EN|RU|UK
  345  1

 СЕРГЕЙ ЛЕВОЧКИН: "АХМЕТОВ УСТАЛ ОТ ТОГО, ЧТО ЕГО ИНТЕРЕСЫ ПРЕДСТАВЛЯЮТ НЕПРОФЕССИОНАЛЬНО"

"Президент пытается что-то сделать, но его офис работает слабо. А из ведомственных реформ мне понравились оранжевые нашивки на гаишниках и не понравились срезанные под корень КПП – дорого будет восстанавливать..." Продолжение интервью с бывшим п

– На этих парламентских выборах вы баллотировались как 13 номер блока Литвина. Почему ваш проект не прошел в парламент, ваша версия?

– Я убежден, что блок Литвина набрал достаточное количество голосов для того, чтобы преодолеть трехпроцентный барьер. Просто избирательная кампания блока была недостаточно профессиональной для того, чтобы этот результат зафиксировать.

Должны были эффективнее сработать наши представители в комиссиях. В результате, в Житомире, к примеру, когда вскрывались пачки с бюллетенями, отданными за одного из участников выборов, в числе бюллетеней для голосования в Верховную Раду были и бюллетени в областной совет.

Мы анализировали результаты выборов в областные советы, Верховный Совет Крыма, горсоветы Киева и Севастополя. Здесь видна пропорция: Партия регионов – порядка 800 депутатов. Блок Юлии Тимошенко – более 700. Затем "Наша Украина" – результат практически вдвое меньше результата БЮТ. Дальше идет СПУ – имеет 183 депутата. Далее КПУ – 97, рядом – блок Наталии Витренко – 93. Приблизительно в такой пропорции были отданы голоса за эти политические силы и на выборах в Верховную Раду. Так вот, блок Литвина получил 132 места в советах областного уровня. Таким образом, если вывести пропорцию, то он должен быть где-то между Соцпартией – с результатом более 5% и коммунистами, имеющими результат 3,8%.

Я провел много времени в предвыборных поездках с Литвином. Он отработал всю кампанию на очень высоком уровне, в высоком темпе. Он встречался с людьми, много ездил по регионам, выкладывался на все 100. Считаю полученный результат абсолютно не заслуженным.

– Кто же работал начальником штаба, от кого зависело защитить результаты?

– На штабе обсуждалась тема о защите результатов выборов. Как видно, в итоге была принята не достаточно эффективная ее система. Мое предложение о построении параллельной системы подсчета голосов было отклонено. Но решение принималось коллегиально, большинством голосов. Штаб возглавлял Игорь Еремеев, основными технологами и PR-разработчиками были Вадим Омельченко и Кость Бондаренко.

– Как Литвин встретил поражение?

– Если вы посмотрите биографию Литвина, то увидите, что он поднимался на самый верх и после более тяжелых ситуаций.

– Как же тогда быть: у блока Литвина есть фракции в областных, районных советах, а сам лидер уходит от большой политики?

– Он остается лидером партии. Все зависит от стратегии, которую он изберет.

– Вы сами считаете избирательную кампанию Литвина слабой или сильной?

– Я считаю, что Владимир Литвин добросовестно отработал, достойно провел весь предвыборный марафон. Основные ошибки были в стратегии и в тактике самой кампании. Ошибкой считаю использование местоимения "мы". На мой взгляд, неудачно были выбраны слоганы и цвет. После яркой оранжевой революции бледно-зеленые краски не могут быть успешными. Кампания была проведена недостаточно умело и технологично.

– Почему же вы не привели в кампанию своих людей, если вы были недовольны тем, как она делалась?

– Видимо, я не смог быть достаточно убедительным...

– Вы в дальнейшем не собираетесь стать политиком?

– С 1998 года и до сегодня я работаю государственным служащим. Сейчас буду принимать решение продолжить госслужбу или заняться чем-то другим.

– Как вы можете остаться чиновником, если ваши проиграли выборы? То есть вы перейдете к другим силам?

– Я не считаю, что мои проиграли выборы. Блок, в списке которого я был, он не набрал достаточного количества голосов, чтобы быть в парламенте. И я не делаю из этого трагедии. Мое решение будет зависеть и от формата коалиции.

– У вас есть предложения на работу в органах власти? От оранжевых или от голубых?

– Предложения есть от разных политических сил.

– Почему вы не баллотировались по списку Партии регионов, если вас всегда считали донецким?

– Я работал с Владимиром Литвином и не считал возможным баллотироваться в списке другой политической силы. Я благодарен ему, что он включил меня в свой список.

КУЧМА СТАЛ КРЕСТНЫМ ОТЦОМ МОЕЙ ДОЧЕРИ

– Расскажите, почему вас упоминают среди людей, которые имеют свой интерес в "Индустриальном союзе Донбасса"?

– Нас связывает с владельцами ИСД давняя дружба. Мы встретились когда-то как партнеры по бизнесу.

– Принимали ли вы участие в капитале ИСД?

– Нет.

– Расскажите о Кучме. Какие у вас отношения?

– С моей стороны отношения – дружеские и уважительные.

– Он вам звонит?

– Звонит. Я ему тоже.

– А правда ли, что вы с Кучмой породнились?

– Правда, Леонид Данилович – крестный моей дочери Елены.


– А Кучма сам хоть приходил на крестины? Говорят, что были случаи, когда Кучму брали в крестные отцы, так он даже не принимал участия в обряде...

– У нас на крестинах он был.

– Если не секрет, кто у вас еще кумовья?

– Крестный моего сына Алексея – Эдуард Прутник, мой близкий друг, талантливый молодой политик, а крестная мать – глубоко верующая, церковная женщина. Она живет со своей семьей в России.

– Вообще, какой был Кучма?

– Очень хорошо организованный человек, ничего не забывающий, системно мыслящий.

– А почему же он довел страну до революции?

– Может быть, ему надо сказать за это спасибо?

– Ну конечно! Революция произошла, потому что было очень много недовольных именно Кучмой!

– Хорошо, но подождем немного, и будет очень много недовольных другими политиками. Я не считаю, что революция – это плохо. Благодаря событиям 2004-2005 годов мы имеем во многом другие принципы. Из прошедших событий все извлекли хороший урок, никто уже не вернется к старым принципам управления.

– Но ведь революции не будет!

– Ну не будет, и слава Богу!

– А как Кучма вел себя во время революции? Он был взбешен?

– Если кто-то рассказывает, что он был взбешен… Он был абсолютно спокоен, проводил совещания, встречи, участвовал в круглых столах. В определенный момент, как мне кажется, он понял, что разрешение может быть только одно – победа Ющенко. Он понимал, что его задача в том, чтобы все прошло бескровно и спокойно, насколько это было возможно в той ситуации.

Когда первый раз прилетел Квасневский, он, приехав к Кучме, был очень взволнован – колонна шахтеров двигалась с Привокзальной площади на Крещатик. Кучма, Янукович и Тигипко тогда ее остановили.

– И когда же он понял, что Ющенко победит?

– Я помню, одним из ключевых моментов была встреча четырех: Кучмы, Литвина, Ющенко и Плюща. В то время Янукович был в Луганске, я говорил с ним тогда по телефону...

– Но почему Кучма не останавливал беспредел против Ющенко? Например, во время событий в Донецке в 2003 году?

– На самом деле, припоминаю, что Кучма устроил ужасный разнос силовикам за те события. Хотя я думаю, что в Донецке все происходило стихийно.

– Почему же стихийно? Я был тогда в Донецке. Провокации против Ющенко были очень хорошо организованы. То есть наверное Кучма, как всегда, ничего не знал, а узнавал обо всем из выпусков новостей?

– Я не знаю деталей. Похоже, вы лучше меня знаете эту тему.

– А все каналы ходили, как по струнке, под цензурным давлением. Кучма тоже об этом не знал?

– Очень хорошо, что сейчас каналы не ходят под цензурным давлением.

– А почему Кучма мирился с этим явлением?

– Спросите сами. Я думаю, что он просто об этом не думал.

АХМЕТОВ ХОЧЕТ ЗАПОЛНИТЬ ЭТИ НИШИ БОЛЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ


– Вы стали первым помощником президента одновременно с назначением Медведчука главой администрации президента. Как вы относитесь к Медведчуку?

– Это старая тема, я не думаю, что это кому-то интересно…

– Как вы думаете, у него есть будущее?

– Он не бедный, хорошо образованный человек. Никогда не говори "никогда".

– Почему вы даете такие односложные ответы, ничего не рассказываете?

– Я, вообще, стараюсь никогда никому не давать резких оценок.

– В том числе нынешней власти?

– Поверьте, Кучма глубоко занимался проблемами экономики, внешней и внутренней политики, административной, территориальной реформ. Это можно приводить в пример многим политикам. Сейчас по многим направлениям ничего не происходит. Многие вопросы просто завешиваются. Страна живет без опубликованного прогноза макрофинансовых показателей. А прошедший год, вообще, посвятили охоте на ведьм, людей объявляли преступниками по телевизору.

Президент пытается что-то сделать, но его офис работает слабо. А из ведомственных реформ мне понравились оранжевые нашивки на гаишниках и не понравились срезанные под корень КПП – дорого будет восстанавливать...

– Какова в будущем может быть роль у Рината Ахметова?

– Сейчас он делает шаги публичного политика. И во что это разовьется, предсказывать не возьмусь. Пока все делается профессионально.

– Ну а какова его цель, как вы думаете? Премьерство? Или это все выдумки?

– Мне кажется, что как профессиональный менеджер и владелец бизнес империи, он просто устал от того, что его интересы представляются непрофессионально. Например, слабым губернатором - интересы, предприятий-налогоплательщиков Донецкой области перед центральной властью. Или каким-то министром какой-нибудь топливной энергетики, который, на самом деле, мог бы эффективнее управлять отраслью, делая ее более рентабельной. Или депутатом, который давит не на те кнопки. Мне кажется, он хочет заполнить эти ниши более профессиональными людьми, и, несомненно, хочет сам стать участником процесса принятия решения на макроуровне.

– Людьми, которые прошли школу СКМ?

– Я плохо знаю людей из СКМ.

– А когда Кучма был президентом, как часто он встречался с Ахметовым?

– Редко.

– То есть Пинчук бывал на Банковой намного чаще?

– Наверняка, да.

– А как вы допустили такую приватизацию "Криворожстали"?

– Когда-то Леонид Данилович попросил меня подготовить справку о ценах, по которым продавались аналогичные металлургические предприятия в Восточной Европе и СНГ. Я подготовил такой документ. Это было уже после приватизации "Криворожстали".

– Кучма, когда узнал о реальной стоимости завода, наверное, очень огорчился?...

– Полагаю, у него до того была другая информация.

– Но ведь индусы из "Миттал Стил" тоже встречались с Кучмой перед приватизацией "Криворожстали"?

– Да, но по проекту, который не имел отношения к приватизации "Криворожстали". Он касался Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд. Предлагалась достаточно эффективная схема погашения внешнего долга Украины с одновременной достройкой комбината. Вообще, к Кучме ходило очень много людей с самыми разными вопросами.

– И какими?

– Были даже персонажи, которые в 2002 году отпрашивались в предвыборный список "Нашей Украины". А в 2004-2005 годы приходили переговорщики с компромиссами от оранжевой команды...

НЕ ДУМАЮ, ЧТО КУЧМА ЗНАЛ О ГОТОВЯЩЕЙСЯ РЕВОЛЮЦИИ

– Поскольку вы работали с Кучмой, то можете сказать, сколько процентов реальной власти в стране имел в своих руках президент?

– Это будет очень некорректный показатель.

– И все же?

– Если вы говорите о президенте с прежними полномочиями, то, думаю, приблизительно 65% реальной власти в стране.

– А новый?

– Мне трудно судить, я не интегрирован в систему. Я считаю, что по такой шкале, президенту нужно стремиться к цифре в 65%. Это достаточно эффективная цифра при президентской республике.

– Если у Кучмы было 65% власти, так он, выходит, несет ответственность за фальсификацию выборов-2004 в такой же мере.

– Президент несет ответственность как гарант Конституции за все, что происходит в стране. Но, с другой стороны, по вашей логике, он должен нести ответственность и за любую карманную кражу.

– Нет, потому что государственные институты не были задействованы при карманных кражах, а вот при фальсификации выборов были. Вы сами как считаете, была фальсификация в 2004 году?

– Верховный суд принял решение отменить результаты выборов – он признал факт фальсификации. То есть фальсификация была. Если вы меня спросите, была ли фальсификация выборов в 1999 или в 2002 году, то по этой логике я могу вам сказать, что нет.

– Но вы же были участником всех этих событий. В деле о транзитном сервере есть даже пленка с вашим голосом!

- Да? И что было на пленке?

– Ну, там якобы становилось понятно, что был транзитный сервер…

– Я не знаком с этой пленкой.

– Что вы знаете, был ли вообще транзитный сервер?

– Не знаю.

– Хорошо, как власть получала результаты раньше, чем они высвечивались на табло Центризбиркома, а потом их корректировала?

– А почему вы решили, что власть раньше получала результаты? И кто, по-вашему, эта власть? Вот, например, я могу свидетельствовать, что Леонид Данилович, впрочем, как и я, во время подсчетов результатов голосования находились дома и отдыхали.

– И революция застала вас утром как неожиданный снег на голову? Кучма знал, что готовилась революция?

– Не думаю. Но ее главные действующие лица, как мне кажется, тоже об этом ничего не знали.



ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:


СЕРГЕЙ ЛЕВОЧКИН: В "НАШЕЙ УКРАИНЕ" НЕТ ЕДИНОГО ЦЕНТРА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ. КАЖДАЯ ГРУППА ИГРАЕТ СВОЮ ИГРУ. (УП)

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх