EN|RU|UK
  1086  1

 ОТ ИРИНЫ ХАКАМАДЫ ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО КРЕМЛЮ: СЕКС, ПЬЯНСТВО И ПОХИЩЕНИЯ

"На Западе политик - не бог, он нанимается обществом для служения государству, - пишет она. - Здесь же, наоборот, политики нанимают общество, чтобы удовлетворять свои постоянно растущие запросы."

В марте 2004 года, когда Ирина Хакамада, 'роковая женщина' российской политической оппозиции, решилась идти на президентские выборы против Владимира Путина, она пригласила одну российскую пиар-компанию, чтобы ей дали рекомендации по 'продвижению брэнда'.

Единственной 'стопудовой' стратегией, выданной после пяти часов мозгового штурма, стал вариант с инсценировкой похищения мужа и сына.

'Мне сказали: 'Представляешь, какая будет сенсация в прессе?'', - пишет Хакамада в своей новой книге 'Секс в большой политике'. Пиарщика понесло - он уже рисовал мысленным взором народные симпатии, телевизионные ролики, в которых Хакамада в слезах клянется бороться до конца. Кроме того - и это, сказал он, самое важное, - ее рейтинг взлетит до небес, а рейтинг ее соперника, с которым циничный электорат наверняка свяжет похищение, неимоверно опустится.

С тех пор прошло два года. Хакамада дает интервью в своем московском кабинете.

- Это было все, о чем они могли думать, - говорит она.

Прямо на обложке своей книги Хакамада разъясняет, что английское слово 'sex' в данном случае означает 'пол'.

Однако двусмысленный заголовок, глядя на который, от книги ожидали поднятия завесы над шовинистическим и непробиваемым миром политики, попал на первые полосы всех бульварных газет. Книгу, конечно, вряд ли можно назвать 'очень мудрой', хотя не страдающая ложной скромностью 51-летняя госпожа Хакамада так вполне считает, но в любом случае она дает редкую возможность бросить честный взгляд на место женщины в этой чисто мужской сфере человеческой деятельности.

Впрочем, с точки зрения Хакамады, в системе российской 'управляемой демократии' пол президента, по существу, не имеет значения. Значение имеет только один голос - голос Владимира Путина.

- Главное - не то, когда в России придет к власти первый президент-женщина. Главное - когда в России придет к власти первый президент, не выбранный олигархами или 'властью'.

Употребление в российском лексиконе слова 'власть' (the power) всякий раз заставляет вспоминать как об авторитарном и советском прошлом России, так и об отсутствии политического плюрализма сегодня. Сторонники Кремля сказали бы в ответ, что, к примеру, в Великобритании или Соединенных Штатах бал правит такая же, как в России, деловая и социальная 'номенклатура'. Хакамада с этим не согласна.

'На Западе политик - не бог, он нанимается обществом для служения государству, - пишет она. - Здесь же, наоборот, политики нанимают общество, чтобы удовлетворять свои постоянно растущие запросы'.

Речь идет о постоянно расширяющемся государственном бизнесе, в котором главную роль играет сеть огромных энергетических компаний, пользующихся всяческой поддержкой правительства Путина, за что злые языки уже прозвали их 'АО 'Кремль''. Такой богатой и лояльной элите оппозиция не нужна, и уже тем более не нужна женщина в оппозиции.

Во время предвыборной кампании, когда Хакамада боролась с Путиным, она указывала на то, что на подконтрольном государству телевидении ее избирательные ролики транслировались только рано утром, когда большинство избирателей еще спали или ехали на работу. Ее доброе имя пытались очернить различными способами - даже говорили, что она-де подставлена на выборы тем же Кремлем.

Хакамада называет это 'виртуальной матрицей' российской политики - кремлевской системы, в которой публике не отводится никаких ролей, а лишь предъявляется заранее определенный политический процесс, и в нем возможности реальных оппонентов сильно ограничиваются.

- Если ты - независимая и честная оппозиция, тебе в политике не место, - утверждает она.

В российской политике, по ее словам, речь может идти 'не об участии, а о влиянии на процесс принятия решений'. Россияне вдоволь насмотрелись на так называемую 'демократию' в 90-е годы при Борисе Ельцине, когда был экономический хаос, а результаты выборов подтасовывались, как и всегда, и поэтому сегодня, когда экономика России растет, предпочитают основное внимание уделять удовлетворению своих материальных запросов. И в 2004 году Хакамада, единственный кандидат, действительно готовый к борьбе, набрала 3,8 процента голосов. Путину же достался 71 процент.

Книга, собственно, и представляет собой справочник по политике нынешней эры: как влиять на процесс, в котором ты не можешь участвовать.

- Это популистская книга о том, как быть популярным политиком. Частично она написана для женщины, частично же - для любого. Там есть советы по тому, как выигрывать в споре, как доставать деньги, как использовать пиар. Я раздеваю чиновничество и обнажаю неписаные правила, - говорит Хакамада.

То, что приоткрывается, похоже на уродливую карикатуру на российскую политическую жизни. В этой жизни немало бюрократов, контролируемых столь плотно, что единственное, в чем они обладают некоторой свободой выбора - это когда выпить. В книге Хакамады говорится о том, как они пьют - 'регулярно, страшно - пьют везде'. Одна высокопоставленная делегация за тридцать минут выпила весь запас спиртного в баре цюрихского аэропорта. Чтобы добиться своего, нужно стать своим человеком для семьи министра; а если премьер-министр при встрече с тобой не поцелуется или хотя бы не пожмет руку, считай, что больше полугода на своем месте ты не задержишься.

И вот они, женщины: незаметные 'заместители' из министерских комнат отдыха, благодаря которым жизнь всех министров-мужчин течет по расписанию. Это и неотразимые секретарши, на которых так любят отдыхать чиновники. На этот счет у Хакамады даже припасен специальный универсальный трюк, который она почерпнула из собственного опыта, когда один высокопоставленный политик, чье имя она не называет, толкнул ее на диван: не отвергай домогательств босса, но скажи, что 'по физическим причинам' этим лучше заняться в другой день. Он не почувствует себя 'отшитым' и не разозлится.

Выход книги состоялся в самый подходящий для этого день - 8 марта. В России это государственный праздник, называемый 'Женским днем', когда мужчины поздравляют женщин цветами и оказывают им всяческие знаки внимания. На 24 часа культура, в которой исторически к женщине относились как к домохозяйке, уборщице или объекту мимолетной похоти, начинает ее восхвалять.

- Но я не принадлежу к какому-нибудь забитому половому меньшинству, - говорит Хакамада. - И я не хочу дешевых комплиментов от мужчин, которым я все равно не верю.

По ее мнению, эта советская традиция не умирает, потому что в России вообще сохраняется немало причуд советского периода. Как русским нравится авторитарная власть, так им нравится и 8 марта. В России, которая протянулась мостом - и географически через 11 часовых поясов, и культурно через гибрид Европы и Азии - между Японией и Норвегией, по словам Хакамады, две половины: в одной, азиатской, сконцентрированы огромные ресурсы и власть, и в этом мире, работающем исключительно на тестостероне, женщины выполняют лишь обеспечивающие функции; в другой, европейской, где мерилом всего служит личность, где работают больницы, школы и малый бизнес, все держится на женщинах.

- Жить здесь трудно, - говорит она. Одна ее подруга, архитектор и мать троих детей, вынуждена была вернуться на работу уже через два дня после родов.

Хакамада сама по себе наполовину японка, и ей легко судить о 'двух половинах' России. Среди них зажат и лидер Кремля. По словам Хакамады, Путин, для которого она была лишь одним из незначительных министров, сам по себе очаровательно либерален и практичен, но в практической деятельности он насквозь советский.

- В душу человека, столько прослужившего в спецслужбах, заглянуть очень трудно. Но от некоторых его решений просто волосы дыбом встают.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх