EN|RU|UK
 За рубежом
  26035  270

 КАК ЗАСТРЕЛИТЬСЯ ИЗ ГАЗОВОЙ ТРУБЫ

КАК ЗАСТРЕЛИТЬСЯ ИЗ ГАЗОВОЙ ТРУБЫ

Грубо говоря, российский бюджет от этого газа ничего не получит. Получит «Газпром», получат подрядчики, которые будут строить газопровод. Еще грубее — Россия подписала с Китаем контракт на 30 лет, чтобы можно было освоить бабки на строительстве газопровода. В обмен на это Путин подписал в Китае целый ворох контрактов, которые делают Россию сырьевой колонией Китая и передают Китаю последние российские ноу-хау.

Китаю этот контракт был не очень-то и нужен, но, подписав его, они «в нагрузку» получили доступ в те сферы российской экономики, куда Китай раньше не пускали, сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на "Новую газету".

В апреле 2014 Владимир Путин написал главам европейских стран письмо, в котором заявил, что «Россия за последние четыре года субсидировала экономику Украины за счет занижения цен на газ в объеме 35,4 млрд. дол.». При этом цена на газ для Украины составляла в 2112 году 410-430 дол. за 1000 кубов.

В мае 2014 года тот же Владимир Путин подписал с Китаем контракт на поставку российского газа в Китай на 30 лет, общим объемом в 400 млрд. дол. Цена контракта - «коммерческая тайна», но легко подсчитать, что она составляет около 350 дол. за 1000 кубов.

Объем поставок - приблизительно одинаковый. 35-40 млрд. куб. м в год. Вопрос: на сколько Россия обязалась на 30 лет субсидировать экономику Китая? Если считать «по Путину», на 100 млрд. дол.

Но это еще не все. Россия поставляет газ в Украину из разведанных месторождений по построенным газопроводам. В Китай газ будут доставлять с Иркутского и Чаяндинского месторождений, которые еще не разведаны, по газопроводу «Сила Сибири», который еще не построен. Февральская презентация «Газпрома» для инвесторов оценивала стоимость реализации Восточной Программы - то есть освоение обоих месторождений и строительство газопровода - в 60 млрд. дол. Если считать «по Путину», сумма «субсидий» возрастает до 160 млрд. дол.

На самом деле, конечно, цена, которую выторговал Путин у китайцев, - роскошная, и намного превышает среднюю цену китайского рынка.

Так, Китай покупает сжиженный газ у Австралии и Катара по средней цене 145 дол. за 1000 куб.м. Китай также покупает газ в Туркмении и Узбекистане по цене около 100-140 дол. за 1000 кубов. Для этого он выстроил газопровод Туркмения - Китай общей протяженностью 6,4 тыс. км. Кроме этого, Китай стремительно наращивает добычу сланцевого газа и к 2020-му году рассчитывает добывать 60-100 млрд. куб. м. Вряд ли себестоимость китайского сланцевого газа сильно превысит себестоимость американского сланцевого газа, которая сейчас колеблется в районе 100-120 дол. за 1000 куб. м.

Вопрос: могла ли Россия продать Китаю газ по таким ценам? Ответ - нет. Себестоимость добычи газа в «Газпроме» за последние десять лет росла непрерывно и, наконец, достигла внушительной суммы в 38 дол. за 1000 куб. м. Однако себестоимость - только малая часть цены. Как я уже сказала, для того, чтобы снабжать Китай газом, нужно освоить два месторождения и построить трубопровод длиной 4 тыс. км. Газопровод «Туркмения - Китай» обошелся китайцам в 6,5 млрд. дол, то есть по 1 млн. дол. за 1 км.

4 тыс. км «Силы Сибири» обойдутся России в 30 млрд. дол, то есть в 7,5 млн. дол. за км, и очевидно, что цифра 7,5 - это еще не предел. В процессе строительства она будет расти, и до чего дорастет, бог знает: газопровод «Бованенково - Ухта» обошелся «Газпрому» по 18 млн. дол. за 1 км.

Комичность ситуации усугубляется тем, что Россия несколько раз объявляла о готовности начать строительство газопровода, не дожидаясь китайского контракта. По принципу, «главное зарыть деньги, а там хоть трава не расти».

Абсолютное большинство внешнеполитических действий России с 2005-го года (когда с Германией было подписано соглашение о строительстве «Северного Потока»), можно описать двумя аксиомами.

Аксиома первая: внешняя политика России - и есть газовая политика. Аксиома вторая. Эта газовая политика исходит из совершенно фантастических представлений о мире.

Такое впечатление, что наша внешняя газовая политика все эти годы строилась на ряде гениальных идей, которые приходили в голову конкретным кремлевским товарищам, но почему-то никогда не осуществлялись или осуществлялись совсем не так.

Первая идея касалась газа как энергетического оружия. Как только был подписан «Северный Поток», в Кремле гордо объявили новую национальную идею: «газ - это наше энергетическое сверхоружие, а Россия - энергетическая сверхдержава. Мы на нашей газовой трубе всех будем вертеть». В Европе ужасно удивились, потому что спору нет: в современном мире бывают ситуации, когда экономика используется как оружие. Но она используется исключительно как оборонительное оружие: в ответ на внешнеполитическую агрессию, проявляемую страной-изгоем. Отключив газ Украине (а заодно и Европе) в отместку за «оранжевую революцию», Путин продемонстрировал готовность применять газ в наступательных целях. Очень хорошо - Европа сделала вывод, и с 2006-го года доля России в газовом балансе Европы упала с 39% до 25%.

Вторая идея касалась доли в европейских газораспределительных сетях. Думаю, что возникла она примерно так. В Кремле посмотрели на цену и сказали: вау, цена нашего газа на заборном пункте в Баумгартене - 250 дол. за 1000 кубов, а конечному потребителю они продают за 500. Кому идет разница? Сетям. Сеть - постоянный генератор кэша. В Кремле всегда очень трепетно относились к тому, что генерирует каждый день кэш. Возникла идея скупить европейские газовые сети, но - а позволит ли Европа? И тогда родилась вторая идея: а если Европа не позволит Кремлю скупить ее газовые сети, то Кремль не позволит ей, Европе, вложить деньги в российские газовые месторождения.

В 2005-2006-м годах Путин на каждой встрече с европейскими лидерами произносил сакраментальную формулу: «вы нам - сети, мы вам - месторождения». Проблема заключалась в том, что европейцы никак не могли понять, чем их пугают. Потому что обычно главный тот - кто вкладывает деньги, а не тот, кто просит. И со стороны страны, которая доказала свою готовность использовать газ как наступательное оружие, причем по любому поводу, формула: «если вы хотите дать нам деньги, вы должны отдать нам сети», - звучала как-то странно.

Третье - когда навязчивая идея «сети в обмен на месторождения» в конце концов умерла, была идея «газовой ОПЕК». В 2007-м году российские СМИ с великой помпой заговорили, что вот сейчас мы снова поставим Запад на колени, но, уже не скупив сети, а, создав картель стран-производителей газа, и Путин торжественно отправился создавать его в Доху, столицу Катара, крупнейшего производителя сжиженного газа в мире. (Вот тогда, наверное, в Кремле пожалели, что в свое время грохнули чеченского сепаратиста Яндарбиева - личного гостя эмира Катара). Увы, «газовая ОПЕК» тоже обернулась пшиком, только в отличие от европейцев, которые говорили прямо «нет», вежливые арабы говорили: «да-да» и ничего не делали.

Ну и, наконец, четвертая идея, которая пришла на смену идеям «нагнем Европу, купив ее сети» и «нагнем Европу, создав газовую ОПЕК», звучит так: «Если эта проклятая Европа не перестанет нам делать замечания за то, что мы рыгаем за столом, то мы накажем эту проклятую Европу, продав газ в Китай».

И наказали. Вот только вопрос - кого?

Переговоры о газовом контракте с Китаем шли ровно десять лет. Все эти десять лет Китай не соглашался на российскую цену. За это время произошла «сланцевая революция», Китай построил туркменский газопровод, а Россия превратилась из сырьевого придатка Европы в страну, которую явно будут вытеснять с европейского рынка. Россия хотела подписать контракт любой ценой, все эти три дня Китай ее дожимал и дожал ниже плинтуса. Достаточно сказать, что Путин, в качестве последнего жеста отчаяния, обнулил НДПИ - налог на добычу полезных ископаемых - с разрабатываемых для Китая месторождений. Грубо говоря, российский бюджет от этого газа ничего не получит. Получит «Газпром», получат подрядчики, которые будут строить газопровод. Еще грубее - Россия подписала с Китаем контракт на 30 лет, чтобы можно было освоить бабки на строительстве газопровода. В обмен на это Путин подписал в Китае целый ворох контрактов, которые делают Россию сырьевой колонией Китая и передают Китаю последние российские ноу-хау.

При этом Китай, как раз - куда более опасный партнер, чем Запад.

В отличие от Запада, который не способен к эффективному стратегическому планированию и геополитическому подчинению соседних стран, - собственно, Запад и заменяет это планирование высокоморальным заламыванием рук, - Китай как раз исходит из стратегии и геополитики. Он думает тысячелетиями. А Кремль - долларами и выдуманными обидами.

Если Запад не покупает российских оппозиционеров - какая бы паранойя на эту тему не царила в Кремле, - то Китай будет покупать наших чиновников. Если США не «гадят» нам в Украине и Грузии - опять же, какая бы паранойя на эту тему не царила в Кремле, - то Китай как раз вытесняет Россию из ее сфер влияния: вспомните замечательную историю с задержанием российского траулера «Олег Найденов» у берегов Сенегала. Ничего личного: просто китайцы, уже сделавшие африканские воды своим внутренним рыболовным прудом, вытесняют оттуда - через коррумпированных министров и полезных экологических идиотов, как законопослушных европейцев, так и браконьерствующих россиян.

В Кремле всегда это знали. И там всегда царила настороженность по отношению к Китаю. Заявления о борьбе с бумажным тигром, США, были громкими, а вот негласное эмбарго на любую колонизацию Китаем России - было негласным, но оттого не менее абсолютным.

К примеру, в 2008-м году Алишер Усманов купил Удокан, очевидно рассчитывая перепродать его китайцам. Проект имел смысл только в связке с Китаем и как источник медной руды для Китая. Но на продажу доли китайцам в Кремле было наложено вето. Теперь, в ходе поездки Путина, это вето снято: Удокан будет осваиваться, и именно с китайским участием.
Итого - мы продали газ Китаю формально для того, чтобы «показать Европе», а на самом деле - загнанные в угол, по цене, от которой отказывались десять лет, для того, чтобы подрядчики могли начать осваивать деньги на строительстве газопроводов. Цена этого газа значительно выше рыночной для Китая, но малоокупаема для России, что косвенно свидетельствует о космических масштабах российского воровства. Чтобы сбросить цену, Путин даже обнулил доходы бюджета от добычи этого газа. А так как разница оставалась все равно, под это дело пришлось разрешить Китаю участие в тех проектах, которые Россия всегда панически запрещала.

Юлия ЛАТЫНИНА, "Новая газета"

Источник: Фото: РИА "Новости"
VEhrNGRrdzVRM293VEVSUmRETjZVVzEwUXpRd1dVeFJjMDVETldaT1EyY3dURGRTWjJSSFFqQk1hbEpxZHowOQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
   
 
 
 вверх