EN|RU|UK
  574  1

 МОЖНО ЛИ ЗАЩИТИТЬ ПРАВА АКЦИОНЕРА, ЕСЛИ ОНИ НЕ НАРУШЕНЫ?

МОЖНО ЛИ ЗАЩИТИТЬ ПРАВА АКЦИОНЕРА, ЕСЛИ ОНИ НЕ НАРУШЕНЫ?

Президент Украины недавно поручил возобновить работу Межведомственной комиссии по вопросам противодействия рейдерству, которая должна озаботиться защитой прав и законных интересов акционеров.

Дело хорошее, но как поступать в тех ситуациях, когда рейдеры используют якобы нарушение прав акционеров для атаки на интересующие их объекты? Такая практика широко распространена, а одним из последних ярких примеров является ситуация вокруг «Днепроэнерго».

Схема, при которой миноритарный акционер оспаривает в суде решения общего собрания акционеров, является одним из самых популярных инструментов рейдерских атак. Наряду с получением в одних и тех же провинциальных судах нужных решений (о которых противоположная сторона часто узнает постскриптум), подделкой («клонированием») реестров, созывом параллельных собраний акционеров, установлением контроля через ввод на предприятие (опять-таки через суд) «своих» топ-менеджеров и т.д. Все эти способы регулярно используются и группой «Приват», которую эксперты еще два года назад признали рейдером №1 в Украине.

Среди последних «рейдерских проектов» группы – попытка вернуть в состояние банкротства одного из крупнейших энергопоставщиков Украины – компанию «Днепроэнерго».

История «Днепроэнерго» неоднократно освещалась в прессе. Несмотря на стратегическое значение, компания оказалась в критическом финансовом положении ввиду накопившихся в 90-е годы непомерных долгов. Если бы не нашелся санатор, готовый погашать долги и заниматься оздоровлением предприятия, его могли бы распродать по частям за долги. Это означало оставить без гарантированного энергоснабжения самые промышленно-насыщенные регионы страны.

Выходом из критической ситуации стало предложение "Павлоградуголя" и шахты "Комсомолец Донбасса", объединившихся для спасения «Днепроэнерго» в ООО «Инвестиционное общество». Инвесторы вложили в спасение предприятия около 2 млрд грн. и получили все необходимые утверждения своих шагов от акционеров, государственных органов и судов. Когда казалось, что кризис уже минул, в игру вступил «обиженный инвестор» - ОО «ИК «Бизнес-Инвест», владеющее всего лишь 0,00655% акций (или 152 штуками акций).

Фирма, близкая к группе «Приват», подала иски против санации и допэмиссии, мотивируя это нарушением своих прав, как акционера. Какие же права мелкого акционера были сужены?

Он потерял возможность получать дивиденды? Нет. Более того, умирающий субъект хозяйствования не может баловать своих акционеров щедрыми дивидендами и ростом цен на акции. А улучшение экономического состояния автоматически дает шанс повысить прибыль от участия в акционерном капитале.

Его лишили права в первую очередь приобрести акции допэмиссии, о выпуске которой приняло решение собрание акционеров? Нет.

Ему запретили продать акции в случае несогласия с решением общего собрания акционеров? Нет. К тому же, имущество, в которое инвестировало ООО «Бізнес-Инвест» не потеряло своей стоимости, а, напротив подорожало.

Было нарушено право участия в управлении предприятием? Тоже нет. К тому же «Бизнес-инвест» никогда ранее не проявлял такого желания, не появлялся на общем собрании акционеров, не пытался выдвинуть себя кандидатом на избрание в органы управления, не предлагал никаких стратегий развития компании. Не говоря уже о том, что сам по себе владелец 152 акций влиять на деятельность «Днепроэнерго» юридически не может из-за слишком незначительного числа акций, которое означает мизерное вложение средств в предприятие. Его интересы и права учитываются в контексте защиты прав всех акционеров компании, которым, как мы уже сказали выше, выгодно, чтобы «Днепроэнерго» вышел из банкротства, встал на ноги и демонстрировал высокие результаты хозяйственной деятельности.

В чем же конкретно были нарушены интересы фирмы, близкой к «Привату»? В одном: в продолжении процедуры банкротства. Мотивы рейдеров совершенно очевидны: помешав укреплению государственной энергокомпании (а контрольный пакет «Днепроэнерго» находится, как и прежде, в руках государства), они получают возможность приобрести еще один актив по «остаточной» стоимости. А то и по кускам.

Правда, очевидно и другое: такой интерес ОДНОГО мелкого акционера не совпадает с интересами ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ заинтересованных лиц: абсолютного большинства акционеров предприятия, трудового коллектива, кредиторов, чьи деньги были фактически заморожены на протяжении семи лет из-за неплатежеспособности должника (т.е. «Днепроэнерго»), потребителей – как промышленных предприятий, так и жителей региона, государства, казны (получившей обратно недоимку по налогам), местной и центральной власти. Стоит заметить, что самый крупный акционер – государство, не подало ни одного иска против плана выхода «Днепроэнерго» из банкротства. И даже с приходом в Кабмин новой хозяйки мнение государства не изменилось.

Чего же ожидать, в случае возврата «Днепроэнерго» в состояние банкротства? Скорее всего стоит ожидать повышения цен на электроэнергию. Ведь такой вывод можно сделать по аналогии с происходящим на «Укрнафте», где проблемы с акционерами вылились в очередное подорожание бензина.

Скажем больше: персональный интерес фирмы «Бизнес-Инвест», замеченной ранее в захвате других предприятий (например, «Днепроспецстрой») противоречит законодательству Украины и здравому смыслу. В связи с чем хочется спросить у Верховного Суда Украины, куда кассационная жалоба «Бизнес-Инвеста» на отказ Высшего хозяйственного суда, отправлена с необычной оперативностью: чьи интересы он будет защищать, принимая решения по делу? Согласитесь, что вопрос в значительной степени риторический…

Источник: Хрещатик
VEhrNGRrdzVRMVV3VEROUmRHUkRMekJaUkZGMmRFZE9NRXd6VVhSa1IwRXdURkJSZG1jOVBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх