EN|RU|UK
  471  1

 АО "КРЕМЛЬ" - РЕБРЕНДИНГ "РАЯ ДЛЯ ТРУДЯЩИХСЯ"

Речь идет об экономической системе, которая во все большей степени опирается на огромные компании, находящиеся во владении государства или же государством управляемые - компании, открытые для долларов и евро различных инвесторов, но остающиеся, тем не мен

КРАСНАЯ ПОЛЯНА, РОССИЯ - Здесь, на Кавказе, рядом с рекой Лаюрой (Layura River) над городом Сочи, единственным субтропическим городом в России, создается элитный горнолыжный курорт. Это проект стоимостью во многие миллионы долларов. Здесь и гостиница, и конференц-центр, и коттеджи, и шесть подъемников, и многомильные трассы.

И это главный козырь Сочи в борьбе - за что бы вы думали? - за право проведения Зимних Олимпийских игр 2014 года. А инвестор проекта - кто бы вы думали? - государственная газовая монополия 'Газпром'.

'Газпром' - энергетический гигант, огромный и влиятельный. Стоимость этой компании - более 240 миллиардов долларов; только за одну неделю апреля месяца 'Газпром' набрал в весе еще 10 миллиардов. По стоимости акций 'Газпром' вышел на пятое место среди всех корпораций мира, за последний год стремительно обойдя Wal-Mart, Toyota и Citigroup. Менеджеры обещают вывести его на первое место.

Кроме этого, однако, 'Газпром' стал еще и образцом для строительства нового российского капитализма, появившегося в 2000 году с приходом к власти президента Владимира В. Путина. Речь идет об экономической системе, которая во все большей степени опирается на огромные компании, находящиеся во владении государства или же государством управляемые - компании, открытые для долларов и евро различных инвесторов, но остающиеся, тем не менее, как и многое другое в российской политике и бизнесе, под жестким контролем путинского Кремля.

Как показывает проект, разрабатываемый сейчас в Красной Поляне, 'Газпром' - это не только прибыльная государственная монополия, но еще и мощный инструмент кремлевской политики внутри страны и за рубежом. 'Газпром' уже начал несколько проектов, не имеющих прямого отношения к профильным корпоративным интересам, однако имеющих самое непосредственное отношение к политике - от борьбы за Олимпиаду до скупки независимых СМИ; от поддержания на плаву убыточных сельхозпредприятий до субсидирования российской промышленности дешевыми энергоносителями.

Напрямую использовался 'Газпром' и во внешней политике - в частности, 'Газпром' использовали в качестве дубины, когда у России начались споры по ценам на газ с Украиной и другими соседними государствами. А недавно его генеральный директор Алексей Б. Миллер напомнил Европе, что, если там будут блокировать расширение 'Газпрома' на европейские рынки, тот может начать продавать газ другим потребителям.

Андрей Н. Илларионов, бывший советник Путина по экономике, который после своего увольнения в декабре прошлого года без устали критикует Кремль, назвал нынешнюю российскую экономику 'корпоративистским государством'. Существует избранный круг высокопоставленных чиновников, говорит он, которые контролируют крупный бизнес с помощью своих постов и используют свои полномочия не только для того, чтобы делать политику, но и для того, чтобы делать деньги. У некоторых из них, действительно, сразу по два поста: председатель правления 'Газпрома' Дмитрий А. Медведев раньше был руководителем кремлевской администрации, а сейчас занимает пост первого заместителя премьер-министра и считается одним из кандидатов в преемники Путина.

- Выглядит это не как государственный бизнес, - сказал он о проектах 'Газпрома' и других государственных компаний, - а как бизнес-часть государства.

С этой точки зрения, Кремль при Путине не столько занимается ренационализацией отраслей промышленности, распроданных в 90-е годы, сколько обеспечивает влияние Кремля на самые значительные части российской экономики, тем временем перераспределяя активы в пользу новой группировки олигархов и обогащая 'приближенных' инвесторов и даже, как поговаривают, и самих членов администрации.

Сначала казалось, что все усилия Путина направлены исключительно на обеспечение контроля государства над природными ресурсами страны. Однако в последние месяцы Кремль организовал объединение нескольких государственных и частных производителей авиатехники, еле держащихся на плаву, в новую Объединенную авиастроительную корпорацию, которая будет работать под надзором премьер-министра, назначенного Путиным. Кроме того, Кремль назначил своих директоров из государственной компании-экспортера вооружений на крупнейший автозавод АвтоВАЗ, а 21 апреля стало известно, что власть рассматривает план объединения нескольких авиакомпаний с государственным 'Аэрофлотом'.

- Вместо того, чтобы нормально регулировать экономику, государство владеет экономикой, - считает Александр Е. Лебедев, миллиардер, собственные инвестиции которого, по его словам, уже испытывают давление со стороны государства.

Крупные государственные предприятия продолжают поглощать более мелкие, что дает им еще больше веса и влияния. Например, в декабре 2004 года, после того, как прокуратура обрушилась с претензиями на бывшего главу "ЮКОСа" Михаила Б. Ходорковского, сейчас отбывающего восьмилетнее наказание в сибирской тюрьме по обвинениям в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве - по словам многих, обвинениям чисто политическим, - государственная нефтяная компания 'Роснефть' купила главную дочернюю компанию "ЮКОСа".

Из помощников - в инсайдеры

Наиболее часто в контексте кремлевской кампании против "ЮКОСа" называют имя Игоря И. Сечина, заместителя начальника администрации Путина. Когда судебная борьба за "ЮКОС" была в самом разгаре, Путин назначил его главой 'Роснефти', стоимость которой сегодня составляет 57 миллиардов долларов. А в 2004 году, до распада "ЮКОСа", компания оценивалась всего в 8,6 миллиарда.

По словам Сергея М. Гуриева, профессора московской Российской экономической школы (так в тексте - прим. перев.), оценки, основанные на исследованиях специалистов Всемирного банка, показывают, что доля государства в промышленном производстве и обеспечении занятости выросла с 30 процентов в 2003 году до 40 процентов.

- На самом деле атмосфера еще хуже, - считает он, - поскольку даже частные инвесторы знают, что их право собственности зависит от их отношений с Кремлем.

Например, в прошлом году государственные и частные нефтяные компании подписали соглашение в Кремлем об ограничении цен на бензин. Общественности это было представлено как добровольная акция.

Сторонники Путина - а их немало - считают, что он просто поставил на место 'Газпром' и другие крупные компании, которые активно разрушали власть государства в неспокойные годы, последовавшие за развалом советской командной экономики. В случае с 'Газпромом' неповоротливая и коррумпированная газовая монополия превратилась при Путине в сверкающий пример богатства, которые можно добыть, экспортируя энергоносители - в компанию, по стоимости почти догнавшую Citigroup; компанию, в экспортных планах которой стоят Китай и США. Путин сделал это, назначив на высшие посты тех, с кем хорошо знаком еще со времен работы в Санкт-Петербурге и диктовал действия 'Газпрома' на встречах с узким кругом советников, собиравшимся, как рассказывает социолог Ольга В. Крыштановская, много писавшая о кремлевской иерархии, 'в Кремле или на даче Путина'. Теперь же 'Газпромом' управляют не просто кремлевские назначенцы, а члены правительства и непосредственно администрации Путина.

Благодаря высоким ценам на энергоносители экономика при Путине растет бешеными темпами. Инвесторы отреагировали на это положительно, несмотря даже на то, что Соединенные Штаты и другие государства выражают озабоченность концентрацией власти над политикой и экономикой в руках Кремля. К концу апреля ожидается оглашение списка иностранных партнеров 'Газпрома' по разработке огромного месторождения газа в Баренцевом море. Газа в нем в семь раз больше, чем вся Европа потребляет за год. На вхождение в этот список претендуют американские компании Chevron и ConocoPhillips, норвежские Statoil и Norsk Hydro и французская Total.

Однако, хотя 'Газпром' уже приближается к показателям ВР, второй после Exxon Mobil энергетической компании мира, многие утверждают, что компания - отнюдь не образец будущего России.

- Вот поэтому у нас и шли реформы в 90-е годы, - говорит бывший министр экономики Евгений Г. Ясин, - Это все немного напоминает Советский Союз.

- Решение это сомнительное, потому что власть будет диктовать политические, а не экономические решения, - добавляет он.

За кулисами газовой компании

'Газпром' сформировался в начале 90-х годов на основе советского Министерства газовой промышленности. Вначале он был частично приватизирован, но все же оставался под контролем государства и унаследовал не просто профильные функции министерства, но и кусочек патерналистской экономики Советского Союза - множество городов и городков от газовых месторождений за Полярным кругом до лабиринта трубопроводов, идущих на юг.

В 'Газпроме' работает 330 тысяч человек. Это основные отделы - геологоразведки, трубопроводов, экспортных продаж, а также другие - новый отдел, занимающийся недавно приобретенной нефтяной компанией 'Сибнефть'; свой банк; медиакомпания, а также сотни дочерних предприятий. В 2004 году - это последний год, по которому опубликованы результаты аудита - прибыль 'Газпрома' составила 4,6 миллиарда долларов при общей выручке в 28 миллиардов.

В 90-е годы менеджеры 'Газпрома' из своей новой штаб-квартиры, сине-бронзового небоскреба к югу от центра Москвы, вливали миллиарды долларов в умирающую промышленность, делали быстрые деньги на строительстве и других проектах и занимались темными инсайдерскими сделками, постоянно усугублявшими коррупцию. И все это время 'Газпром' усиливал свое влияние на экономическую и политическую жизнь, щедро вознаграждая инвесторов из сумм, получаемых от продажи энергоносителей.

'Газпром' строил дома, дороги и спортивные комплексы. 'Газпром' даже давал гарантии по доставке товаров в гастрономы, для чего пришлось формировать собственные агрохолдинги. Когда пал гордо реявший в свое время флаг советских колхозов и внутреннее производство было затоплено волной импорта, в дело вступили деньги 'Газпрома', и компания стала крупнейшим владельцем сельскохозяйственных земель в России.

Следы 'Газпрома' можно найти не только в сельском хозяйстве - в интересы корпорации входят и производитель горнорудного оборудования, и банки, фабрика по производству фарфора, а с середины апреля этого года - даже радиостанция под названием Relax FM, передающая легкую западную поп- и рок-музыку.

На сегодняшний день 'Газпром' владеет активами, не имеющими отношения к нефти и газу, на 14 миллиардов долларов; 38 процентов сотрудников компании - например, лесорубы, выкорчевывающие сосны на склонах над Сочи, где должны пройти горнолыжные трассы - работают над непрофильными видами деятельности. Топ-менеджеры говорят, что у компании есть намерение избавиться от непрофильных активов и других ненужных грузов, оставшихся с советских времен, но 'Газпром' продолжает вкладывать деньги в проекты, основания под которыми скорее политические, нежели корпоративные.

Например, в прошлом году с приобретением газеты 'Известия', одного из наиболее влиятельных изданий страны, 'Газпром' увеличил свою долю на рынке российских СМИ. Также компания купила петербургскую футбольную команду 'Зенит', а недавно объявила, что собирается перенести в Санкт-Петербург, бывшую столицу России, и штаб-квартиру 'Сибнефти', которая некогда должна была слиться с "ЮКОСом", но в результате стала частью 'Газпрома'. Последний шаг хорошо вписывается в уже объявленный политический проект - увеличить инвестиции в Санкт-Петербург, где жили и работали сам Путин и многие из его ближайших помощников.

Кстати, как сообщила 20 апреля российская ежедневная деловая газета 'Ведомости', медийное подразделение 'Газпрома' сейчас ведет переговоры по покупке одной из крупнейших по тиражу газет 'Комсомольская правда', а также связанного с ней издательского дома, за 300 миллионов долларов. В свою очередь, международное рейтинговое агентство Standard & Poor's в апрельском отчете указало, что 'российские власти уже не единожды пытались оказывать давление на государственные компании с тем, чтобы заставить их вступать в крупные и рискованные проекты и делать значительные приобретения, финансируемые в основном за счет привлечения заемных средств от лица самих компаний'.

Когда главного представителя 'Газпрома' по связям с прессой Сергея В. Куприянова спросили о фактах оказания политического давления, он указал на прошлогодний эпизод с заморозкой цен на бензин. По его словам, как частные, так и государственные компании часто действуют в соответствии с национальными интересами.

- Существуют решения, принимаемые в интересах населения страны, вне зависимости от того, есть ли в составе совета директоров члены правительства, - сказал он в одной из бесед с журналистами.

Ставка на Олимпиаду

Российский олимпийский комитет постоянно заявляет, что шансы Сочи получить право на проведение Олимпийских игр 2014 года очень высоки и обещает устроить такие игры, когда гости будут днем кататься на лыжах, а по вечерам нежиться под пальмами, однако у 'Газпрома' в подобных проектах есть как удачи, так и провалы.

В 2004 году - за следующие годы цифры опубликованы не полностью - расходы на содержание работников непрофильных предприятий составили 1,4 миллиарда долларов. Эти предприятия, по отчету компании Hermitage Capital Management, крупнейшего иностранного инвестора 'Газпрома', за тот год принесли корпорации убыток в 350 миллионов. Эти убытки - лишнее доказательство того, что на 'Газпроме' висит тяжкое бремя поддержки компаний не ради прибыли, а ради того, чтобы обеспечивать выживание 'трудных' отраслей, распространять принципы 'попечительства' и усиливать политическое влияние.

Что поражает - так это то, что даже и через пятнадцать лет перехода к рынку компания все еще расширяет свои пакеты в этих предприятиях, увеличивает вложения, и все более сильно использует свое положение монополиста и политического фаворита, чтобы с вершин российской экономики поглощать другие компании по заниженным ценам.

- 'Газпром' имеет возможность покупать то, что ему хочется, потому что больше никому это купить не дадут, - говорит британец Уильям Ф. Браудер (William F. Browder), генеральный директор Hermitage.

С ним случился инцидент, в котором отразилась вся сила смешения государства и корпораций в России. В ноябре Браудеру аннулировали визу, официально - потому, что он представляет собой некую - какую, не объяснили - угрозу национальной безопасности. Браудер - крупнейший иностранный инвестор на российском рынке, но он неоднократно критиковал 'Газпром', 'Роснефть' и другие крупные компании, которыми владеет или управляет государство.

- Если речь заходит о стратегических предприятиях, то бизнес - это власть, - говорит он.

Многие инвесторы, в том числе зарубежные, критикуют "Газпром", но при этом все равно приобретают его акции. Хотя официальных данных нет, эксперты оценивают, что иностранцам, включая Hermitage и немецкий E.ON Ruhrgas, принадлежит около четверти бумаг концерна. Теперь, после отмены ограничений, они могут приобретать до 49,9% акций "Газпрома".

Браудер организовал целую кампанию, пытаясь заставить "Газпром" отказаться от непрофильных активов и политически мотивированных проектов и стать более прозрачным и профессиональным. Правда, одновременно он заявляет, что потери от второстепенных проектов меркнут в сравнении с прибылью, которую может получить концерн.

Пример капиталовложений, подаваемый Браудером и другими, основывается на огромных запасах "Газпрома" и проблемах с поставками энергоносителей, которые сейчас переживают мировые рынки.

"Газпром" контролирует запасы в размере 116 млрд. баррелей нефти или условного топлива, т.е. больше, чем любая открытая акционерная компания. Так, запасы ExxonMobil составляют 73,2 млрд. баррелей.

По общему объему запасов "Газпром" уступает только Саудовской Аравии (263 млрд. баррелей) и Ирану (133 млрд.).

Standard & Poor's в своем отчете предупредило о "риске того, что влиятельные группы с личной заинтересованностью используют государственные компании для укрепления своего политического или экономического положения", но в выводе указало, что государственная собственность "в целом позитивна", и оставило рейтинг концерна на прежнем уровне (ВВ), а это самый лучший показатель среди российских энергетических компаний.

Пока что стремление понять внутреннее устройство "Газпрома" напоминает попытки кремлеведов прошлого предугадать перестановки в советском руководстве.

"Газпром" регулярно проводит собрания совета директоров, а раз в год - общее собрание акционеров, но решения тем не менее принимаются в узком окружении президента и передаются через г-на Медведева, председателя концерна и первого вице-премьера, утверждает социолог Ольга Крыштановская, изучающая российскую деловую и политическую элиту.

Роль Путина в делах "Газпрома" настолько велика, что высказываются предположения о том, что он может возглавить компанию по окончании своего президентского срока в 2008 г. В январе Путин шутливо отмахнулся от этого вопроса, сказав: "Я не бизнесмен ни по характеру, ни по предыдущему жизненному опыту".

Атмосфера секретности

Что касается проектов вроде Красной Поляны, здесь "Газпром" действует в обстановке практически полной секретности. Его представители отказываются обсуждать строительство в Сочи, решение создать курорт, надеются ли они, что он окупится, и даже его стоимость.

В своем стремлении привлечь иностранный капитал компания оказалась под давлением - от нее хотят большей прозрачности. Это может заставить "Газпром" начать объяснять такие корпоративные решения, как инвестиции в Красную Поляну или, например, контроль над загадочной энергетической компанией Rosukrenergo, оказавшейся в центре соглашения с Украиной, разрешившего новогодний конфликт по поводу цен на газ.

Кроме того, концерн может столкнуться с требованиями вкладывать средства туда, куда советуют аналитики - в разработку новых газовых месторождений для замещения почти выработанных, где добыча уже начала сокращаться.

В настоящее время "Газпром" не может удовлетворять внутренний спрос и свои экспортные обязательства только за счет собственных месторождений в Сибири, а потому вынужден приобретать природный газ в Центральной Азии, говорится в докладе аналитической компании Cambridge Energy Research Associates.

Во время пика спроса в период резкого похолодания в январе все трубопроводы концерна были на грани потери давления, что вынудило бы его начать нормированное распределение газа и прекратить поставки крупным промышленным предприятиям.

Зато в Сочи "Газпром" питает олимпийские мечты.

Свидетельством пересечения государственных и корпоративных интересов стала новая дорога, строящаяся между городом и новым курортом, названия которому пока не дали. А в сочинском аэропорту идут работы по расширению.

"Только монополии, - заявил при посещении Красной Поляны вице-мэр Сочи Андрей Платонов, - могут позволить себе осуществление таких проектов".

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх