EN|RU|UK
  1324  10

 БЖЕЗИНСКИЙ: "ВОЙНА С ИРАНОМ СТАНЕТ ИСТОРИЧЕСКИМ БЕДСТВИЕМ ДЛЯ США "

БЖЕЗИНСКИЙ: "ВОЙНА С ИРАНОМ СТАНЕТ ИСТОРИЧЕСКИМ БЕДСТВИЕМ ДЛЯ США " (Foreign Policy )

Россия Владимира Путина становится все более авторитарной во внутренней политике и все более агрессивной за рубежом. Глобальное влияние Китая ширится день ото дня. На Ближнем Востоке на горизонте маячит возможный конфликт с Ираном. Об этом шел разговор со Збигневом Бжезинским, бывшим советником США по национальной безопасности, писателем и гуру внешней политики.

- Российский президент Владимир Путин поставил себя в позицию власти на многие годы вперед, ставя себя, не больше не меньше, на одну доску с президентом США Франклином Рузвельтом. Должен ли Запад бояться Путина, и как следует США вести с ним дела?

- Нет, я не думаю, что Запад должен бояться Путина, хотя он, возможно, и не самый привлекательный человек. Он, по сути, русский автократ эпохи значительных перемен в позиции России на геополитической арене и в национальной самоидентификации. Запад должен четко обозначать собственные интересы и твердо защищать их. Он должен выступать против каких бы то ни было попыток российской имперской реконструкции, и там, где возможно, должен сотрудничать с россиянами в вопросах обоюдного интереса.

- Продолжит ли усиливаться влияние России на ЕС? Звучало уже немало мрачных предупреждений о зависимости стран-членов ЕС от российской энергии. Считаете ли вы это угрозой, и может ли Европа отказаться от российской энергии?

- Потенциально это долгосрочная угроза. Но пока это не угроза. Если Европа и США совместно не сделают того, что требуется, чтобы добиться большей диверсификации доступа к энергии, Европа может стать политически уязвимой. Вот почему для Запада важно получить доступ к энергетическим ресурсам Каспийского моря, а также в Центральной Азии. Вот почему Запад должен поддерживать такие проекты, как трубопровод Nabucco через Юго-Восточную в Центральную Европу.

- Ситуация в Ираке выглядит день ото дня мрачнее. Если США сумеют вывести войска из Ирака в ближайшем будущем, должны ли они занять позицию невмешательства в дела Ближнего Востока, как предлагают некоторые?

- США вынуждены иметь один тип отношений с Египтом и другой тип отношений с Сирией. Они вынуждены поддерживать одни отношения с Саудовской Аравией и другие с Ираком. Я полагаю, на Ближний Восток нужно смотреть как на очень многообразную геополитическую область и формировать политику соответственно.

- Что вы думаете о приближающейся ближневосточной мирной конференции, особенно в свете недавней атаки Израиля в Сирии? Вы полагаете, там удастся достичь какого-то прогресса?

- Прогресса на конференции удастся достичь только в одном случае: если США начнут с того, что дадут четкое определение минимальным требованиям к итоговому урегулированию. То есть: никакого права на возвращение, истинный раздел Иерусалима, границы со взаимными обменами и демилитаризованное палестинское государство.

- В администрации Картера вы подкрепили свое решение о поддержке моджахедов в Афганистане тем аргументом, что поддержка джихада сыграет решающую роль для сокрушения Советского Союза. Разве не рухнул бы Советский Союз сам по себе, по экономическим причинам? Стоило ли поддерживать движение, которое привело к подъему "Талибана" и "Аль-Каиды"?

- Советы разрушили Афганистан, и это стало почвой для "Талибана" многие годы спустя. Поддержка афганского сопротивления создала поддержку Америке среди целого поколения афганцев, которые до сих пор на нашей стороне. Мы были бы в ситуации неразберихи, если бы не поддержали афганцев.

– Вы и многие критики политики администрации Буша в отношении Ирана утверждаете, что США должны вести диалог с Ираном. Но, похоже, что на всех поворотах сторонники жесткой линии переигрывают так называемых прагматиков в иранских властных структурах. Мадлен Олбрайт, будучи госсекретарем в администрации Клинтона чуть ли не акробатические фигуры выполняла, лишь бы достучаться до бывшего иранского президента Мохаммеда Хатами, и это никуда не привело. "Вовлечение" – не такое уж простое дело, не так ли?

- Как уже было продемонстрировано – ведь и при Буше, и даже при Клинтоне администрация отказывала умеренным иранцам установить с нами определенный диалог, – если просто ругать режим или угрожать сменой режима, это не будет достаточно продуктивным. И война с Ираном, инициированная США, станет историческим бедствием для США, на фоне которого Ирак будет выглядеть как средненький послеобеденный футбольный матч. Такая возможность есть, хотя я не готов сказать, какова ее вероятность.

– Сейчас быстро растет китайская экономика, и его дипломатический вес в мире соответственно увеличивается. Так ли уж плохо будет, если Китай станет в Азии региональным гегемоном? Или Соединенным Штатам и их союзникам нужно искать пути противодействия?

- Я не думаю, что азиаты захотят подчиняться китайской гегемонии, но у США есть очевидный интерес в том, чтобы приспосабливаться к Китаю и не пытаться убрать его с видного места в глобальной иерархии. Не в интересах США повторять ту же ошибку, какая была допущена в 1914 году и привела к столкновению, повлекшему Первую мировую войну. Китай нужно интегрировать в систему. Это означает, что у него есть право занимать в ней должное место.

Збигнев Бжезинский – бывший советник США по национальной безопасности президента Джимми Картера, является профессором американской внешней политики в школе современных международных исследований в Университете Джона Хопкинса, а также советником и попечителем Центра стратегических и международных исследований.
Источник: Foreign Policy, США, перевод Инопресса
VEhrdlVXdGtRekl3VEZoUmREbEROREJNTTFKblpFTTJNRXhxVVhWVE9IWT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх