EN|RU|UK
  730  2

 ЗОЛОТЫЕ БРАТЬЯ КЛИЧКО - ИСТОРИЯ ОДНОГО БРЕНДА

«Газета.Ru» публикует отрывки из книги Александра Беленького «Золотые братья Кличко». Раскрутку брэнда «братья Кличко» можно назвать одной из самых удачных пиар-акций в истории профессионального бокса, а по мнению автора книги, обозревателя газеты «Спорт-

Виталий и Владимир решили пробиваться вместе. Иначе и быть не могло, учитывая их близкие отношения. Однако, думаю, они не могли не понимать и того, что вдвоем стоят не в два, а чуть ли не в десять раз больше. Двое – это не просто два бойца, это аттракцион, особенно учитывая их рост, 202 см у Виталия и 200 см у Владимира, и то, что они похожи почти как близнецы. Из этого можно было сделать потрясающее шоу, и ведущие промоутеры занялись ими, в том числе, конечно, и вездесущий Дон Кинг, который, как мне кажется, лучше других понимал, какую ценность они представляют.

Позже Виталий рассказывал: «Мы совершили большой тур, в ходе которого встречались со всеми ведущими промоутерами. Встретились и с Доном Кингом. Он нам сказал: „Ребята! Вот контракт. Вам нужно только его подписать. За мной стоят золотые горы, и когда вы поставите свои подписи, они сами пойдут к вам”. У нас от этих воплей аж мурашки по коже пробежали. Конечно, влияние и возможности у него огромные. Но у нас сработало какое-то шестое чувство, которое сказало нам: золотые горы ни к кому сами не ходят, а от Дона многие прекрасные боксеры уходили без копейки. В общем, что-то нам не понравилось».

Насколько известно, обещанные «золотые горы» составляли 5 миллионов долларов. Это не за сам факт подписания контракта, а еще за определенное количество боев. Тут, правда, надо добавить, что, кажется, еще никто не получил от Дона первоначально заявленной суммы. При этом вас обдирают вполне законно: просто заявляется «грязная» сумма, а потом идут вполне обоснованные вычеты, которые ее в лучшем случае уполовинивают. Забегая вперед, можно уверенно сказать, что братья не прогадали: в конечном счете они заработали больше. Гораздо больше.

Кинг допустил еще одну ошибку. Вроде бы во время того самого посещения Дон сел за фортепиано и стал очень прилично исполнять какую-то сложную пьесу. Братья были крайне удивлены, но тут выяснилось, что рояль был механическим, то есть играл сам по заданной программе. На мой взгляд, это был явный прокол со стороны Кинга. Не стоит представать в виде обманщика, пусть даже невинного и быстро сознающегося в своем обмане, перед людьми, с которыми ты собираешься заключить контракт.

В другом интервью братья Кличко рассказывали, что на них слегка отталкивающее впечатление произвели золотой дом Дона Кинга и его манеры. Наверно, с непривычки. Промоутерский мир вообще весьма своеобразен и чем-то напоминает мир новых русских эпохи малиновых пиджаков. Те же амбарные золотые цепи, как правило, еще и щедро посыпанные бриллиантами, колоссальные перстни-печатки, бриллиантовые запонки, кобылицы-фотомодели, свернувшие с подиума налево, или просто ногастые и грудастые проститутки, вечно толкущиеся где-то возле своих папиков, и манеры людей, вылезших из грязи в князи, душой навсегда застрявших там, откуда вырвались их тела (как правило, довольно мощные тела).

Когда я впервые попал на такую тусовку и увидел, что один мой знакомый, начинающий промоутер, вырядился подобным образом, я не выдержал и спросил его, на кого он хочет быть похожим. «На них»,– ответил он, показав на группу людей, среди которых красовался и Дон Кинг. «Это у вас униформа такая?» – спросил я. «Что-то в этом роде»,– ответил он, а потом, наверно, вспомнив своих воспитанных папу и маму, добавил: «Могу себе представить, как я сейчас выгляжу».

Меня мало удивляет, что братья Кличко долго не могли выбрать никого из этого человеческого зоопарка, и еще меньше меня удивляет то, что в конечном счете они остановили свой выбор на немце Клаусе Петере Коле, в то время игравшем в этом безумном оркестре далеко не первую скрипку.

«В Германии нам понравились возможности Клауса Петера Коля и его отношение к нам»,– сказал Виталий в одном из своих интервью мне, объясняя свой выбор, который многим казался нелогичным. Все-таки Германия в середине 1990-х была в боксерском смысле глубокой провинцией, а все деньги и возможности крутились в основном в Америке.

Я знаком с Клаусом Петером Колем, и хотя ни один из братьев Кличко никогда прямо не говорил мне об этом, я думаю, что большую роль в их выборе сыграло то, что им понравился сам Коль. Особенно на фоне тех, кого они уже видели. Коль – нормальный мужик, одетый так, как одеваются крупные европейские бизнесмены, каким он и является, то есть дорого, но неброско, и никогда не тыкающий тебе в нос своим богатством. Разумеется, он не альтруист, и себя никак не обидит. Со всех своих боксеров он берет за свои промоутерские услуги 35 процентов. Так было и с Кличко, правда, постепенно, по мере роста их популярности, этот процент уменьшался. Однако он и никак не представитель застолбившегося у нас в России дикого капитализма в стиле Дона Кинга, и его проценты де-факто не удваиваются.

С Колем, что немаловажно, можно прекрасно посидеть, поболтать на самые разные темы. Он живой и обаятельный человек. Помню, в Гамбурге на одной боксерской вечеринке мне пришлось стать свидетелем того, как он завелся, слушая музыку своей молодости – классические рок-н-ролльные мелодии 1950-х, и как самозабвенно вслед за Элвисом Пресли выводил: «I found my freedom on blueberry hill…» Это была вечеринка «для своих», и перед Колем не стояла задача кому-то понравиться, показывая, какой он раскрепощенный рубаха-парень. Он просто был собой, нормальным человеком.

Насколько я знаю его биографию, Коль родился богатым, и это еще одна немаловажная деталь, по-своему также работающая в конечном счете на него. С одной стороны, в нем нет нуворишского хамства и жлобства, и в этом он в корне отличается от большинства прежде всего американских промоутеров, которых денно и нощно мучает мысль, что на свете есть еще копейка, которую они не украли.

С другой – он родился и живет в стране, где богатство имеет свои давние традиции. Папа не ставил 22-летнего Клауса Петера руководить фирмой, приставив к нему одновременно десять человек, которые должны были на самом деле выполнять его работу, оставляя ему самому лишь представительские функции и понты. То есть старший Коль не делал того, что делают сплошь и рядом новые русские капиталисты и новые русские чиновники, наводнившие всю страну малолетними и малокомпетентными начальниками, за которых работают другие.

Наконец, есть еще третья сторона: Коль и не self-made man (человек, всего добившийся своими силами). Вообще-то это понятие обычно трактуется очень широко, но часто так называют тех же самых нуворишей, которые умеют себя вести и которые добились своего положения более или менее законными способами. Эти люди всем хороши, но бывают излишне жесткими и склонными к чрезмерному демонстративному авторитаризму. Коль был на них крайне мало похож. Короче говоря, он не мог не выглядеть привлекательно для решивших перейти в профессионалы братьев Кличко. Насколько я знаю, о своем выборе они никогда не жалели.

Естественный вопрос: а как же Америка? Я его много раз сам задавал братьям Кличко. Как-то само собой разумелось, что если ты боксер и хочешь стать чемпионом, то должен рваться в Америку. Я возвращался к этой теме почти в каждом разговоре с ними, так как лично мне именно этот путь всегда казался самым прямым и правильным. Так было и в самом первом интервью, которое я у них брал в 2002 году, выдержку из которого я бы и хотел привести:

АБ: Давайте вспомним Оскара Де Ла Хойю. Его, если можно так сказать, сочинили два человека: он сам и его промоутер Боб Арум, который совершенно гениально провел его. Оскар ведь завоевал пару мировых титулов, не встретившись с противниками, которые были бы для него по-настоящему опасны. И в этой связи вопрос: сейчас, когда вы уже знаете весь расклад в профессиональном боксе, вы все-таки не жалеете, что в свое время выбрали Германию, а не Америку?

Владимир: А почему мы должны жалеть, что мы не подписали контракт, например, с Бобом Арумом? Последние два года мы и так постоянно боксируем в Америке, но вместе с тем мы остаемся и в Европе. И, может быть, такая комбинация в чем-то даже лучше, чем если бы мы были просто в Америке. У каждого боксера своя ситуация, в том числе и у нас. Вместе с тем мы уже ступили на американскую почву, и это только начало.

АБ: Мне даже трудно себе представить, как бы вас раскрутили в Америке. На двоих четыре с лишним метра роста и чуть ли не 250 кг веса…

Виталий: А может быть, наша карьера в Америке и не сложилась бы.

Я хорошо помню, как задумчиво произнес эту фразу Виталий. Честно говоря, тогда мне показалось, что он просто хочет закончить разговор на эту тему, понимая, что поехать в Америку с самого начала было бы действительно лучше. Сейчас я в этом уже далеко не так уверен.

Конечно, приезд сразу двух «больших белых надежд» с олимпийским золотом в тяжелом весе в любом случае не прошел бы незамеченным. Сразу было ясно и то, что братья Кличко представляют собой настоящий звездный материал, причем самого что ни на есть голливудского разлива. Кроме того, в Америке вообще едва ли не больше всего любят самые большие женские груди и самых больших и сильных боксеров. Ну а сильный белый тяжеловес – это уже эквивалент Мэрилин Монро на ринге. Наконец, любые сильные братья-боксеры всегда пользовались у промоутеров большим спросом, так как это дает очень широкие возможности в их раскрутке.

Вообще-то братьев в профессиональном боксе всегда хватало. Было как-то даже целых семь братьев, выступавших одновременно, но двух тяжеловесов столь высокого уровня не было никогда. Разве что чемпион мира 1934–35 годов Макс Бэр и его младший брат Бадди. Но последний был лишь тенью первого, хотя ему и удалось послать в нокдаун Джо Луиса.

Вроде бы все говорит в пользу «американского решения вопроса». Однако, говоря о том, что в Америку, может быть, было лучше и не ехать, старший Кличко мог быть абсолютно прав. В Америке из них вполне могли сделать и боксерское пушечное мясо, а предугадать заранее, как с ними поведут себя тамошние промоутеры, было невозможно. Другое дело в Европе, где они были просто на вес золота.

Так что, скорее всего, тогда, после Олимпиады, они проявили удивительную прозорливость, не отправившись прямиком за океан, как им наверняка все советовали. Возможно, они поняли расклад сил, поняли, что их не особенно ждут в Америке, но так или иначе они верно просчитали свои действия в абсолютно новых для них условиях. А может быть, им просто повезло, хотя в таком случае это было судьбоносное везение. В одном я абсолютно уверен: они отправились в Германию, а не в Америку отнюдь не из-за заниженного уровня притязаний. Чем-чем, а уж этим братья Кличко никогда не грешили.

Источник: Газета.Ru
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх