EN|RU|UK
 Политика Украины
  18454  38
Материалы по теме:

 ВОЛОНТЕР "НАРОДНОГО ТЫЛА" ДАНА ЯРОВАЯ: САМАЯ БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА - ОКАЗАНИЕ ПЕРВОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НА ПОЛЕ БОЯ

Куратор волонтерской службы Госпиталя пограничных войск Украины, а заодно и ответственная за медицинское обеспечение в одной из самых активных волонтерских организаций «Народный тыл» Богдана Яровая больше известна как Дана. Чувствуется, что человек она незаменимый: в небольшом офисе в центре Киева работа кипит, и то и дело слышно, как к Богдане обращаются за помощью или советом ее коллеги по волонтерской работе. Еще бы! Ведь медицинское обеспечение играет важнейшую роль в спасении жизней украинских солдат.

Разговариваем в самом сердце «Народного тыла» в кабинете медицинской службы, среди аккуратно разложенных медпрепаратов. Дана рассказала Цензор.НЕТ о необходимости создания передвижного военного госпиталя, обеспечения всех солдат аптечками по стандартам НАТО; почему волонтер не должен подвергаться истерике, а также наглядно показала, чем отечественный жгут отличается от американского.

Наш разговор то и дело прерывают звонки на телефон Даны, на которые она быстро и решительно отвечает: «Какие чеки? Я еще только согласовываю с министерством список оборудования!», «Наших на Саур-Могиле обстреливают по полной программе. Сейчас они продиктуют что надо, и будем в аптеке покупать, потому что по-другому никак».

Но Цензор.НЕТ имеет терпение, как и множество волонтеров, которые, не покладая рук, трудятся на благо украинской армии.

- Вы как куратор медицинского обеспечения объявили сразу о двух проектах - «Народная аптечка» и «Полевой госпиталь». Если о необходимости обеспечить солдат качественными аптечками говорят давно, то полевой госпиталь - идея довольно новая. Расскажите подробнее, чем полевой госпиталь отличается от обычного.

- Самая большая проблема на сегодняшний день - это оказание первой медицинской помощи на поле боя. Я бы разделила это на две проблемы. Первая - это неотложная помощь, чтобы человек не умер от потери крови или от болевого шока. Вторая - транспортировка раненых с места ведения боевых действий. В связи с этим мы и запускаем параллельно эти два проекта. Иметь полевые госпитали очень важно, так как они мобильные, их можно развернуть в нужном месте в нужное время.

- На сколько мест планируется госпиталь?

- Планировать можно что угодно, но количество мест будет зависеть от того, какое количество раненых. По имеющимся на сегодняшний день средствам, мы можем создать даже два таких госпиталя! Сейчас согласовываем с Минобороны, какое оборудование закупать.

- А госпитали в тылу уже обеспечены всем необходимым?

На сегодняшний день ситуация по госпиталям Киева и других городов более-менее благополучная. В мае военные госпитали были в шоковом состоянии, потому что не имели никакого дела с огнестрелами, наверное, со времен афганской войны. Они не были приспособлены под то количество раненых, которое они получили в мае. За два месяца мы помогли оборудовать госпитали и в Киеве, и в Харькове, и в Днепре, а кроме нас сколько еще людей помогало! Очень много было закуплено реанимационного оборудования. Поэтому сегодня возникающие потребности местных госпиталей можно закрыть по месту.

ОБЫЧНЫЙ РЕЗИНОВЫЙ ЖГУТ НА СОЛНЦЕ НАГРЕВАЕТСЯ, ПЛАВИТСЯ, ТРЕСКАЕТСЯ И РВЕТСЯ

- В чем состоит проект обеспечения солдат аптечками и почему не подходили старые аптечки?

- Если мы реализуем этот проект, наши ребята будут полностью обеспечены аптечками по стандартам НАТО. Планируем выпустить 50 тысяч штук. Аптечка, которую ранее нам передало Минобороны, была пластмассовая и в ней лежал список того, что там должно находиться. Сейчас на протяжении месяца мы с ребятами, которые прошли курсы обучения тактической медицине при НАТО, разработали составляющие новых аптечек.

Состав натовской аптечки: специальный жгут - кат, бандаж, кровоостанавливающее средство, препарат, применяемый при пулевых ранениях в легкие (в нем есть клапан, который воздух запускает в легкие, но не выпускает, чтобы не произошел пневмоторакс), и буторфанол или налбуфин - сильное обезболивающее.

волонтеры

Сейчас в МОЗ подали списки содержимого этих аптечек, чтобы с них сняли сертификацию. Кое-что закупает Минобороны - запущено производство налбуфина, 125 тысяч штук, антибиотики, таблетки для очищения воды. Все, что касается закупок в Америке, например катов или израильских бандажей, обеспечиваем мы. Разница между иностранным катом или бандажом и отечественными аналогами огромна.

волонтеры

Приведу пример. Кат можно наложить одной рукой, что правой, что левой, и самостоятельно затянуть фиксатор столько, сколько нужно, в зависимости от кровотечения. А обычный резиновый жгут на солнце нагревается, плавится, трескается и рвется.

Также Минобороны попросило помощи в пошиве аптечек, потому что у него даже такой статьи бюджета нет. По аптечкам у нас есть волонтерский чат. Сейчас мы пытаемся сделать стандартизацию этой аптечки, потому что каждый туда кладет, что считает нужным. А следует класть в нее то, что действительно необходимо. Мы хотим стандартизировать состав аптечки на государственном уровне.

Параллельно мы ведем с Министерством обороны переговоры о закупке хороших кровоостанавливающих средств. Целокс (Celox ) - кровоостанавливающий препарат по стандартам НАТО. Целокс производится в Америке. В натовской аптечке есть препарат квикклот ( QuikQlot ) американского производства. Оба препарата равноценны и очень эффективны. Только что разговаривала с ребятами-спецназовцами, у которых было пулевое ранение в сонную артерию. Говорят, что целокс реально спас им жизнь. Целокс в порошке даем только врачам, а ребятам выдаем бинт-целокс или аппликатор-целокс - при ранении вставляется в шприц и выдавливается непосредственно в рану.

- Не раз звучали претензии в адрес таможни и Министерства обороны о том, что они не способствуют бесперебойной и эффективной доставке необходимых препаратов для нужд АТО. Этот вопрос уже решился?

- В Украине есть официальный представитель по целоксу, но у него цены в два-три раза выше, чем мы закупаем в Америке. Поэтому мы поставили Министерство перед фактом: или вы будете закупать по нормальным ценам… или вы будете закупать по нормальным ценам. Вариантов нет. Мы придали этому делу большую огласку, и в Министерстве захотели нас слушать. Сейчас мы с ними сотрудничаем в плане координации распределения средств. Потому что могут быть случаи, когда волонтеры дублируют друг друга, покупая одно и то же оборудование. А деньги тоже нужно тратить рационально.

Также на прошлой неделе была встреча с Порошенко, нам дали зеленый свет в этой закупке, разрешили провести это без сертификации и без тендера.

В ПОМОЩЬ АТО ПРИХОДЯТ ДЕНЬГИ В РУБЛЯХ

- Какова стоимость этих проектов и откуда, главным образом, поступают средства?

- «Народная аптечка» обойдется примерно в 2 миллиона гривен, «Полевой госпиталь» - в 500 тысяч. В обеспечении аптечками свои действия мы координируем с Минобороны, а полевой госпиталь мы полностью взяли на себя. По проекту аптечки - к нам присоединяются много желающих участвовать в этом деле.

Наш фонд по целоксу запущен месяц назад. За это время мы закупили этого препарата на 50 тысяч долларов. Фонд международный, в основном работает украинская диаспора по всему миру. Отправляя деньги, многие люди комментируют. Девочки, курирующие фонд в Штатах, присылали мне письма с этими комментариями. Я плакала, когда прочитала их. Люди действительно пишут от всего сердца. Мало того, приходят деньги в рублях из России. А сколько граждан России, подчеркиваю - именно граждан России, которые помогают и приносят деньги прямо нам в офис!

Оценить объем помощи, которая оказана, сложно! Есть серьезные спонсоры, которые дают по 50 и 100 тысяч гривен, а есть простые украинцы, которые нам помогают. Только через мою карточку уже ушло около миллиона гривен, а еще есть наличные и вещи, которые люди приносят.

- В Украине благотворительная помощь до сих пор не освобождена от налогообложения, о чем волонтеры, работающие на потребности АТО, неоднократно говорили.

- Я не понимаю этой истерики на счет налогообложения, потому что о налогообложении можно говорить только по итогам года, и этот налог платится до мая следующего года. Кроме того, на встрече с волонтерами президент обещал, что этот вопрос будет решен (во вторник 12 августа Верховная Рада не поддержала закон №4455а об освобождении от налогообложения благотворительных взносов в поддержку украинской армии. - Ред.).

- В вопросах обеспечения солдат протезами «Народный тыл» задействован?

- На сегодняшний день на базе львовского завода протезирования запускается совместное предприятие с немецкой компанией "Отабок". Во Львове будут собирать протезы из иностранных комплектующих и подгонять их под конкретного человека. Я считаю это правильным, потому что мало купить протез, его надо еще наладить и обслуживать в дальнейшем. Поначалу протез будет давить, нужно, чтобы сформировалась мозоль, его нужно будет подгонять регулярно - там подкрутить, а здесь отпустить. Это не так просто, как кажется - поехали, купили чудо-протез, и все счастливы. Так не бывает. Это длительная процедура, и вывозить каждого за границу специально для настройки протеза никто не будет. Пройдет год-два после войны - и о ветеранах забудут. У меня брат афганец, я знаю, о чем говорю. Поэтому я считаю правильным протезировать в Украине. Сейчас уже 20 человек подпадают под протезирование. С Министерством обороны мы договорились, что они протезируют ноги - это проще. А ребят, лишившихся рук, мы все-таки будем стараться вывозить за границу. На сегодняшний день их три человека.

В ФЕЙСБУКЕ ПОРОЙ РАЗВОРАЧИВАЕТСЯ НЕНУЖНАЯ И НЕОПРАВДАННАЯ ИСТЕРИКА

- Глядя на списки нуждающихся в протезах в Фейсбуке, создается впечатление, что жертв гораздо больше…

- Я не знаю, какие списки в Фейсбуке, у меня есть список от Министерства обороны. В Фейсбуке порой разворачивается ненужная и неоправданная истерика. Я начинаю это фильтровать, иначе если ко всему подключаться, то дела не будет. Надо выбирать: или истерить, или работать. Так что инициативы типа «Давайте соберем кому-то деньги» - я не против, хотите помочь ребятам - помогайте. Только пусть протезированием занимается государство. Оно их отправило на войну - оно обязано сделать протезы и сделать качественно.

- Какие еще проекты планируете воплотить в жизнь?

- Важно обучение принципам тактической медицины и оказанию первой медицинской помощи в полевых условиях. У нас есть ребята, которые прошли курсы практической медицины при НАТО - Ульяна Супрун и ее ребята. Я бы очень хотела, чтобы это была обязаловка при отправлении в зону АТО. Думаю, это будет нашим следующим проектом.

- Вы распределяете свою помощь между разными воинскими частями или помогаете армии в целом?

- Мы отличаемся тем, что не привязываемся к кому-то конкретно. Наш коллега Геннадий сказал как-то: «Мы не боги, чтобы решать, кому жить, а кому нет». Поэтому мы помогаем всем: и пограничникам, и армии, и добровольческим батальонам. Они нас сами находят, со многими уже дружеские отношения. С «Донбассом» и «Азовом» у нас хорошие отношения. Рома (Синицын - волонтер «Народного тыла», - Ред. ) мне утром позвонил: караул и кошмар, у «Азова» все плохо, нет медикаментов. Сейчас отправляем им помощь. Мне совершенно без разницы, кому помогать. Уверена, что многие из воюющих не знают, кто им помог на самом деле, но мы же это не за медальки делаем. Есть пограничники, госпиталь которых я курирую. Но, бывает, звонят прямо с передовой. Например, по 51-й бригаде позвонили в 12 часов ночи: кошмар-караул, там ничего нет из медикаментов. Мой муж до двух часов ночи ездил по Киеву, собирая обезболивающее, спинальную анестезию и иголки для спинальной анестезии. А не раз было так, что мне звонил Рома ночью и говорил, что вывозит раненых: «Надо 7 тысяч гривен, я позвоню тебе и ты оплатишь. Только пока я не позвонил - не плати». И я сидела до двух часов ночи, ждала его звонка, чтобы он сказал, что раненые уже сидят в автобусе, который надо оплатить, и что их вывозят. Такая самоотдача и преданность иногда просто поражают!

- Что для Вас послужило стимулом, чтобы так самоотверженно помогать армии? Судьба вашего брата-афганца?

- Мне кажется, что да. Брат вернулся в 1988-м году, мне было 8 лет.

Потому что в Майдане я не принимала участия. У меня пацифистская позиция, я как мать и как женщина считала, что все можно решить мирным путем. А когда появились первые раненые в Ирпене и я увидела их глаза, - поняла, что я должна им помогать. Это было в мае, и тогда основан «Народный тыл», я подключилась к работе, и так нырнула, что вынырнуть не могу. Вот так меня жизнь обернула, что я сейчас помогаю военным. У меня был разговор с мамой, она говорила: «Что же ты себя так загоняешь? Побереги себя». Я ответила: «Мама, если бы твоему сыну, моему брату, кто-то на афганской войне так помогал бы, ты бы этого хотела?». Она сказала, что да, хотела бы.

Реквизиты для помощи:

Приватбанк: 4149437843984905 (Клочун Наталія) PayPal, SKRILL: moneyforukraine@gmail.com

Бухгалтерія тут: http://bit.ly/money-report-sinicyn Приходи по карті автоматом вигружаються тут: http://cardstats.com.ua/event/7 Скани чеків тут: http://bit.ly/cheque-scans-sinicyn

Скани та витрати в бухгалтерії оновлюються раз на тиждень. Список потреб тут: http://bit.ly/we-need-a-lot - багато додалось і багато закрито вже.

Оновлюємо двічі на тиждень. МЕДИЦИНА: PayPal для Celox та інших медикаментів для купівлі за кордоном: irokla78@gmail.com Приватбанк: 4405 8850 1953 5399 (Яровая Богдана) Money-report - Google Spreadsheets bit.ly
Money-report - Google Spreadsheets
bit.ly

Ольга СКОРОХОД для Цензор.НЕТ


TUVwTVVYWjBRemN3VERkUmRtUkhRekJNV0ZKblRrZE1TVTVETURCTWRsSnFlVVJSYzA1SFFUQk1lbEYxVGtNMFRIa3ZVVzUwUXpjd1dYcFJjemxEZDBsT1EyZ3dUSEpSZG5SSFFUQk1OMUpvWkVNck1FeFJka3c1UXk4d1REZFJkazVES3pCWmJsSnFTSHBSYzNSREt6Qk1kbEYyZEVNNU1GbE1VWFJrUjBFd1dYUTRNRXhFVW1kT1F6Z3dUR3BTYW5jOVBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх