-Петербурге выполнено не будет. К соглашению по иранскому, иракскому и палестинскому кризису лидеры "1;восьми"1; не придут; этот саммит не сможет дать никакого толчка тупиковым торговым переговорам в рамках Дохийского раунда, хотя все наверняка будут утверждать обратное; никаких серьезных решений по решению проблемы глобального финансового дисбаланса принято тоже не будет. Вместо этого участники саммита, как и всегда, подпишутся под тщательно вылизанным текстом разнообразных коммюнике, подготовленных "1;проводниками-шерпами"1;, которые будут, не разгибая спины, трудиться над решением одной-единственной задачи: чтобы ни одного слова, представляющего собой реальное обязательство что-то сделать, в этих документах не фигурировало.

И все же на этом саммите можно добиться одной весьма важной цели. Эта встреча должна стать переходной, должна подготовить ее участников к будущему. Она может закрепить в сознании мысль о том, что власть над миром меняется, и заложить основы для преемников этой власти.

Первый и существенный шаг, который необходимо сделать - пригласить в ряды "1;большой восьмерки"1; Индию и Китай, превратив ее в "1;большую десятку"1;. Таким образом, доля в мировом валовом продукте, приходящаяся на эту группу стран, снова перевалит за 60 процентов - уровень, достижение которого действительно необходимо для принятия решений, подтвержденных реальным влиянием. По объему экономики Китай уже сегодня занимает в мировой табели о рангах третье или даже второе место. Его валютные резервы вскоре достигнут триллиона долларов, а положительное сальдо торгового баланса у него начинает складываться не только с США, но и с Европой. В Индии же все возрастающими темпами развивается обрабатывающая промышленность, и она по объему экономики скоро окажется впереди всех стран Европы. Хотя определенные проблемы испытывает и та, и другая страна, в финансовой или торговой сферах сегодня без них невозможно принятие ни одного серьезного решения.

Еще одним вопросом, который может решиться в Санкт-Петербурге, будет возвращение "1;восьмерки"1;, она же "1;десятка"1;, в будущем к формированию повестки дня на политэкономической основе. За 80-е и 90-е годы прошлого века эту тему успели основательно подзабыть, поскольку тогда в "1;семерке"1; гордо называли себя "1;саммитом демократических держав"1; и всячески подчеркивали значение политической координации. Однако сегодня значение этой позиции бледнеет по сравнению с важностью поиска способов безопасно провести мировую экономику через рифы, которые поджидают ее впереди.

Больше того - саммит вообще не надо обременять политикой. В рамках нового формата "1;десятки"1; у ее участников возникнет новый интерес - сделать так, чтобы мировая экономика нормально работала. И это необходимо начать делать, не тратя попусту время и силы на бесполезные споры по политическим вопросам. Политические вопросы должны решаться в других форматах, а "1;десятка"1; должна вернуться к тому, с чего в свое время начиналась "1;пятерка"1;.

Ведущие страны мира не могут больше притворяться, что они могут рулить мировой экономикой так, будто это какой-то второстепенный для них вопрос, или решать проблемы мировой экономики на периодических встречах своих министров финансов и председателей центральных банков. Серьезные - и действительно необходимые - решения должны приниматься главами правительств, а не членами их кабинетов, и за одним столом с Индией и Китаем. Если этого сделано не будет, за них все решит рынок. По-своему.

Если лидеры "1;большой восьмерки"1; решат на переходном санкт-петербургском саммите, что пора двигаться в этих направлениях, эту встречу можно будет считать полезной. Если же нет - она станет очередной строкой в списке бессодержательных спектаклей, которые будут помнить не за результат, а исключительно за пышность антуража.

Автор статьи - профессор Джорджтаунского университета (Georgetown University, Вашингтон)

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх