EN|RU|UK
 Политика Украины
  9313  18

 КТО КОГО СЪЕЗД?

26-27 апреля в Одессе прошел Съезд адвокатов Украины, на котором проявилось желание части адвокатов занять высшие посты в самоуправлении под видом очищения профессии от влияния старой власти. Но кто же на самом деле хотел изменений и в каких целях были использованы революционные настроения в адвокатуре Украины?


Безусловно, события, имевшие место 26-27 апреля с.г. в г. Одессе еще долго будут будоражить умы адвокатов. Съезд, длиною в 22 часа, бесконечные переголосования, дискуссии, блокирование трибуны президиума и неоднократное исполнение Гимна Украины - довольно-таки нетипичны для проведения мероприятий такого уровня. Особенно, если принимать во внимание, что в нем участвовали адвокаты - представители коллег из всех регионов Украины, то есть лучшие, светочи нации…

Описывать процесс проведения самого Съезда адвокатов Украины и его результаты излишне - детальный репортаж велся и СМИ, и самими делегатами в социальных сетях и блогах. Сегодня многие участники пытаются пояснить либо свое поведение, либо найти логичное обоснование поведению коллег. Но это все пустое рационализаторство - многое из событий тех дня и ночи не поддается логичному пояснению, если оперировать только событиями, происшедшими непосредственно в зале концертно-выставочного комплекса Одесского морского торгового порта с момента начала регистрации на съезд. Однако, сопоставив то, что было «внутри», с предшествующими и параллельными съезду событиями, можно прийти к выводам, которые могут объяснить многое. Впрочем, мы отнюдь не претендуем на истину в последней инстанции, но приглашаем читателей проследить за нашей логикой.

Исторический экскурс

Как бы ни хотелось не возвращаться к самому съезду, но без краткого описания его основных и связанных с ним событий не обойтись.

Итак, 28 февраля 2014 года по требованию и под давлением группы адвокатов, представляющей преимущественно адвокатуру г. Киева и Киевской области при содействии лиц, назвавшихся «Правым сектором» в форме, масках и с битами в руках, Совет адвокатов Украины принял решение о созыве внеочередного съезда адвокатов Украины. Здесь оговоримся, что Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (далее - Закон) действительно не оперирует понятием «внеочередной съезд». Но даже если Совет адвокатов его ошибочно назвал таковым, сути это не меняет - заблаговременно к объявлению съезда совет не готовился.

В этот же день были утверждены регламенты и порядки проведения конференций адвокатов всех регионов, установлены квоты представительства на съезде и конференциях, решены другие организационные вопросы за исключением повестки дня. Здесь снова впору обратиться к букве Закона - согласно пункту 1 части 4 статьи 55 в полномочия Совета адвокатов Украины входит, в частности, составление повестки дня съезда. Она была сформирована только 2 апреля с.г. и включала: доклады председателя Национальной ассоциации адвокатов Украины, Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры, Высшей ревизионной комиссии адвокатуры, внесение изменений в учредительные документы НААУ, положения о высших органах самоуправления адвокатов, утверждение их смет. Ни одного вопроса относительно отзыва или избрания высших должностных лиц органов адвокатского самоуправления, на необходимости которых настаивали требующие съезда, не было. Почему - вопрос для других публикаций. Ныне главное понимать, что кадровые вопросы в повестку дня съезда не вносились вплоть до 23 апреля, когда, выполняя требования Закона Украины «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», Совет включил в нее вопрос о назначении членов Высшего совета юстиции (далее - ВСЮ): трех, один из которых судья, избранный бессрочно.

Нельзя сказать, что именно с этого момента, но теперь уже слегка обоснованно вопрос о членах ВСЮ, некоторые адвокаты стали преподносить как главное событие грядущего съезда. В целом его начали обсуждать заранее, понимая, что адвокатура имеет определенные обязательства перед государством в части формирования персонального состава конституционного органа. Если до съезда этому не придавалось особого значения, то сегодня впору предположить, что такие вопросы, как новая редакция закона об адвокатуре, утверждение сметы НААУ или изменения в положение о Совете адвокатов Украины, - малопонятны широкому кругу лиц темы, которые не позволяют вызвать определенную реакцию широких масс. С другой стороны, вопрос действительно немаловажен. Но именно такое преподнесение, как «некая попытка назначить кого-то в ВСЮ», впоследствии поставит под вопрос проведение мероприятия вообще. Но об этом чуть позже.

События самого съезда мы будем напоминать по мере нашего анализа. Но есть еще один исторический момент, о котором нужно помнить на протяжении всей статьи. 17 ноября 2012 года в г. Киеве прошел Учредительный съезд адвокатов Украины, на котором при активном участии адвокатов из г. Киева (председательствующим съезда была председатель Совета адвокатов г. Киева Инна Рафальская) председателем НААУ была избрана Лидия Изовитова, а бывший председатель ВККА при Кабинете Министров Украины Владимир Высоцкий, также заявлявший о своих амбициях на этот пост, был выдворен на задворки адвокатуры - он не только не получил должности в органах адвокатского самоуправления, но и потерял кресло члена ВСЮ, а вскоре его лишили права на занятие адвокатской деятельностью. Ирония судьбы ли, но именно в феврале 2014 года он вернул через суд себе адвокатское свидетельство.

Хотя многие в адвокатуре мысленно распрощались с г-ном Высоцким еще в 2012 году, он с таким положением вещей мириться явно не хотел и «внеочередной» съезд для него стал серьезным шансом вернуться в «большую адвокатуру».

Революционеры без масок

В день Съезда присутствовавшие в зале не могли не заметить, что больше остальных те или иные требования к председательствующему или другим лицам выдвигали представители одной и той же делегации - г. Киева. Действительно это довольно активная группа адвокатов, которые накануне съезда в одесском яхт-клубе (в том числе за несколько минут до начала съезда под алкоголь) обсуждали и координировали свои действия вплоть до выдвижения кандидатур и голосования по каждому из явных или возможных вопросов повестки дня. Это не стоит считать дурной характеристикой - узнать и поделиться мнениями заранее делегатам не возбраняется, и об этом факте на своих страницах в социальных сетях сообщали сами «заговорщики». В частности, адвокат Николай Голодняк, который на съезде был замечен с мини-рацией (а для чего нужно такое устройство - не для координации действий по выполнению некого плана?). Но и это тоже не криминал.

Достоверно не будем утверждать, но, судя по происходящему, план был подобный плану проведения учредительного съезда 2012 года - избрать свои рабочие органы, поставить правильные вопросы на голосование, показать свою силу и этим окончательно склонить на свою сторону колеблющихся коллег, а затем наслаждаться результатом. В крайнем случае - сорвать мероприятие. При этом и расчет был сделан на те же элементы - начать с охраны, переманить/склонить ее на свою сторону, завести в зал представителей революционной общественности, готовой люстрировать даже адвокатов, и под видом спасения всех от некого давления власти принять нужные решения. И вот в этой части вопрос действительно касался не только должности члена ВСЮ - ключевой вопрос, который желали рассмотреть адвокаты-революционеры, - изменение руководства НААУ, а проще - смещение избранной ими же полтора года назад Лидии Изовитовой, и назначения на должность своего человека. Таким человеком должна была стать зампредседателя Совета адвокатов Украины Екатерина Коваль. Ничего личного, но многие понимали и понимают сегодня, что г-жа Коваль не равнозначная замена - она хороший заместитель, хороший исполнитель, но по натуре своей недостаточно сильна, чтобы возглавить 40-тысячную организацию и вывести ее на качественно новый уровень. Это, безусловно, понимали и те, кто поддерживал г-жу Коваль, но на данном этапе другой более или менее подходящей замены Лидии Изовитовой у революционеров просто нет. Нет ее и во всей адвокатуре. По кандидатуре Екатерины Коваль у многих революционно настроенных адвокатов имелись и другие вопросы. Каким образом человек, умудрявшийся приспосабливаться и просачиваться на весомые должности в адвокатуре при всех прежних властях, может стать символом очищения адвокатуры. С этим идеологическим раздвоением были согласны далеко не все.

Хотя киевская делегация была явным лидером революционеров на съезде, даже при условии единодушия (а в ее рядах давно не все так спокойно, раскольнические движения после революции и Майдана только усугубились - каким бы хорошим не было руководство, сердца требуют перемен) реализовать свой план собственными усилиями они не могли. Поэтому им были необходимы союзники, которые поддержали бы поставленные ими решения, но без активного участия. По сути, видео и фото со съезда отчетливо демонстрируют, что, помимо делегатов г. Киева, в блокировании трибуны участие принимают только часть днепропетровских адвокатов. Остальные союзники имеют свое назначение.

Казалось, что главными из них должны были стать адвокаты Волынской области. Именно конференция адвокатов этого региона открыто заявила о требовании к своим делегатам поставить перед съездом вопрос об отмене всех решений 2012 года по кадровым вопросам и полном переизбрании высшего руководства адвокатского самоуправления. Но это очень маленькая и далеко не сильная делегация, а личные амбиции отдельных ее членов далее должности заместителя председателя Совета адвокатов Украины не шли и не могли идти. Вероятно, такие же амбиции были и у кого-то из днепропетровских адвокатов. Но это, по сути, даже амбициями не назовешь - так, планы на случай чего. На них далеко не заедешь.

Но были у некоторых делегатов в зале амбиции и серьезнее - возглавить второй по важности пост в адвокатуре и занять второе из двух место в ВСЮ. Ни для кого из адвокатов не секрет, что нынешний председатель Совета адвокатов Ривненской области Павел Луцюк давно хотел быть председателем ВККА, а в 2012 году замахнулся бы и на ВКДКА, если бы съезд не разделился на части. Да и в ВСЮ он баллотировался ранее. Потребовать именно такой бонус (а до 24 апреля, и даже на момент начала мероприятия у многих теплилась надежда, что съезд все же будет переизбирать председателя ВКДКА вместо Валентина Загария) г-ну Луцюку позволяла прямая связь с охраной - управление МВД в Одесской области на момент съезда возглавлял Петр Луцюк - брат-близнец Павла Луцюка. К слову, буквально через неделю после съезда, бездействие одесской милиции, управляемой господином Луцюком, приведет к трагедии в Одессе - погибнут десятки людей, будет объявлен общенациональный траур. И только после этого его снимут с занимаемой должности.

Но вернемся к делам адвокатуры. Именно этим родством можно пояснить тайные метаморфозы с охраной объекта, где проводился съезд, и периодическими визитами к зданию Автомайдана.

Ах, снова рано

Кто помнит, переломным моментом учредительного съезда адвокатов в 2012 году было ни что иное, как просчет организаторов с охраной. Именно доступ к этой информации и возможность «передоговориться» ввиду наличия бизнес-контактов у руководителя охранной службы с кем-то из адвокатов, желавших отставки г-на Высоцкого, позволило тогдашней оппозиции навязать свой сценарий.

Понимая это, а также имея опыт принятия решения под присмотром посторонних людей в масках и с битами на совете в феврале, с вопросами охраны никто шутить не собирался. Но здесь уместно сделать оговорку. С момента определения местом проведения съезда г. Одессы и вплоть до проведения последнего заседания совета адвокатов организацией помещения занимался представитель Высшей ревизионной из Одессы. Без какой-либо подоплеки было выбрано прекраснейшее с точки зрения оснащения и месторасположения помещение: красивый пейзаж, море со всех сторон - эдакая изюминка, которая должна была запомниться каждому делегату… Но с точки зрения охраны объекта и его особого статуса (а Одесский порт это стратегический режимный объект) - весьма неудобный. Наличие множества выходов на разных ярусах делали помещение уязвимым. И если бы не ожидалось (вполне оправданных, как вскоре стало известно) провокаций, на это никто бы не обратил внимания.

Поскольку объект государственной важности, ни о какой частной охране речи идти не могло, поэтому вполне логично, что охранять порядок на съезде должно было государственное спецподразделение милиции охраны «Титан». По своему статусу «Титан» имеет двойное подчинение - непосредственно департаменту МВД и начальнику УМВД региона. Несмотря на письмо НААУ об обеспечении безопасности делегатов съезда и предварительные договоренности, за три дня до съезда стало известно, что «Титан» снимается с охраны объекта. Причина сводилась к некому запрету выходить на объект. Кто мог дать отбой? Вопрос мог бы так и остаться без ответа, но есть два момента. Во-первых, с большой степенью вероятности можно предположить, что на уровне департамента министерства внутренних дел, простите за тавтологию, мало дела до того, кого охраняет эта служба во время, когда не задействована для выполнения задач государственной важности. Во-вторых, как стало известно, что вопрос охраны правопорядка на объекте - концертно-выставочном комплексе - после «самоснятия» «Титана» заинтересовал руководство всех служб, обеспечивающих безопасность в порту, - от заместителей директоров и начальников охраны порта и самого концертно-выставочного комплекса до куратора СБУ в морском торговом порту. Только после проявленного интереса на таком уровне начальник УВД Одесской области подтвердил «Титану» выход на объект.

Но на этом роль Петра Луцюка в адвокатских делах не исчерпалась - он наведывался к зданию и во время проведения мероприятия. Зачем? С одной стороны, никто не может лишить человека права в свой выходной повидаться с родным братом, поддержать его морально, а с другой - искренность братских чувств несколько затмевают отдельные факты. В частности, проход части делегации г. Киева через другой, чем вход, на котором велась регистрация, - через дверь, ведущую непосредственно в зал (откуда люди, не бывшие ни разу в помещении, могли ее так безошибочно найти?). Или вот - завершение работы мандатной комиссии в 18.55 и визит Автомайдана к 19.00 - как раз ко времени, когда истекал срок действия первичного договора с «Титаном». И далее - второй визит Автомайдана к 22 часам, когда должен был истечь срок продления… Но даже от чуткого взора начальника УМВД ускользнуло то, что в конечном итоге «Титану» было поручено охранять мероприятие до конца, когда бы оно ни завершилось.

После 22 часов стало понятно, что за исключением прорыва охраны силой помощи извне ждать не приходится. Но на такой ход никто явно бы не решился, и в этот момент решение вопроса о судьбе съезда было окончательно перенесено в зал.

Курс на нарушение

Возвращаясь к началу дня, нетрудно вспомнить, как еще незашедшим делегатам съезда бодро сигналил Автомайдан. В это же время у двери основного входа группа из трех-шести человек, называвшихся поочередно то журналистами, то общественностью, то представителями люстрационного комитета, пытались прорваться в зал. И даже заверение о допуске после всех делегатов их попытки и крики не останавливало. Иначе это назвать нельзя - физическое давление на сотрудников «Титана», моральное давление на работников секретариата НААУ и руководство регистрационной из числа членов Совета адвокатов Украины, не избранных делегатами Съезда.

За все годы назначения Съездом адвокатов Украины членов ВСЮ такого масштабного интереса у неюридической общественности мероприятие не вызывало. Не вызвало бы оно и в этот раз, если бы кем-то не был по-особому преподнесен вопрос о членах ВСЮ.

Здесь злую шутку сыграло стечение во времени и пространстве. Так, небезызвестно, что на 23 апреля в г. Одессе намечалось проведение Съезда работников высших юридических учебных заведений и научных учреждений, созываемого общественной организацией «Совет высших юридических учебных заведений и научных учреждений», возглавляемой почетным гражданином г. Одессы и довольно неоднозначной политической фигурой Сергеем Киваловым. Прежде ему удавалось проводить такие съезды, но в этот раз то ли министерство образования «прозрело», то ли ученым-юристам надоело, но съезд, созванный на 23 апреля г-ном Киваловым, был заблокирован определением об обеспечении иска Печерского районного суда г. Киева, а съезд, созванный на 29 апреля Минобразования, успешно назначил трех членов ВСЮ и двух членов ВККС.

Но это было уже после съезда адвокатов, а на момент его проведения революционно настроенная общественность была уверена, что в зале концертно-выставочного комплекса Одесского порта будет вторая попытка Сергея Кивалова провести свое мероприятие. Адвокаты или юристы-ученые - им мало было дела до деталей.

И первую потасовку эти представители общественности, призывающие к порядку, создали сами. К слову, они не реагировали ни на какие просьбы не препятствовать проходу делегатов и заверения быть допущенными после пропуска оных. И говорить о неумышленности таких действий не приходится - после того, как глава Люстрационного комитета Украины Егор Соболев заверил, что всех допустят, в зале был замечен только один из группы «прорывающихся» журналистов и люстраторов. Да и тот пробыл не дольше, чем до обеда.

Крымское хамство

Эти волнения на верхнем входе и потасовки между адвокатами из г. Киева и сотрудниками «Титана» на нижнем (сотрудникам милиции срывали головные уборы, погоны, бронежилеты, их были, хотя сегодня именно на них подано заявление о преступлении) вызвали определенные агрессивные настрои у тех делегатов, кто еще определялся. В итоге объявить о завершении регистрации удалось только к 12 часам дня. Но, как оказалось, действо только начиналось.

Безусловно, что для проведения своей линии каждая из сторон противостояния нацелилась избрать правильные рабочие органы: председательствующего, секретаря, счетную и мандатную комиссии. Любое предложение Лидии Изовитовой, открывшей съезд на правах председателя НААУ, киевская городская делегация воспринимала негативно, включая предложение вести подсчет голосов до избрания счетной комиссии членами Совета адвокатов Украины.

По сути, председательствующий съезда - фигура техническая, но в конкретных ситуациях - очень важная. Итак, от «власти» в адвокатуре предлагался адвокат из Черниговской делегации Олег Куприенко, а от оппозиции - Алла Езерская из Черновицкой. Было понятно, что исход этого голосования решит много. И здесь, внутри, вопрос о членах ВСЮ не был главным - обещания, данные отдельным революционерам по занятию этих должностей, уже утрачивали смысл - определяться должен был съезд, а заставить две с половиной сотни (именно 251 мандат выдала мандатная комиссия) адвокатов проголосовать неким образом сложно. Всегда есть риск неправильно оценить настрой - большинство делегатов, как правило, представители классической адвокатуры, просто наблюдали за происходящим, слушали коллег и про себя решали, кто из них прав и заслуживает поддержки. В этом суть адвокатов - они добиваются принятия решений силой ума, а не силой мускул.

Итак, первое же голосование показало, что игра ведется на тонкий расчет. Первые объявленные результаты по кандидатурам показали перевес «оппозиции» в четыре голоса. Однако при их подведении была допущена арифметическая ошибка. Но исправить ее можно было только переголосованием. Правда, оно не обошлось без инсинуаций в виде перехода голосующих, пропуска голосов и прочего. Новое требование переголосовать Киевская делегация восприняла крайне негативно, а Алла Езерская вышла в президиум и объявила себя председательствующим. После этого произошла первая блокировка трибуны и сцены киевскими адвокатами, а Инна Рафальская и Елена Кальная тоже заняли места в президиуме не то для физической защиты г-жи Езерской, не то для помощи в ведении съезда.

В результате было преодолено решение, которое могло снять все вопросы, - персональное голосование по списку делегатов, но его также попытались заблокировать киевляне. Но неудачно. В результате 143 голоса были отданы Куприенко и 131 - Езерской. Разница составила 12 голосов уже в пользу нереволюционного кандидата.

То есть на момент начала мероприятия революционерам не доставало 13, а лучше 15 голосов. Вряд ли можно назвать совпадением то, что именно столько самопровозглашенных делегатов прибыли на съезд с двух регионов, в которых конференции адвокатов проведены не были, - 12 от Автономной Республики Крым и 3 от г. Севастополя.

Безусловно, всем по-человечески жаль сограждан, оказавшихся на оккупированной территории (и делегаты даже собрали некие средства для проживания, питания и доставки домой этих лиц после завершения), но было ли их истинно жаль тем, кто прежде других кричал о необходимости их допуска в зал и предоставления права голоса? После вышеприведенной арифметики в этом есть большие сомнения. Зачем они так настойчиво требовали их допустить? И сегодня нет сомнений, что выиграй битву за председателя, сформируй свою мандатную комиссию, этих лиц признали бы полноправными представителями адвокатов Автономной Республики Крым и г. Севастополя.

К слову, когда в 23 часу было решено допустить в зал в качестве гостей этих делегатов, «которые целый день ждут у входа», на входе не оказалось ни одного из них, и потребовалось 15-20 минут для того, чтобы пять или шесть из них прибыли в зал. Каждый в этот период получил звонок от представителей киевской делегации.

И чтобы завершить часть пазла с крымскими и севастопольскими адвокатами, отметим, что у 10 из них уже сегодня российское гражданство и свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью. Причины тут вторичны, но говорить о лишении права на профессию и грубое угнетение не совсем правильно.

Что интересно, сразу после решения о приглашении в качестве гостей только избранных делегатов интерес революционеров к ним угас. Почему - единственный логичный ответ, который видится, явная невозможность провести в зал запасного делегата из г. Севастополя, который с вероятностью в миллион процентов стал бы основным (дай им право голоса) - Владимира Высоцкого. Без него переломить ход съезда было сложно - каким неприятным не казался бы этот субъект, но одного у него не отнять - он сильная личность, и мог бы повести за собой часть делегатов, то есть составить реальную конкуренцию Лидии Изовитовой. Надо отчетливо понимать, что, имея определенное влияние на руководителей самоуправления адвокатов региона, оставшееся из дореформенных времен, г-н Высоцкий, присутствуя лично, мог бы напомнить о скелетах в шкафу. Но ставка на запасного (в основные он не был зачислен, очевидно, дабы не будоражить адвокатуру наперед) не сыграла.

Далее в арсенале киевской делегации и ее соратников (из числа которой постепенно выпадали отдельные делегаты и даже делегации) остались только инструменты, позволяющие сорвать мероприятие, и они были запущены в полном объеме: от блокирования трибуны пением Гимна Украины до истерики кормящей матери, начавшей сцеживать молоко непосредственно на стол президиума. Этот момент не хотелось бы разбирать подробно, но он стал в некоем роде переломным, поэтому придется немного оговориться. Сегодня такое поведение одной из участниц киевской делегации поясняется Инной Рафальской как безысходность, поскольку «председательствующий отказал в праве матери покормить ребенка, заявив, что ее не пустят потом в зал». Даже если это было бы так, то найти в помещении укромное место было несложно. В крайнем случае - за спинами коллег. Но это неправда - фотографии, видеозаписи отчетливо показывают, что делегаты съезда свободно покидали зал, отсутствовали в нем некоторое время и свободно возвращались: кто переоделся, кто прогулялся по приморскому бульвару и потемкинской лестнице или встретился с другом за время работы мандатной комиссии, кто просто вышел на перекур…

Был ли запланирован такой выход заранее руководителем делегации или всеми сообща - на первый взгляд похоже на эксцесс исполнителя. Но нельзя об этом говорить наверняка, точно так же, как о незапланированности ухудшения самочувствия беременной из киевской делегации и вызова «скорой помощи». Появление беременной и кормящей матери в составе одной делегации волей-неволей наталкивает на мысль о планировании для них неких ролей.

Но вернемся к переломности момента. Такое поведение коллеги вызвало довольно однозначную реакцию неприемлемости происходящего, даже союзниками. Когда после этого в суматохе и попытке защитить президиум от блокады со ступеньки на сцену столкнули одного из старейших делегатов (почти 80 лет) Галину Ковбасинскую (сегодня у нее диагностирован перелом основания черепа без смещения), это стало окончательным фиаско для революционеров. Но не последним их просчетом.

Просчет окончен

По большому счету, надо признать, что план по захвату съезда и проведение переизбрания у революционеров был неплох. Но нескоординированность их действий и лишняя эмоциональность разрушила этот план. Никто другой в этом не виновен.

О просчетах в ставке на общественность косвенно уже упоминалось выше. Так, когда Егор Соболев пообщался с руководством НААУ, с организаторами, он убедился, что киваловского следа на съезде нет, никто не собирается протащить одиозных личностей в ВСЮ, то на этом интерес общественности был утрачен. Точно также просчитались они и с охраной.

Другие просчеты при формировании счетной и мандатной комиссий. Поскольку в их состав записывали всех, кого выдвигали, непонятно, почему в мандатной комиссии было так мало киевлян и их соратников. Оппозиция в счетной комиссии (именно их большинство было в составе) сама сделала подарок съезду, по сути, самоустранившись после полуночи, сославшись на усталость.

Были и просчеты, когда революционеры не смогли удержать в зале коллег из других областей - ушли как раз те, кто мог бы отдать голоса за смену власти. И нет сомнений, что они это понимали. Скорее наоборот - дав обещания и поняв, что их сдержать не позволит совесть, они просто не нашли иного способа показать свою позицию, как покинуть зал.

Но, безусловно, самым главным просчетом стала прямая подтасовка на сцене и кормление президиума грудным молоком.

Этот момент показал, что даже молчаливые коллеги - люди мыслящие, и терпеть это не могут бесконечно. Прямое обвинение делегата из Киевской области в происходящем никого иного как Инны Рафальской - если не как организатора, то с ее молчаливого согласия, показали, что с Киевом считаться далее не будут.

Но далее еще были просчеты.

Абсолютно нелогичным выглядит выставление от оппозиции стразу пятерых кандидатов в члены ВСЮ. Если ставка делалась на Екатерину Коваль, то зачем было Николаю Сирому, Александру Башуку и Татьяне Козаченко отнимать у нее суммарно потенциальных 39 голосов? А при результате в 71 голос за г-жу Коваль (а так за нее проголосовали 32 делегата) и по 90 и 91 у назначенных членами ВСЮ Павла Гречковского и Алексея Резникова соответственно вопрос о 22 бюллетенях, признанных счетной комиссией недействительными, приобретал бы остроту. Точно так же и по Павлу Луцюку. Сегодня даже если предположить, что в них голоса были исключительно за Коваль и Луцюка, при результате 32 и 31 голос поднимать вопрос нет практического смысла.

И поняв, что проиграл, Павел Луцюк забирает коллег из делегации и покидает съезд. А киевская делегация вплоть до голосования по последнему вопросу находится в зале. Ее представители принимают участие в дискуссиях по сметам, по закону, по другим вопросам, чем, по сути, подтверждает легитимность происходящего, которую сегодня готовится обжаловать в суде.

Псевдопатриотизм, или Кому нужна украинская адвокатура?

Но все это только события, о которых кто-то знает больше, кто-то меньше, кто-то сопоставил их, а кто-то не придал значения. Открытым остается вопрос, почему киевская делегация вела себя подобным образом? Личные амбиции Екатерины Коваль - вряд ли аргумент, ведь ей самой было неприятно происходящее в зале как с одной стороны, так и с другой. Тем более, она выглядит в этих событиях не ведущей, а ведомой. Хотя, нельзя исключать, что это именно ее инициатива - еще до принятия решения о созыве съезда, Екатерина Коваль начала заявлять о себе, фактически самоустранилась от активной деятельности в Совете адвокатов Украины с 17 декабря 2014 года в качестве заместителя председателя, а присутствовала, а принимала в них участие лишь как члены-представители регионов. Вполне вероятно, что она осознано дистанцировалась от работы заместителя в органе адвокатского самоуправления, считая, что имеет право на высшую должности в НААУ и членство в ВСЮ, с чем и шла на Съезд.

Как бы там ни было, именно вокруг ее кандидатуры объединились два непримиримых лидера адвокатуры города Киева - Инна Рафальская и Юрий Михальский..

Инна Рафальская, напротив, никаких амбиций на посты, указанные выше, не заявляла, но именно ее интерес усматривается в назначении г-жи Коваль - как верная подруга, она была бы хорошим инструментом для принятия на всеукраинском уровне решений, выгодных г. Киеву, плюс к этому влияние на судейский корпус и поощрение посторонней финансовой деятельности неприбыльных органов адвокатского самоуправления. Отметим, что после съезда 2012 года именно г. Киев диктовал, какие принимать решения САУ, - Инна Рафальская неоднократно докладывала проекты решений на заседаниях совета, поясняла, приводила доводы и работала в рабочих группах по разработке или доработке актов. Но с какого-то момента пошла сначала прикрытая, а потом явная конфронтация. Добавить к этому личностное противостояние с Лидией Изовитовой, эдакая женская конкуренция в адвокатуре, - и выходит наличие мотива.

Мотив Ривненской делегации с Павлом Луцюком во главе также понятен.

Но они только лишь вдвоем не могли бы иметь столь сильный расклад на начало съезда, чтобы делать столь высокие ставки. Что могло бы их усилить? Правильно спросить - кто? И ответ очевиден - Владимир Высоцкий.

Но каков его интерес в этом всем? Конечно, г-н Высоцкий - личность довольно многогранная, имеет множество регалий и замешан во многих событиях, и их описание займет не меньше места, чем весь наш материал.

Его прямой интерес к устранению от руководства адвокатурой Лидии Изовитовой, даже при отсутствии желания ее возглавить, бесспорен - этот пункт называется «месть». И что бы Владимир Высоцкий не говорил о «настоящих мужчинах», это выглядит не больше чем его личная борьба с женщиной, инструментами в которой выбраны «подвязанных» в недалеком прошлом соратники. Но это тоже не главное, почему с недавних пор гражданин Российской Федерации, имеющий право на занятие адвокатской деятельностью и в РФ, один из соучредителей севастопольской городской ячейки Союза юристов России, взялся так активно за НААУ. Ответ банален - помимо мести Владимир Иванович явно горит желанием посидеть на двух стульях: украинском и российском. Если бы план Инны Рафальской, Павла Луцюка и Владимира Высоцкого сработал, последнему точно нашли бы «доходное» место в «обновленной» адвокатуре.

Теперь можно с уверенностью утверждать, что объединение усилий именно этих трех групп влияния в адвокатуре создали фундамент для самых грязных и беспринципных интриг и действий на съезде.


Леонид Исаков

VEhrNGRrdzVRM2N3VEZSUmMzUkRLekJNY2xGelRrZERaazVETnpCWk4xSm5aRWRETUZsRVVYTk9SMGN3VEdwU2FqTjZVbWRrUjBzd1RGaFJkRGxETUE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх