EN|RU|UK
  102  1

 НОВАЯ СТАТЬЯ С САЙТА

Дмитрий Чёрный

Украина: от "оранжевой" к "красной" / 24.04.2006

Осенью минувшего года мы услышали в Москве об организации «Че Гевара», которая провела яркий и, пожалуй, самый мощный этап марша «Антикапитализм-2005» в Киеве: с масштабным рок-концертом, незапланированной, но громко информационно «шарахнувшей» дракой с националистами, с красочной демонстрацией. Создавалось впечатление, что какой-то там в Киеве десант высадился: действительно, из Москвы и других «левых» центров прибыла подмога, но она лишь влилась в уже намеченное действо. Которое кропотливо подготавливалось «чегеварцами» в Киеве. За Антикапом последовал еще ряд акций, явно выбивающихся по уровню «модерновости» и широте информационного освещения. Все это не могло не заинтересовать.
И вот по весне, по приглашению «Че Гевары» на 8-е Ильенковские чтения, а заодно и для того чтоб посмотреть на организацию воочию, направляюсь в Киев. «Прости-прощай, Москва-мамаша – папаша-Киев ждёт меня».
Пожалуй, лишь одна достопримечательность на подъезде к Киеву напомнила об «оранжевой» теме: среди сёл с уже проглянувшей листвой мелькнуло одно, на ветках кустов которого были повязаны оранжевые ленточки. Смотрелось сие странно: бедное, рядовое село, где вскопаны местами чёрные почвы… И тут вдруг такая политизированность. Впрочем, это скорее было исключение, на фоне киевской актуальной эстетики. Ничего там «оранжевого» нет и в помине. «Оранжевый миф», этот информационный мыльный пузырь, вздулся как живот неудачника Павловского – исключительно по причине пугливости российской буржуазии, ее режима и ее политтехнологов.
Итак, подъезжаем к Киеву. Вполне себе индустриальный город: металлургические громады, «Киев-Гума» (резина), автосалоны мировых лидеров для имущих слоёв… Окрестности желдор-полотна значительно чище московских, но уступают все же минским. Европа…
В миграционной «картке» я честно написал, что еду в гости к МО «Че Гевара», но таможенники не испугались: не читают сей рудиментарный манускрипт, шлёпают красную печать на неё только. Киев встретил прохладно и дождиком. Среди движущихся по перрону масс обозначился характерной «развалочкой» тов. Шапинов, мне навстречу. Надо сказать, что актив РКРП и особенно молодые ее силы давно дружили с украинским звеном партии, но в последнее время просто произошла «украинизация» какая-то: невидимый центр старейшего сайта левого Рунета «Коммунист.ру» переместился именно в Киев да и активисты туда же…
Однако такую «левую парочку» в лице товарищей Чёрного и Шапинова почему-то метромилицейские не смогли пропустить. Видимо, практиканты. Щупали так подробно, что и рассказывать-то неудобно. Но при этом, не в пример ментам российским, сохраняли человеческий вид и не прекращали общения – им важно было понять, можем ли мы вообще быть связаны с наркотиками. Выяснилось из разговора и досмотра: не можем. Свиноватенький вальяжный мент, дежурный по обезьяннику заметил, что у нас в Москве приезжих, вероятно, шмонают не меньше. Признали, что так. При том, наши обыскивают с меньшим дружелюбием. После ментовского массажа мы, наконец, погрузились в метро. Похожее на московское, но другое: рекламы аналогичные (наш клей "Момент", скупленный немцами здесь заменяет точно также скупленный здешний Metylan), но веселее. "Квiтi... Весна... Жiнка... Любов... ЦЕ". Или, например, "Не соромся своiх нiг" - тема знакомая и понятная, даже картинка похожая. В залах и вагонах метро для особых фанатов рекламы - мониторы. Такой штукой наше метро врядли скоро обзаведется: во-первых, станций больше, во-вторых, вандализм. А тут - клипы Gorrillaz играют как дома, утренние зеваки слушают-глазеют. I‘m happy...
Молодая ЧеГевардия
Даже дождливо нахмуренный Киев пахнет весной смелее, нежели Москва. Идём в «бункер» - так называется штаб «Че Гевары». Вовсе не по аналогии с НБ-бункером, просто так сложилось. Здесь всё необходимое: интернет, санузел, потенциальные спальные места, порядочное количество комнат, стеллажи для агитматериалов, коих весьма много. Входим в одну из комнат, приветствуем товарища Киричука: он с еще один "чегеварцем" заняты поспешным делом, готовят коллективную визу – в мае «левые» перелётные птицы усих краин ведь полетят в Афины…Спрашиваю, чем могу помочь.
- Если есть у тебя гранатомёт – дай, по посольству шарахнем, с визами тормозят.
Однако вскоре вопрос с визами решился позитивно, и мы направились туда, где и зреют новые кадры – «левый» десант из РФ, медленно но верно делающий своё дело вместе с киевским костяком «Че Гевары», здесь как раз и растит пополнение рядов организации и движения как такового. Не буду называть институт. Тут как во время родов – по древним суевериям, чем меньше людей знают о муках роженицы, тем ей легче и лучше роды проходят. Нехай растут парубки. Ради этого я готов и в суеверные и православные податься (или «лево»славные?))
«Марксистский политмолодняк», как окрестил его тов. Шапинов, произвел серьезное впечатление. В одной из аудиторий института, которая оказалась библиотекой (украшенной, кстати, портретами Маркса, Энгельса и Ленина) проходила дискуссия марксистского кружка, как бы подготовка к Ильенкоским чтениям. Захотелось, да в общем и получилось, стать снова студиозусом и поспорить – о высших психических функциях и прочих, сопряжённых с марксистской философией и психологией феноменах. Для второго курса уровень ребят и дивчин (а Киев славен брюнетками, но есть и рыженькие зеленоглазые достойные исключения) – потрясающий. Если на вступительных экзаменах в РФных вузах абитура пишет маразматическую антиисторическую дребедень наподобие этой, то с этим уровнем сравнительно киевские студенты вообще профессора. Вива, профессоре! А точнее – именно та педагогическая ячейка, которая в этом вузе так здорово готовит смену. Некоторые термины и терминологические конструкции, конечно, еще не вполне выступают в речи студентов «присвоенными», но плацдарм есть, это уже точно.
Киев древний
Покинув стены вуза ближе к вечеру, мы летим на местной маршрутке к центру, к Крещатику. Маршрутки киевские отличаются от знакомых нам газелей – размерами и поручнями. Ехать в маршрутке стоя – особый, конечно, шик. С этим пытались бороться, но не победили. Частный сектор заполняет все возможные прогалы менее частного – муниципального. Холмистый и древний Киев – нахлынул. Мы упёрлись в Крещатик и выпрыгнули из маршрутки.
Сталинизм архитектурный тут очевиден: весь Крещатик был кропотливо восстановлен после войны в духе «большого стиля». Аналогии с московскими высотками уместны, но другой масштаб – улица всё же сохранила колорит немногоэтажности, хотя гранит нижних этажей и затейливость балкончиков в чем-то даже даст фору московским аналогам. Старые улицы и сталинские на них дома зазывно разбегаются вверх от Крещатика, и вот мы уже у Майдана Незалежности, который на телекартинках явно кажется больше себя самого.
Майдан полон народа, но праздного, не митингующего. Это обычный вечер, напоминающий уже летние московские: везде пьют пиво, очень много менестрелей с электрогитарами, которые поют все что угодно вплоть до Металлики в две гитары и со словесами по-аглицки, с полагающимися терциями и прочими оригинальностями, известными лишь металлистам. Такого «рынка» уличной музыки и в Москве не встретишь. Пожалуй, в этом и европейскость. Да – никаких «оранжевых» следов, опять же. За стелой с золотокрылым символом незалежности возвышается гостиница-готель Украина, а с другой стороны площади стоят полукругом сталинские домики, пересказывающие облик прежнего Киева, разгромленного в боях Великой Отечественной.
На многолюдном поюще-бродящем майдане я видел лишь одного типа, напоминающего украинского националиста – и то вида скорее кожано-эсесовского, опереточного, и притом рядом с хиповатыми патлатыми рок-менестрелями, тусующегося. Отличие от столицы эРэФии – возможность покупать и пить пиво повсеместно. В общем-то, та же самая «демократия», только без «стабилизации».
Киев оранжевый
Уже не вечером (отбродив по закоулкам древних сращений центральных улиц и холмов, спустившись в ночь Андреевским спуском), а в солнечный следующий день мы полезли по Круглоуниверситетской спиралеобразной улице к высотам пресловутой «оранжевой власти». Единственный признак «партпринадлежности» я заметил только внутри дорогой джиповатой иномарки у президентского дворца – флажочек «Так». Ничего подобного ни на балконах, ни в руках, ни еще где-либо не попадалось. Конечно, пафосный домина под прямолинейным названием «президент Украины» - это вам не администрация Путина, где он и сам-то не бывает… Но вот пройти к этому зданию, как и по прочим улицам – пожалуйста. Там стоит и исхудалая пикетчица монашеского вида, обряженная в исписанный пожелтевший манускрипт в некими требованиями. Тощая протестантка мирно беседует с рослым хряком-охранником близ «президентских» ворот. Просто торжество демократии какое-то.
Напротив домины президента – «дом с химерами» начала двадцатого века, модерноватый. И как это соотечественники-оппозиционеры Ющенки не обыграли эту тему? Ну, насчет «чудища из дворца» и экзотических лепных бетонных чудищ - носорогов всяких - что всякий раз приветливо встречают изъеденный диоксинами лик «оранжевого президента»…
Венчающие высоты над майданом Незалежности «кварталы власти» - всё тот же архсталинизм. Серый невысокий аналог московского «дома на набереженой», из которого в 1937-м забирали в воронки, где жили партийные деятели и артисты… Здесь любая машина пропускает пешехода, постовые строго следят. Из очередного корпуса депутатской «сети» (все здания связаны подземными переходами) нам навстречу выходит ладный мужлан в дорогущем кожаном пиджаке, явно депутат или приближённый. Вот вам и буржуазия национальная. Всё у них тут ладно – и при Кучме, и ныне. Им оранжевые флажки ни к чему. Флажки на их деньги делают…
Верховная Рада ютится в небольшом по московским меркам плоском советском здании со стеклянным куполом, граничит это здание с высоким старинным наднабережным парком и с екатерининским дворцом, что чуть не стал новым стольным Кремлём по царской прихоти. Напротив Рады расположившийся православный палаточный городок сторонников РПЦ стал почти станционарным: штанишки на веревке меж парковых деревьев сушатся, походная кухня дымит, дедушки с бабушками гутарят супротив униатов что-то своё... Здесь же (в Верховной Раде) уже стали легендами окошки и балкончики, откуда Юля (Тимошенко) отдавала приказы массам, значительный актив которых составляли, кстати, члены КПУ – официально делегированные партией на ряд силовых акций. Деньги Юли + люди КПУ = революция. Вот так дела-то делаются, господа-товарищи… Правда, потом были и ссоры – «оранжевые» ребята Тимошенки якобы собирались штурмовать офис КПУ, тогдашние активисты «Че Гевары», все родом из ЛКСМУ, быстро собрали двести человек на защиту партийного редута – однако к Симоненко приехал на шестисотом мерине «братан» от Юли, и дело уладилось на словах.
Киев красный
Ильенковские чтения, проходящие в Киеве – сам по себе прецедент, достойный внимания. Мир учёных, мир науки – не знает границ. А когда границ не знает мир политизированных учёных, учёных-марксистов, ильенковцев - это еще интереснее. Я увидел тот самый «политмолодняк» уже не в учении, а в бою. Более всего поразила дочь философа и коммуниста Будило - Маша, боевая подруга тов. Шапинова. Вернуться в выготскианский и ильенковский – а в целом марксистский - тезаурус после стольких лет политической рутинной работы-писанины было весьма приятно. Оказалось, что все волновавшие меня в рамках революционного марксистского дискурса доминанты – именно здесь-то и обсуждаются. Краеугольное значение изживания товарно-денежных отношений для развития сознания нового коммунистического человека. Проблема искусственного интеллекта как экономическая и революционная. Диалектическая логика как инструмент революции в 21-м веке.
Чтения проходили в здании НАУ – Национального Авиационного Университета. И очень экзотично, в чем-то даже парадоксально смотрелись здешние преподаватели и студенты, поголовно носящие авиационную форму наподобие пилотской и штурманской, рассуждающие о социальной природе идеального, умело проходящие путь от различных марксистских категорий к революционным выводам.
Василий Пихорович, известный читателям Лефтнета по публикациям на сайте Коммунист.ру, в своем выступлении, например, выдвинул смелый тезис о том, что Ильенков – не философ, а марксист. Такое противопоставление возникло не случайно, а после того, как на московских Ильенковских чтениях Пихорович вынужден был доказывать благообразным идеалистам, что Эвальд Ильенков не только «русский философ» (таковая категоря и означает принадлежность к лагерю идеалистов-пердяевцев), а всего мира философ. Ибо марксист и материалист. Уж если нашим московских брадотрясам приходилось такое доказывать – можно себе представить, как относятся к Ильенкову «незалежники»! Да попросту не знают. И вот тут очень важно вообще описать социальную реальность – пусть и бегло – наблюдавшуюся мной в Киеве.
Киев: антисоветский миф и постсоветская реальность
Всё, что каркают об Украине наши россиянские СМИ – вредная, провокационная чушь. Да, реакционные слои общества есть и зедсь, но они - ничтожное меньшинство, которое аналогичными нац-реакционерами (да и простыми политтехнологами: деваться-то некуда, фашизм надёжный слуга капитала) из РФ выдается через СМИ за большинство, угрожающее-де Россиянии нашей великопутинской. Национализма и отторжения «инородцев» в Киеве куда меньше, чем в нашей Первопрестольной. Например, педагоги в НАУ обращались к студентам, делавшим свои доклады на украинском – так же. И так же – наоборот, к русскоязычным. Языкового барьера нет вообще, говоришь как хочешь, понимаешь как можешь. Наклейки «Че Гевары», расклеенные по стенам того, секретного, вуза, где растут марксистские кадры – вот единственная наглядная агитация, которую я видел в стенах института (на задворках же его меня позабавила такая картинка: зачёркнутая надпись чёрным "Слава России" и внизу альтер-подпись "Слава Израилю". Хоть тут у молодежи юмор не отмер).
А за стенами – все тот же, что и в восьмидесятых был, Киев. Панельные дома, вида поиздержавшегося. Новостройки – это буржуям. Точно такие же как у нас. И также нагло застраивается центр. И наступает капитал, и играет свои «цветные революции» - с тем чтобы при обновленном руководстве вершить свое дело. И пока народ путается в национализмах – тот, что еще путается – будет этот капитал властвовать. Хоть с Ющенко, хоть с Пьющенко.
Образованная же часть общества, мыслящая критически – далека от навязываемых властью мифов. Никакой пресловутой евпропеидности ни в словах, ни в одежде: это наши советские люди. Просто за десятилетие переодевшиеся. Молодняк – тот же, нонконформный, модный, гремящий на майданах скейтами, играющий рок, живущий за счет пап-мам. До поры до времени… И образованная часть общества – не из меньшинства, скупленного капиталистами и скопившегося в пиар-конторах – так же бедна, как у нас, так же революционно настроена. Но одних настроений мало, нужны знания, нужен анализ. И вот это – как раз Ильенковские чтения.
В.Пихорович закончил свой доклад тезисом о необходимости смены практики (перед лицом угрозы всеобщего экономического кап-коллапса) – при помощи ильенковской теории-инструмента. А это и есть революция. Капитализм, построенный на постсоветском пространстве, как система уже сложился. И как система он способен к самовоспроизводству - однако, в убывающей прогрессии, для буржуев сулящей прибыль, а для трудящегося (в том числе и на ниве воспитания молодых умов) боьшинства - вымиранием. И чтобы перейти к подлинному, а не мнимому самовоспроизводству человечество должно разрушить систему самоубывания (самоубивания). За эту систему собственного превосходства, конечно же, будет бороться буржуазное меньшинство - натравливая и националистов, и наемников на большинство. Но самое главное - осознание этим большинством единственного пути его классовой борьбы. Тогда никакие "оранжевые" и прочие капиталистические хамелеоны страшны не будут.
Рутина в Киеве – та же, что в Москве: уличная торговля, "комки"... Политический пейзаж городской после выборов - пёстрый. Стенная роспись – аналогична до смешного. У нас РНЕ, у них – НРУ (на стенах пишущий «За еднiсть!»). У нас КПРФ – здесь КПУ. У нас НБП - здесь Братство Корчиньского, требующее в красных заборных росписях: "свободу политв‘язням!" ("свободу политзаключенным", любимый и в принципе справедливый лозунг НБП). Здесь даже цвета надписей на стенах поделены: зелёным - пишут "зелёные", голубым - витренковцы и БЮТисты, чёрным - националисты, а вот с красным заминка, конкуренция - Братство, КПУ, "Че Гевара". Разве что Витренке (а с ней вообще анекдот - на одной агитационной надписи стенной ее верные, но неграмотные, видимо, други прописали как ВЕтренко, ветренность так внезапно подчеркнули, что ли?) и «зелёным» у нас не найдется пары. Да и аналог «Че Геваре» - по новизне и масштабам акций, по эффекту работы, мы вряд ли сыщем.
Украина, которую уже считали «потерянно оранжевой» вынашивает «красный» плод. Пока запретный, незаметный. И он здесь развивается быстрее, так как с изначального кучмоватого капитализма сдернуты покровы, как с того голого короля. Новое платье этому королю и сшили «оранжевые» - выставив все прелести капитализма на обозрение общества. И пока это общество в задумчивости – а оно надо ли нам?
В силу уровня жизни пониже нашего – тут и меньший запас прочности. Украина – звено слабое, и если работа революционного подполья будет вестись с нынешней энергией, то скоро наши россиянские сонные левые получат новые примеры реальной активности и реального противостояния капиталу. К примеру, только здесь ярчайшая молодежная организация «Че Гевара» открыто выступила на выборах против всех. Не принимая минутных подачек от пропартийных буржуев, но обличая всех их, обличая класс. У нас на такое способны были лишь анархисты, единицы – в 1999-м: Олег Киреев, Дима Модель и их друзья. Да и то – всё ушло в песок времени, остались лишь воспоминания… А должны оставаться всё новые и хорошо теоретически подготовленные кадры. И ими «Че Гевара» может смело похвастаться. Они, уже «делающие новости» на Коммунист.ру, и задавали тон на Ильенковских чтениях. И я понял, что мои студенческие слушания, познания (почерпнутые на лекциях покойных уже современников и сотрудников Ильенкова в самом широком и высоком смысле - Ф.Т.Михайлова, В.В.Давыдова) пригодятся в грядущих революционных событиях, в грядущих общественных бурях, из коих только и родится новый коммунистический человек.
Забежав в бункер перед отъездом освежить мой сегмент Лефтнета, я все же встретился с одним из вождей «Че Гевары» тов. Манчуком. Он только прибыл из Северной Кореи, которая на фоне двуликого и хитрого Китая показалась ему весьма воодушевляющей и реалистично левой. Полон впечатлений. Выглядит как и обычно - по-богатырски, с нездешним красноватым загаром, с многолюдных праздничных площадей КНДР сюда привезённым. Все в движении – вот и живет левое движение. И мировая революция кажется не таким уж мифом по сравнению с «оранжевым сепаратизмом». Всё в наших руках! И чем они крепче сцеплены как на киевском Антикапе-2005, чем больше рук, чем шире круг – тем ближе революция.
Правда.Инфо

Дмитрий Чёрный

Украина: от "оранжевой" к "красной" / 24.04.2006

Осенью минувшего года мы услышали в Москве об организации «Че Гевара», которая провела яркий и, пожалуй, самый мощный этап марша «Антикапитализм-2005» в Киеве: с масштабным рок-концертом, незапланированной, но громко информационно «шарахнувшей» дракой с националистами, с красочной демонстрацией. Создавалось впечатление, что какой-то там в Киеве десант высадился: действительно, из Москвы и других «левых» центров прибыла подмога, но она лишь влилась в уже намеченное действо. Которое кропотливо подготавливалось «чегеварцами» в Киеве. За Антикапом последовал еще ряд акций, явно выбивающихся по уровню «модерновости» и широте информационного освещения. Все это не могло не заинтересовать.
И вот по весне, по приглашению «Че Гевары» на 8-е Ильенковские чтения, а заодно и для того чтоб посмотреть на организацию воочию, направляюсь в Киев. «Прости-прощай, Москва-мамаша – папаша-Киев ждёт меня».
Пожалуй, лишь одна достопримечательность на подъезде к Киеву напомнила об «оранжевой» теме: среди сёл с уже проглянувшей листвой мелькнуло одно, на ветках кустов которого были повязаны оранжевые ленточки. Смотрелось сие странно: бедное, рядовое село, где вскопаны местами чёрные почвы… И тут вдруг такая политизированность. Впрочем, это скорее было исключение, на фоне киевской актуальной эстетики. Ничего там «оранжевого» нет и в помине. «Оранжевый миф», этот информационный мыльный пузырь, вздулся как живот неудачника Павловского – исключительно по причине пугливости российской буржуазии, ее режима и ее политтехнологов.
Итак, подъезжаем к Киеву. Вполне себе индустриальный город: металлургические громады, «Киев-Гума» (резина), автосалоны мировых лидеров для имущих слоёв… Окрестности желдор-полотна значительно чище московских, но уступают все же минским. Европа…
В миграционной «картке» я честно написал, что еду в гости к МО «Че Гевара», но таможенники не испугались: не читают сей рудиментарный манускрипт, шлёпают красную печать на неё только. Киев встретил прохладно и дождиком. Среди движущихся по перрону масс обозначился характерной «развалочкой» тов. Шапинов, мне навстречу. Надо сказать, что актив РКРП и особенно молодые ее силы давно дружили с украинским звеном партии, но в последнее время просто произошла «украинизация» какая-то: невидимый центр старейшего сайта левого Рунета «Коммунист.ру» переместился именно в Киев да и активисты туда же…
Однако такую «левую парочку» в лице товарищей Чёрного и Шапинова почему-то метромилицейские не смогли пропустить. Видимо, практиканты. Щупали так подробно, что и рассказывать-то неудобно. Но при этом, не в пример ментам российским, сохраняли человеческий вид и не прекращали общения – им важно было понять, можем ли мы вообще быть связаны с наркотиками. Выяснилось из разговора и досмотра: не можем. Свиноватенький вальяжный мент, дежурный по обезьяннику заметил, что у нас в Москве приезжих, вероятно, шмонают не меньше. Признали, что так. При том, наши обыскивают с меньшим дружелюбием. После ментовского массажа мы, наконец, погрузились в метро. Похожее на московское, но другое: рекламы аналогичные (наш клей "Момент", скупленный немцами здесь заменяет точно также скупленный здешний Metylan), но веселее. "Квiтi... Весна... Жiнка... Любов... ЦЕ". Или, например, "Не соромся своiх нiг" - тема знакомая и понятная, даже картинка похожая. В залах и вагонах метро для особых фанатов рекламы - мониторы. Такой штукой наше метро врядли скоро обзаведется: во-первых, станций больше, во-вторых, вандализм. А тут - клипы Gorrillaz играют как дома, утренние зеваки слушают-глазеют. I‘m happy...
Молодая ЧеГевардия
Даже дождливо нахмуренный Киев пахнет весной смелее, нежели Москва. Идём в «бункер» - так называется штаб «Че Гевары». Вовсе не по аналогии с НБ-бункером, просто так сложилось. Здесь всё необходимое: интернет, санузел, потенциальные спальные места, порядочное количество комнат, стеллажи для агитматериалов, коих весьма много. Входим в одну из комнат, приветствуем товарища Киричука: он с еще один "чегеварцем" заняты поспешным делом, готовят коллективную визу – в мае «левые» перелётные птицы усих краин ведь полетят в Афины…Спрашиваю, чем могу помочь.
- Если есть у тебя гранатомёт – дай, по посольству шарахнем, с визами тормозят.
Однако вскоре вопрос с визами решился позитивно, и мы направились туда, где и зреют новые кадры – «левый» десант из РФ, медленно но верно делающий своё дело вместе с киевским костяком «Че Гевары», здесь как раз и растит пополнение рядов организации и движения как такового. Не буду называть институт. Тут как во время родов – по древним суевериям, чем меньше людей знают о муках роженицы, тем ей легче и лучше роды проходят. Нехай растут парубки. Ради этого я готов и в суеверные и православные податься (или «лево»славные?))
«Марксистский политмолодняк», как окрестил его тов. Шапинов, произвел серьезное впечатление. В одной из аудиторий института, которая оказалась библиотекой (украшенной, кстати, портретами Маркса, Энгельса и Ленина) проходила дискуссия марксистского кружка, как бы подготовка к Ильенкоским чтениям. Захотелось, да в общем и получилось, стать снова студиозусом и поспорить – о высших психических функциях и прочих, сопряжённых с марксистской философией и психологией феноменах. Для второго курса уровень ребят и дивчин (а Киев славен брюнетками, но есть и рыженькие зеленоглазые достойные исключения) – потрясающий. Если на вступительных экзаменах в РФных вузах абитура пишет маразматическую антиисторическую дребедень наподобие этой, то с этим уровнем сравнительно киевские студенты вообще профессора. Вива, профессоре! А точнее – именно та педагогическая ячейка, которая в этом вузе так здорово готовит смену. Некоторые термины и терминологические конструкции, конечно, еще не вполне выступают в речи студентов «присвоенными», но плацдарм есть, это уже точно.
Киев древний
Покинув стены вуза ближе к вечеру, мы летим на местной маршрутке к центру, к Крещатику. Маршрутки киевские отличаются от знакомых нам газелей – размерами и поручнями. Ехать в маршрутке стоя – особый, конечно, шик. С этим пытались бороться, но не победили. Частный сектор заполняет все возможные прогалы менее частного – муниципального. Холмистый и древний Киев – нахлынул. Мы упёрлись в Крещатик и выпрыгнули из маршрутки.
Сталинизм архитектурный тут очевиден: весь Крещатик был кропотливо восстановлен после войны в духе «большого стиля». Аналогии с московскими высотками уместны, но другой масштаб – улица всё же сохранила колорит немногоэтажности, хотя гранит нижних этажей и затейливость балкончиков в чем-то даже даст фору московским аналогам. Старые улицы и сталинские на них дома зазывно разбегаются вверх от Крещатика, и вот мы уже у Майдана Незалежности, который на телекартинках явно кажется больше себя самого.
Майдан полон народа, но праздного, не митингующего. Это обычный вечер, напоминающий уже летние московские: везде пьют пиво, очень много менестрелей с электрогитарами, которые поют все что угодно вплоть до Металлики в две гитары и со словесами по-аглицки, с полагающимися терциями и прочими оригинальностями, известными лишь металлистам. Такого «рынка» уличной музыки и в Москве не встретишь. Пожалуй, в этом и европейскость. Да – никаких «оранжевых» следов, опять же. За стелой с золотокрылым символом незалежности возвышается гостиница-готель Украина, а с другой стороны площади стоят полукругом сталинские домики, пересказывающие облик прежнего Киева, разгромленного в боях Великой Отечественной.
На многолюдном поюще-бродящем майдане я видел лишь одного типа, напоминающего украинского националиста – и то вида скорее кожано-эсесовского, опереточного, и притом рядом с хиповатыми патлатыми рок-менестрелями, тусующегося. Отличие от столицы эРэФии – возможность покупать и пить пиво повсеместно. В общем-то, та же самая «демократия», только без «стабилизации».
Киев оранжевый
Уже не вечером (отбродив по закоулкам древних сращений центральных улиц и холмов, спустившись в ночь Андреевским спуском), а в солнечный следующий день мы полезли по Круглоуниверситетской спиралеобразной улице к высотам пресловутой «оранжевой власти». Единственный признак «партпринадлежности» я заметил только внутри дорогой джиповатой иномарки у президентского дворца – флажочек «Так». Ничего подобного ни на балконах, ни в руках, ни еще где-либо не попадалось. Конечно, пафосный домина под прямолинейным названием «президент Украины» - это вам не администрация Путина, где он и сам-то не бывает… Но вот пройти к этому зданию, как и по прочим улицам – пожалуйста. Там стоит и исхудалая пикетчица монашеского вида, обряженная в исписанный пожелтевший манускрипт в некими требованиями. Тощая протестантка мирно беседует с рослым хряком-охранником близ «президентских» ворот. Просто торжество демократии какое-то.
Напротив домины президента – «дом с химерами» начала двадцатого века, модерноватый. И как это соотечественники-оппозиционеры Ющенки не обыграли эту тему? Ну, насчет «чудища из дворца» и экзотических лепных бетонных чудищ - носорогов всяких - что всякий раз приветливо встречают изъеденный диоксинами лик «оранжевого президента»…
Венчающие высоты над майданом Незалежности «кварталы власти» - всё тот же архсталинизм. Серый невысокий аналог московского «дома на набереженой», из которого в 1937-м забирали в воронки, где жили партийные деятели и артисты… Здесь любая машина пропускает пешехода, постовые строго следят. Из очередного корпуса депутатской «сети» (все здания связаны подземными переходами) нам навстречу выходит ладный мужлан в дорогущем кожаном пиджаке, явно депутат или приближённый. Вот вам и буржуазия национальная. Всё у них тут ладно – и при Кучме, и ныне. Им оранжевые флажки ни к чему. Флажки на их деньги делают…
Верховная Рада ютится в небольшом по московским меркам плоском советском здании со стеклянным куполом, граничит это здание с высоким старинным наднабережным парком и с екатерининским дворцом, что чуть не стал новым стольным Кремлём по царской прихоти. Напротив Рады расположившийся православный палаточный городок сторонников РПЦ стал почти станционарным: штанишки на веревке меж парковых деревьев сушатся, походная кухня дымит, дедушки с бабушками гутарят супротив униатов что-то своё... Здесь же (в Верховной Раде) уже стали легендами окошки и балкончики, откуда Юля (Тимошенко) отдавала приказы массам, значительный актив которых составляли, кстати, члены КПУ – официально делегированные партией на ряд силовых акций. Деньги Юли + люди КПУ = революция. Вот так дела-то делаются, господа-товарищи… Правда, потом были и ссоры – «оранжевые» ребята Тимошенки якобы собирались штурмовать офис КПУ, тогдашние активисты «Че Гевары», все родом из ЛКСМУ, быстро собрали двести человек на защиту партийного редута – однако к Симоненко приехал на шестисотом мерине «братан» от Юли, и дело уладилось на словах.
Киев красный
Ильенковские чтения, проходящие в Киеве – сам по себе прецедент, достойный внимания. Мир учёных, мир науки – не знает границ. А когда границ не знает мир политизированных учёных, учёных-марксистов, ильенковцев - это еще интереснее. Я увидел тот самый «политмолодняк» уже не в учении, а в бою. Более всего поразила дочь философа и коммуниста Будило - Маша, боевая подруга тов. Шапинова. Вернуться в выготскианский и ильенковский – а в целом марксистский - тезаурус после стольких лет политической рутинной работы-писанины было весьма приятно. Оказалось, что все волновавшие меня в рамках революционного марксистского дискурса доминанты – именно здесь-то и обсуждаются. Краеугольное значение изживания товарно-денежных отношений для развития сознания нового коммунистического человека. Проблема искусственного интеллекта как экономическая и революционная. Диалектическая логика как инструмент революции в 21-м веке.
Чтения проходили в здании НАУ – Национального Авиационного Университета. И очень экзотично, в чем-то даже парадоксально смотрелись здешние преподаватели и студенты, поголовно носящие авиационную форму наподобие пилотской и штурманской, рассуждающие о социальной природе идеального, умело проходящие путь от различных марксистских категорий к революционным выводам.
Василий Пихорович, известный читателям Лефтнета по публикациям на сайте Коммунист.ру, в своем выступлении, например, выдвинул смелый тезис о том, что Ильенков – не философ, а марксист. Такое противопоставление возникло не случайно, а после того, как на московских Ильенковских чтениях Пихорович вынужден был доказывать благообразным идеалистам, что Эвальд Ильенков не только «русский философ» (таковая категоря и означает принадлежность к лагерю идеалистов-пердяевцев), а всего мира философ. Ибо марксист и материалист. Уж если нашим московских брадотрясам приходилось такое доказывать – можно себе представить, как относятся к Ильенкову «незалежники»! Да попросту не знают. И вот тут очень важно вообще описать социальную реальность – пусть и бегло – наблюдавшуюся мной в Киеве.
Киев: антисоветский миф и постсоветская реальность
Всё, что каркают об Украине наши россиянские СМИ – вредная, провокационная чушь. Да, реакционные слои общества есть и зедсь, но они - ничтожное меньшинство, которое аналогичными нац-реакционерами (да и простыми политтехнологами: деваться-то некуда, фашизм надёжный слуга капитала) из РФ выдается через СМИ за большинство, угрожающее-де Россиянии нашей великопутинской. Национализма и отторжения «инородцев» в Киеве куда меньше, чем в нашей Первопрестольной. Например, педагоги в НАУ обращались к студентам, делавшим свои доклады на украинском – так же. И так же – наоборот, к русскоязычным. Языкового барьера нет вообще, говоришь как хочешь, понимаешь как можешь. Наклейки «Че Гевары», расклеенные по стенам того, секретного, вуза, где растут марксистские кадры – вот единственная наглядная агитация, которую я видел в стенах института (на задворках же его меня позабавила такая картинка: зачёркнутая надпись чёрным "Слава России" и внизу альтер-подпись "Слава Израилю". Хоть тут у молодежи юмор не отмер).
А за стенами – все тот же, что и в восьмидесятых был, Киев. Панельные дома, вида поиздержавшегося. Новостройки – это буржуям. Точно такие же как у нас. И также нагло застраивается центр. И наступает капитал, и играет свои «цветные революции» - с тем чтобы при обновленном руководстве вершить свое дело. И пока народ путается в национализмах – тот, что еще путается – будет этот капитал властвовать. Хоть с Ющенко, хоть с Пьющенко.
Образованная же часть общества, мыслящая критически – далека от навязываемых властью мифов. Никакой пресловутой евпропеидности ни в словах, ни в одежде: это наши советские люди. Просто за десятилетие переодевшиеся. Молодняк – тот же, нонконформный, модный, гремящий на майданах скейтами, играющий рок, живущий за счет пап-мам. До поры до времени… И образованная часть общества – не из меньшинства, скупленного капиталистами и скопившегося в пиар-конторах – так же бедна, как у нас, так же революционно настроена. Но одних настроений мало, нужны знания, нужен анализ. И вот это – как раз Ильенковские чтения.
В.Пихорович закончил свой доклад тезисом о необходимости смены практики (перед лицом угрозы всеобщего экономического кап-коллапса) – при помощи ильенковской теории-инструмента. А это и есть революция. Капитализм, построенный на постсоветском пространстве, как система уже сложился. И как система он способен к самовоспроизводству - однако, в убывающей прогрессии, для буржуев сулящей прибыль, а для трудящегося (в том числе и на ниве воспитания молодых умов) боьшинства - вымиранием. И чтобы перейти к подлинному, а не мнимому самовоспроизводству человечество должно разрушить систему самоубывания (самоубивания). За эту систему собственного превосходства, конечно же, будет бороться буржуазное меньшинство - натравливая и националистов, и наемников на большинство. Но самое главное - осознание этим большинством единственного пути его классовой борьбы. Тогда никакие "оранжевые" и прочие капиталистические хамелеоны страшны не будут.
Рутина в Киеве – та же, что в Москве: уличная торговля, "комки"... Политический пейзаж городской после выборов - пёстрый. Стенная роспись – аналогична до смешного. У нас РНЕ, у них – НРУ (на стенах пишущий «За еднiсть!»). У нас КПРФ – здесь КПУ. У нас НБП - здесь Братство Корчиньского, требующее в красных заборных росписях: "свободу политв‘язням!" ("свободу политзаключенным", любимый и в принципе справедливый лозунг НБП). Здесь даже цвета надписей на стенах поделены: зелёным - пишут "зелёные", голубым - витренковцы и БЮТисты, чёрным - националисты, а вот с красным заминка, конкуренция - Братство, КПУ, "Че Гевара". Разве что Витренке (а с ней вообще анекдот - на одной агитационной надписи стенной ее верные, но неграмотные, видимо, други прописали как ВЕтренко, ветренность так внезапно подчеркнули, что ли?) и «зелёным» у нас не найдется пары. Да и аналог «Че Геваре» - по новизне и масштабам акций, по эффекту работы, мы вряд ли сыщем.
Украина, которую уже считали «потерянно оранжевой» вынашивает «красный» плод. Пока запретный, незаметный. И он здесь развивается быстрее, так как с изначального кучмоватого капитализма сдернуты покровы, как с того голого короля. Новое платье этому королю и сшили «оранжевые» - выставив все прелести капитализма на обозрение общества. И пока это общество в задумчивости – а оно надо ли нам?
В силу уровня жизни пониже нашего – тут и меньший запас прочности. Украина – звено слабое, и если работа революционного подполья будет вестись с нынешней энергией, то скоро наши россиянские сонные левые получат новые примеры реальной активности и реального противостояния капиталу. К примеру, только здесь ярчайшая молодежная организация «Че Гевара» открыто выступила на выборах против всех. Не принимая минутных подачек от пропартийных буржуев, но обличая всех их, обличая класс. У нас на такое способны были лишь анархисты, единицы – в 1999-м: Олег Киреев, Дима Модель и их друзья. Да и то – всё ушло в песок времени, остались лишь воспоминания… А должны оставаться всё новые и хорошо теоретически подготовленные кадры. И ими «Че Гевара» может смело похвастаться. Они, уже «делающие новости» на Коммунист.ру, и задавали тон на Ильенковских чтениях. И я понял, что мои студенческие слушания, познания (почерпнутые на лекциях покойных уже современников и сотрудников Ильенкова в самом широком и высоком смысле - Ф.Т.Михайлова, В.В.Давыдова) пригодятся в грядущих революционных событиях, в грядущих общественных бурях, из коих только и родится новый коммунистический человек.
Забежав в бункер перед отъездом освежить мой сегмент Лефтнета, я все же встретился с одним из вождей «Че Гевары» тов. Манчуком. Он только прибыл из Северной Кореи, которая на фоне двуликого и хитрого Китая показалась ему весьма воодушевляющей и реалистично левой. Полон впечатлений. Выглядит как и обычно - по-богатырски, с нездешним красноватым загаром, с многолюдных праздничных площадей КНДР сюда привезённым. Все в движении – вот и живет левое движение. И мировая революция кажется не таким уж мифом по сравнению с «оранжевым сепаратизмом». Всё в наших руках! И чем они крепче сцеплены как на киевском Антикапе-2005, чем больше рук, чем шире круг – тем ближе революция.
Правда.Инфо
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх