EN|RU|UK
 Общество, Политика Украины
  63674  284
Материалы по теме:

 ЛЕСЯ ОРОБЕЦ: "ЕСЛИ В ВОСКРЕСЕНЬЕ МЫ ЕЩЕ РАЗ СОБЕРЕМСЯ И ПРОСТО ПОГОВОРИМ, ЭТО БУДЕТ НАШЕ ПОСЛЕДНЕЕ ВЕЧЕ"

ЛЕСЯ ОРОБЕЦ: "ЕСЛИ В ВОСКРЕСЕНЬЕ МЫ ЕЩЕ РАЗ СОБЕРЕМСЯ И ПРОСТО ПОГОВОРИМ, ЭТО БУДЕТ НАШЕ ПОСЛЕДНЕЕ ВЕЧЕ"

Оппозиционный нардеп в интервью "Цензор.НЕТ" расказала о "наружке" под своим домом, подоплеке позора Олеся Дония, американском интересе к Евромайдану и о том, что сказал Уинстон Черчилль о снятии депутатской неприкосновенности.

Народный депутат Леся Оробец - одна из тех политиков, которые по ходу всей полуторамесячной истории Евромайдана все время на виду. Так, для многих стало откровением ее выступление со сцены в ночь штурма 11 декабря. Тогда депутат Оробец на английском призывала весь мир обратить внимание на ораву "Беркута" в центре города и призывала спасти Майдан. Наряду с лицами Русланы, Андрея Парубия, Игоря Жданова, ее лицо врезалось в память всем, кто следил за событиями той ночи.

Неудивительно, что к Лесе Юрьевне теперь часто наведываются то милиция, то СБУ. Об этом и многом другом она рассказала Цензор.НЕТ, проведя очередную бессонную ночь на Евромайдане.

- И что входило в круг задач нардепа Оробец на эту ночь?

- Моей задачей было пообщаться с желающими общения, с теми, кто пытался понять, какой план действий готовится на сегодняшний день. Таких людей было много. Старалась поддержать боевой дух - и у себя самой, и у других. И третьей задачей была физическая охрана. Потому что присутствие нардепа с ксивой - какая-никакая гарантия того, что людей не будут "паковать". Или будут это делать не так быстро, как им того хотелось.

- Много ли было горячих голов среди тех, с кем вы общались? Как часто доводилось слышать: "Ну, все, он показал свое лицо, надо идти на штурм"?

- Да, много.

- Как сдерживать таких людей? Или уже не стоит этого делать?

- Я вам честно скажу: вчера за моей квартирой была "наружка". И сегодня приходили гебистского вида люди, которые, не стесняясь, комментировали то, что происходит у меня в квартире, что делают мои домашние, и так далее. И я понимаю, что я - не единственная, на кого оказывается психологическое давление. И считаю, что фишка - не в сдерживании, фишка в выработке максимально разумного и эффективного плана действий, с которым согласятся все.

- Скажите, а как вы определили, что за вашим домом ведется наружное наблюдение?

- Во-первых, вчера у меня дома объявились менты. То ли они приходили единожды и притом долго звонили, то ли приходили дважды - мои домашние так и не определились.
Сегодня с утра приходил мужчина в галстуке и тоже требовал Лесю Юрьевну. А потом при моем друге, который специально заехал посмотреть, как дела, человек гебистского вида вслух комментировал то, что происходит в моем доме.
К слову, минувшей ночью я от многих людей услышала то, что они тоже соприкасаются с такого рода давлением на них лично.

- Как защищать таких людей? Понятно, что, пока они на Майдане, пока он стоит, им ничто не угрожает. В то время, как дома они остаются один на один с произволом властей...

- Согласна. Но здесь надо разделять ситуацию до вчерашнего дня - и нынешнее положение вещей. Поскольку теперь практически вся деятельность - и моя, и ваша - уже находится за рамками закона.
А до вчерашнего дня мы максимально координировали наши действия с активистами, адвокатами, журналистами. Единственной реальной защитой была максимальная публичность и контакты с дипломатами. В мою задачу входила, в первую очередь, координация действий с дипломатами. У меня была поездка в Вашингтон, состоялись несколько важных встреч. Речь шла, прежде всего, о юридической и политической защите людей, которые вышли на Майдан. И мне удалось пообщаться с людьми, которые воспринимают происходящее не как шутку. И фраза "мы обеспокоены" на этих встречах не звучала. Собеседники озвучивали варианты конкретных действий.

- Леся, а вам не кажется, что желание Соединенных Штатов помочь протестному движению в Украине сильно преувеличивается? Сенатор Маккейн, конечно, яркая фигура, он полон симпатий к Украине и жестко оппонирует режиму Путина - но среди коллег он, скорее, - белая ворона. Остальные придерживаются более умеренных позиций.

- Мое ощущение: в Вашингтоне защита Майдана сейчас "в тренде", и политические партии соревнуются между собой в том, кто окажет Украине действенную поддержку. Им здесь все очень понятно, black and white: люди действительно вышли за демократию, за европейский выбор, вышли потому, что не хотят быть колонией России. Это не Сирия, где один убийца воюет с другим. Здесь мирный народ, который пытается добиться гарантий своих прав от человека, который превращает себя в диктатора.

- Вернемся к нашим сенаторам. Вы, наверное, вчера тоже начитались в социальных сетях беспощадной критики в адрес парламентской оппозиции. Люди пишут "Что же вы, такие бескомпромиссные, кабинет Рыбака блокировали, а когда речь зашла о принятии, в нарушение всех процедур, диктаторских законов - без боя отдали зал? Да если даже и силы были неравны, все равно надо было идти в бой. Возможно, вас бы избили, но, по крайней мере, люди увидели, что вы до конца отстаиваете их права...".
В сети горячо обсуждалось видео, на котором видно, как во время этого беспредела Виталий Ковальчук не делает ничего, чтобы помешать вице-спикеру Калетнику, а Олег Тягнибок с улыбкой спокойно беседует с Александром Ефремовым...

- Смотрите (Леся Юрьевна на своем смартфоне находит ролик с кадрами драки): у нас потасовка была. Вот Клюев-младший, вот их Васильев, они поочередно пытаются проголосовать карточкой соседа. Я с Олегом Медуницей пытаемся им в этом помешать, в том числе физически. Вот Медуница, снимаю я.

- Понятно, все претензии к вам лично аннулируются. А что скажете о коллегах по оппозиции?

- У меня тоже есть много вопросов по координации действий. Для меня еще за час до происшедшего было понятно, что Калетник по их сценарию просочится в зал. Я не знаю, что не сработало в плане блокирования: была ли какая-то это несогласованность, отсутствие вдохновения или что-то еще. Мне, честно говоря, очень захотелось врезать. Тем более, они очень серьезно провоцировали, в том числе личными угрозами.

- А в чем заключались эти угрозы?

- Люди, которые это говорили...мне не то, что воспитание не позволяет...

- Да ладно, Леся, такие вещи непременно нужно озвучивать.

- Хорошо. Мне в последние полтора месяца приходилось защищать немало людей. В том числе и от таких действий людей с той стороны. И мне угрожают: "Ах, ты такая? Ну, значит, мы тебя засудим, отберем все!". Вопрос лишь вот в чем: а что у меня осталось? У меня отобрали мужа, он сейчас скитается по миру. У нас давно уже отобрали бизнес. У меня осталось двое детей. Ну, и то, что на мне и в моей сумочке. Точка.
Поэтому мне лично нечего терять, кроме собственного достоинства.

- Извините, Леся, но в это могут не поверить даже ваши сторонники. У нашего народа в отношении парламентариев выработан устойчивый стереотип: безденежных депутатов не бывает.

- Мне все равно, кто что подумает. Я говорю так не потому, что хочу понравиться. Я не стодолларовая бумажка, чтобы кому-то нравиться. Просто лично ко мне сегодня приходило ГБ, а вчера приходила милиция...

- А вы в таких ситуациях можете вызвать подмогу с Майдана?

- Да, конечно! Вот что мне очень нравится в наших ребятах во всех трех фракциях (за что им большие респект и уважуха) - это то, что они не то, что по первому звонку - по первой sms-ке, по первому стрему приезжают, помогают, выручают. Вот то, что Майдан нам всем дал, - это опыт борьбы на грани. Борьбы за выживание. Я чувствую поддержку и знаю, кому могу позвонить. И это здорово - когда есть люди, для которых все это так же важно, как и для тебя.

- Для Олеся Дония это, видимо, перестало быть важным. Что думаете об этой шокировашей многих метаморфозе?

- Очень интересно вчера получилось. Мы когда утром на фракции разбирали бюджет, то Татьяна Слюз, большой эксперт в этой сфере, говорит: "Ребята, я вас хочу предупредить: здесь по нескольким областям - неадекватно большие цифры. Условно говоря, на Львов - 4 миллиона, на Ивано-Франковск - 30. Ребята, никто мне ничего сейчас не хочет сказать?".
Все посмотрели на ивано-франковских мажоритарщиков, те явно не понимают, в чем дело, говорят: "Нет, конечно".
В общем, мы благодаря Тане заранее увидели этот риск. И каждый подумал: может, у кого-то из наших рука дрогнула, искушение ведь огромное. Ко многим ведь подходили и что-то предлагали...
А по Донию...там было много странностей еще в предвыборную кампанию. И после нее я с ним, например, не общалась. И, честно говоря, не хочется. Как по мне, для него это - конец публичной карьеры политика. То, что он из себя строил до этого, - перечеркнуто.

- Как по-вашему, Банковая действительно примется массово лишать неприкосновенности депутатов от оппозиции? Или часть фракции "Регионов" этому воспротивится, понимая, что запускается гильотина, под которую вскоре могут попасть и "свои" депутаты?

- Смотрите, для них случая с Марковым было достаточно, чтобы запугать остальных. В первую очередь, мажоритарщиков - чтобы те перестали рыпаться и стали более сговорчивыми, начали дешевле стоить. Когда мы вчера в ходе конфронтации спрашивали их "А насколько ты добазарился?", то в ответ слышали удрученные ответы с очень маленькими суммами. То есть люди привыкли ворочать сотням миллионов долларов, иметь доступ к тендерам - а сейчас им выделяют смешные десять миллионов. Это для нас они не смешные, а для них - мизерные деньги. И это то, за что они вчера поднимали свои лапы. При этом я у них с пристрастием допытывалась: "Вы в курсе, за что голосуете?". Они: "Нет, мы не знаем. С нами уже не советуются...".

- Леся, в воскресенье на Майдане будет вече. Вы понимаете, что оно может быть последним - по ряду причин? И потому, что народ, не услышав жесткого, достаточно радикального плана действий, может попросту разойтись. И потому, что та сторона, убедившись в потере доверия к оппозиции, может включить маховик репрессий по полной...

- Я очень хорошо понимаю, что если мы еще раз соберемся и просто поговорим, то это будет наше последнее вече.

- И что, есть по-настоящему серьезные предложения?

- Есть.

- Но озвучивать их вы пока не можете?

- Не в этом дело. Просто сегодня в 12 будет заседание трех фракций. И я хочу почувствовать атмосферу: люди сопли жуют или они готовы к действиям, осознав уровень небезопасности, в том числе и по отношению к ним лично. Ведь то, что большинство вчера понапринимало, - это наезд на депутатов в том числе. И мне интересно, как люди совладают с опасностью.

И второй момент. В 15:00 будет Рада Майдана. Вот от этих двух событий я жду плана действий решительного характера.

- А нет ли у вас ощущения, что Рада Майдана стала неживым, искусственным органом?

- Вот сегодня в этом отношении будет экзамен - для всех нас. Люди проявляются в действиях. Все, что они говорят, надо делить на десять. Вот вы спрашивали, кому я могу позвонить в случае опасности? Это все люди действия, которые не будут мне рассказывать, почему то, что со мной произошло, - это плохо. Таким людям я не звоню.

- В свете вчерашнего упрощения процедуры снятия депутатской неприкосновенности непростой выбор придется делать всем депутатам. И главный из них - светиться ли на активных акциях протеста. Ведь случись что - вопрос сразу выносится на рассмотрение сессионного зала - и мандата могут лишить.

- Так я это и так знаю. Как там сказал Черчилль? "У нас есть выбор между позором и войной. И если мы выберем позор, то получим и позор, и войну".
Вот и все. Просто в какой-то момент надо перестать бояться.

Евгений Кузьменко для Цензор.НЕТ

TUVwWVVYTjBSMEV3VERkUmRrNURkekJNYmxGMFRrTjNNRXd3ZGt3NVEyVXdXVVJSZG5SRGVEQk1XRkpvYVRoMk1FdzNVWFk1UXk4d1REZFJkRGxETkRCWllsRjFUa2RRWms1RE1UQk1URkpuVGtNck1FeDZVWE5PUXpVd1RGUlJjMDVET1daT1ExWXdURXhTWjA1REt6QlpTRkYyZEVkUE1FeGtPREJNZWxGelRrTTFNRXhVVVhOT1F6az0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
   
 
 
 вверх