EN|RU|UK
  345  1

 "РОСНЕФТИ" - БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Планы "Роснефти", государственной нефтяной компании России, провести первичное размещение акций (IPO) вызвали на Лондонской фондовой бирже серьезную обеспокоенность вопросами этики и энергетической безопасности.

Этические проблемы вполне понятны. Главный актив "Роснефти" - "Юганскнефтегаз", приобретенный у "ЮКОСа", когда активы последнего распродавали для погашения огромной налоговой задолженности. Однако покупка не была совершена напрямую. Аукцион выиграла неизвестная российская компания, а через несколько дней ее приобрела "Роснефть".

Многие считали, что сделка была организована влиятельным помощником Владимира Путина, председателем "Роснефти" Игорем Сечиным, а финансировали ее покорные российские банки. Неизвестные владельцы заработали на этом энную сумму. Часть денег, полученных от IPO, пойдет на погашение банковского кредита.

Вопрос в том, следует ли разрешить проведение IPO без раскрытия информации, имеющей отношение к делу, и следует разрешить его вообще. Заявления о том, что это повысит прозрачность компании, упускают из вида тот факт, что "Роснефть" - это инструмент государства и всегда будет служить достижению политических целей России, а не интересам акционеров. Готова ли "Роснефть" включить эту информацию в проспект эмиссии?

Проблема энергетической безопасности более сложна и требует определенного пояснения. Когда советская система распалась, энергетический сектор был хаотически приватизирован. Были распространены различные серые сделки, в том числе схема "займы в обмен на акции". Кое-кто тогда сколотил огромные состояния. Когда Путин пришел к власти, он использовал рычаги государства, чтобы восстановить контроль над энергетической отраслью. Главу "ЮКОСа" Михаила Ходорковского он посадил в тюрьму, а саму компанию довел до банкротства.

Во главе "Газпрома" Путин поставил своего человека, Алексея Миллера, и выгнал прежнее руководство, которое распоряжалось собственностью газового гиганта как своей. Президент, однако, не изменил ситуацию в компании, а использовал ее для установления контроля над добычей газа и его транспортировкой в соседние страны.

Это привело к созданию ряда непрозрачных компаний, преследовавших двойную цель - расширение российской сферы влияния и наращивание личного капитала. За годы из них были выкачаны миллиарды долларов. Самым ценным активом был туркменский газ, часть которого продавалась зарегистрированной в Венгрии компании по цене, в несколько раз превышавшей цену закупки. Владельцы Eural Trans Gas до сих пор неизвестны, но решения о передаче ей контрактов принимались совместно Путиным и президентом Украины Леонидом Кучмой. Я считаю, что это было одной из причин, по которым Путин так открыто поддерживал выбранного Кучмой преемника, Виктора Януковича, на президентских выборах на Украине в 2004 г. После "оранжевой революции" контракты с Туркменистаном были переданы RosUkrEnergo - компании с непрозрачной структурой собственности, созданной австрийским Raiffeisenbank.

В начале 2006 г. Россия прекратила поставки газа на Украину. Та в свою очередь начала отбор газа, направлявшегося по ее территории в другие европейские страны. Это вызвало возмущение в Европе и вынудило Россию возобновить поставки. Однако в последующем урегулировании конфликта Москва одержала победу. Она пообещала поставлять газ через RosUkrEnergo по сниженным ценам на протяжении полугода, тогда как Киев установил тарифы на транзит на пять лет. По истечению шести месяцев Россия сможет оказывать на Украину политическое давление, угрожая повысить цены на газ. На Белоруссию она уже имеет значительное влияние.

А в результате поставки в Европу значительных объемов энергоносителей зависят от страны, которая без колебаний использует свою позицию монополиста в сомнительных целях. До сих пор европейские страны конкурировали между собой за право импорта из России. Таким образом они оказались в ее власти. Энергетическая зависимость очень сильно влияет на отношение и политику Евросоюза в отношении России и ее соседей.

Для защиты своих национальных интересов члены ЕС должны выработать единую энергетическую политику. Действуя вместе, они смогут восстановить равновесие сил. В краткосрочной перспективе позиция Москвы более выгодная - прекращение поставок газа вызовет немедленный сбой европейской экономики, тогда как прекращение поступлений от экспорта газа Россия ощутит с некоторым запозданием. Но в долгосрочной перспективе ситуация прямо противоположная. России нужен рынок сбыта для своего газа, и у нее мало других вариантов, пока европейцы держатся вместе.

Европа могла бы сказать России, что если та хочет сохранить и увеличить свой рынок на континенте, она должна принять новые условия, ратифицировав Европейскую энергетическую хартию и Инициативу по обеспечению прозрачности в добывающей промышленности. Это превратит трубопроводы в магистрали и положит конец российской монополии на газ, а также распространенным сейчас серым схемам.

Энергетическая безопасность включена в повестку дня саммита "большой восьмерки", который пройдет в Санкт-Петербурге. Если IPO "Роснефти" состоится, оно консолидирует и легитимизирует состояние дел, которое наносит ущерб энергетической безопасности Европы и ослабляет позиции ЕС на переговорах с Россией об изменении условий поставок.

Источник: Джордж Сорос, The Financial Times, Великобритания
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх