EN|RU|UK
  1092  2

 "ОХРАННАЯ ГРАМОТА" ОТ ЕВРОСУДА: ГОСУДАРСТВО ПРОИГРАЛО ГРАЖДАНСКОМУ КОМИТЕТУ БЕРЕЗНЯКОВ

Идея консолидировать гражданское общество в единую силу, способную влиять на решения власти, бродит по Украине уже давно. И кто знает, как выглядела бы нынешняя действительность, если бы государство не пыталось «регулировать» активность своих граждан…

Так случилось, уж не знаю, к сожалению или на счастье, историю о гражданском комитете Березняков, его несостоявшихся планах в столице и о сокрушительной победе гражданского общества над государством общественность узнала с… конца. А именно с победы активистов-общественников в Европейском суде. Хотя торжества справедливости киевлянам пришлось ждать целых восемь лет.

- Эта история, как мне кажется, началась еще в 1991 году, когда группа граждан попыталась организовать новую структуру под названием «Свободное интеллектуальное пространство», - вспоминает Сергей Корецкий, один из инициаторов судебного процесса против родного государства. – А уже в 2000-м году независимый интеллектуальный центр сделал экологический прогноз, ссылаясь на земельные указы 1999 года. Из «предсказания» следовало, что грядущая тотальная застройка Киева, грозит городу уничтожением.

Естественно, активисты рассчитывали на то, что на предрекаемые трагические последствия отреагирует не только общественность, но и городская власть. И как минимум предпримет юридические шаги по защите столицы от уничтожения. Но, власть не торопилась. Поэтому общественность стала разрабатывать адекватный ответ на предстоящую угрозу.

- «Гражданский комитет сохранения дикой (коренной) природы Березняков» должен был стать пилотным проектом той сети, которую мы собирались создать, - рассказывает Корецкий. - Это была новая социальная технология, позволяющая создавать общественные организации для защиты тех или иных объектов, которые люди сами выберут для опеки.

Сам комитет, как общественное движение, был создан 7 июня 2000 года. Активисты взяли на учет все объекты коренной природы, которые находились поблизости от мест проживания граждан и начали их защищать от посягательств застройщика.

- Поблизости от наших домов находилась речка Дарница, - продолжает Корецкий. - Природа, сохранившаяся в ста метрах от жилищной застройки, была поистине уникальной. Ведь фактически жители Березняков даже не подозревали, в каком уникальном месте вырос жилмассив Березняки. Его территория - это искусственная песочная насыпь. Материнская природа Березняков была похоронена на 10-метровую глубину. Фактически люди, таким образом, были полностью отрезаны от той природной среды, которая была до появления жилого массива. Но, рядом, в нетронутых оазисах дикой природы обитали еще и серая цапля, и утки.

Общественность дружно стала на защиту очагов эталонной природы. Такое благородное дело не осталось незамеченным в городе, об опыте активистов шумела пресса. И на то время киевлянам удалось достичь, как они сами признаются, ненормального успеха. Засыпание болотца серой цапли было не только приостановлено, но и инициировано принятие специального решения Киевской горадминистрации о выделении денег на упорядочение территории. На первом этапе борьбы общественность могла праздновать победу. Но, на втором – совершенно для себя неожиданно киевляне встретили сопротивление со стороны власти, в частности от органов легализации.

- Возможно, их удивила наша нешаблонность, - предполагает Сергей Корецкий. – Об этом можно судить исходя из того, какие условия нам начало выдвигать управление юстиции при регистрации общественной организации. Хотя мы, готовя документы на регистрацию, исходили четко из законодательства. Условия, которые выдвинул нам легализующий орган, показались нам странными. Законы, которыми руководствовалось управление юстиции, применялись избирательно…

- Попросту изъясняясь, управление юстиции города Киева отказало нам в регистрации, состоялась цензура нашего устава, - присоединяется к нашей беседе один из активистов Андрей Горбаль. – Мы с этим не согласились и решили отстаивать свои права в отечественном суде. Прошли все ступени судебной иерархии в Украине: Печерский райсуд города Киева, Городской Апелляционный суд Киева и Верховный Суд Украины. Проиграли. Мы исчерпали все внутренние возможности для отстаивания своих интересов. Поэтому и подали заявление в Европейский суд по защите прав человека.

Долгих шесть лет пролежало заявление униженных киевских активистов в Европейском суде без рассмотрения. В прошлом году, по настоянию Евросуда, между заявителями и правительством прошел этап так называемой коммуникации. Несмотря на грандиозные перемены, произошедшие за минувшие годы в нашей стране, перелома в отношениях между государством и общественными организациями, так и не произошло. Правительство подтвердило, что регистрировать общественную организацию запретили правильно. По мнению власти, такая организация, действительно, составляла бы… угрозу для системы легализации объединений граждан в стране.

- К сожалению, вынужден констатировать, что проблема, с которой столкнулись активисты гражданского комитета Березняков, с 2000-го года не исчезла, - комментирует судебное разбирательство в Евросуде Тарас Шевченко, юрист, представлявший интересы киевлян в международной инстанции. - И те, кто пытался создать и зарегистрировать свою общественную организацию в 2008-м, столкнулись с теми же проблемами. Они знают, что на этапе регистрации, когда подаются документы, которые рассматриваются несколько месяцев, а потом возвращаются с какими-то претензиями, причем достаточно странными, от них требуют изменить то одно слово, то другое и т.д. Кто-то пытается решить эти проблемы, чтобы зарегистрировать все же организацию, а кто-то опускает руки и больше ничего не предпринимает. И я рад, если честно, что нашлись люди, способные 8 лет отстаивать свои права, чтобы в конечном итоге добиться решения Евросуда, которое заставит наше государство изменить свое отношение к регистрации общественных организаций и подогнать законы под демократические стандарты. С большинством наших аргументов Европейский суд согласился.

- Дело рассматривалось в контексте нарушения ст. 11 Европейской конвенции по правам человека, гарантирующей гражданам мирные собрания и ассоциации. В данном контексте – мирные ассоциации, какие-либо объединения граждан, общественные организации и т.д., - продолжает юрист. – Во-первых, Министерство юстиции, отстаивающее интересы государства, ошибочно считало, что общественная организация, которая имеет местный статус, не может действовать за пределами города, в данном случае - Киева. Она, якобы, не может иметь свои представительства и представителей в других регионах. Европейский суд полностью опроверг доводы Минюста. Такая ситуация не отвечает демократическим стандартам, нет никаких оснований ограничивать деятельность организации рамками столицы, на том основании, что организация зарегистрирована в Киеве.

- Во-вторых, у Минюста были претензии к содержанию деятельности, - продолжает юрист. - У многих, уверен, организаций по этому поводу были проблемы. И по этому пункту Европейский суд не согласился с аргументами правительства. Например, опровергнув утверждение, что общественная организация не может заниматься издательской деятельностью, лоббистской деятельностью, экспортной деятельностью и при этом пользоваться помощью волонтеров. Правительство считало, что у нас есть закон об издательской деятельности, и издательство рассматривается как бизнес-деятельность. Дескать, этим должны заниматься исключительно предпринимательские структуры. Евросуд полностью опроверг эти утверждения, отметив, что нет абсолютно никаких оснований запрещать общественной организации заниматься издательской деятельностью. Это вопрос, с которым сталкивались многие общественные организации, если не на уровне регистрации, то на уровне налоговой, которая определяет статус прибыльности юридических лиц.

- Еще Минюсту не понравилось, что общественная организация собирается вести хозяйственную деятельность, расценивая ее только в разряде прибыльных занятий. Европейский суд не видит оснований, почему бы общественной организации не заняться хозяйственной деятельностью. Даже, если такая деятельность имеет некоторый экономический характер. Ну а в отношении деятельности волонтеров аргументами Минюста Евросуд вообще был крайне удивлен. Минюст считал, что общественная организация не может привлекать к своей деятельности волонтеров, потому что это, дескать, нарушает принцип равенства членов организации и волонтеров. Одни, якобы имеют право голоса, а вторые – нет. Такая позиция Минюста, согласно решению Евросуда, вообще не имеет ничего общего с демократией. Итак, суд установил, что права граждан государством Украина были нарушены. И присудил денежное возмещение морального ущерба пострадавшим гражданам. Кроме того, Евросуд разработал мероприятия общего характера, которые государство обязано выполнить, чтобы подобные нарушения впредь не повторялись, - подытожил Тарас Шевченко.

Вообще-то, насколько нам удалось выяснить, Европейский суд нарушения прав человека в отношении 11 ст. Конвенции по правам человека рассматривает не так часто. Европа ведь имеет достаточно либеральное законодательство в отношении общественных формирований. А по Украине – это, собственно, прецедентный случай. Который должен носить назидательный характер не только для нас, но и для, к примеру, России, имеющей аналогичное отношение к гражданским движения, если не хуже. Этим процессом Украина, можно сказать, вошла в историю европейской юриспруденции. Ссылаться на это решение Евросуда отныне будут при рассмотрении аналогичных конфликтов с властью, прецедентный эпизод, несомненно, попадет в учебные материалы и станет действенным инструментом в юридической практике.

Свои уроки из этого процесса должно извлечь и государство. Ведь Европейский суд, с одной стороны, всесторонне оценил действия правительства относительно регистрации общественных организаций, а с другой – указал на недостатки отечественного законодательства.

- Честно говоря, меня не удивляет, что нас остановили, придираясь к мелочам в документах, - вспоминает активист Корецкий. - Если бы тогда, в 2000-м, этот комитет был первым зарегистрирован и начал бы действовать, по подсчетам экспертов, в Киеве могло бы быть создано около трех сотен аналогичных комитетов по защите тех или иных природных достопримечательностей столицы. Возможно, какие-то объекты и были бы уничтожены, или не застроены, скажем так. Но, проблем у застройщика было бы намного больше. Потому что их организованной деятельности противостояла бы организованная деятельность общества. Ведь мы своей задачей ставили: совершение практических действий, чтобы вразумить градостроителей, застройщика, органы местного самоуправления, госадминистрации от уничтожения уникальных природных уголков Киева, собирались координировать действия государственных структур и общественности. Результатом должно было стать сохранение уникальной природы, в качестве эталонных образцов природы. Иными словами, общественная организация собиралась поучать власть. Мы предлагали создать независимой фонд поддержки легализации гражданских объединений. Потому что именно на этапе легализации объединения граждан очень чувствительны к разным влияниям. И в нашем случае орган юстиции своим запретом посодействовал интересам мощных строительных фирм, которые имеют прибыль с застройки этих территорий.

- На отстаивание своей позиции мы потратили 8 лет, - заявляют активисты, - зато теперь каждый гражданин Украины будет иметь законное право, чтобы решение в отношении регистрации общественных организаций было принято в его пользу. Судья любого уровня отныне обязан рассматривать решение Европейского суда, как часть нашего законодательства, не дожидаясь, пока соответствующие поправки будут внесены в отечественные законы.

…Естественно, многих заинтересовавшихся опытом отстаивания своих гражданских прав в Европейском суде, интересует: сколько стоила энтузиастам эта судебная тяжба, и как оценил международный суд моральные страдания униженных граждан? Судиться в Европейском суде, подтверждают активисты, действительно, дело хлопотное. Хотя, это доступно каждому гражданину Украины, интеллектуально способному на такой неординарный поступок. В то же время, материальные издержки не так уж велики, как принято считать. Например, шесть лет назад подача заявления в Европейский суд стоила активистам аж… 1 гривну 75 копеек. Услуги адвоката могут оказаться недешевыми, но, в случае выигрыша эти затраты будут сполна компенсированы международным судом. Ездить в Страсбург заявителям не пришлось, хотя, если бы в этом возникла необходимость, затраты на поездку в Европу, как правило, компенсировали бы за счет гранта Евросуда.

Ну, а насчет моральных компенсаций? Всем заявителям по делу государство выплатит по 1,5 тысячи евро моральной компенсации. Так решил Европейский суд… Хотя, Украина, в развитии гражданского общества потеряла за эти восемь лет, кажется, гораздо больше…
Источник: Виктория ВЛАДИНА, для "Цензор.НЕТ"
VEhrNGRreDNQVDA9
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх