EN|RU|UK
  694  1

 "ЗВОНОК ПУТИНУ"

С 1998 года суд в Страсбурге получил из России более 28 тыс. жалоб на нарушения прав человека – больше, чем из любой другой страны, входящей в Совет Европы. Большинство исков касается злоупотреблений милиции и коррупции судов. Страсбургский суд рассмотрел

Для 48-летнего Мехти Мухаева и других мужчин из высокогорного чеченского села Зумсой "спецоперации" российской армии стали до боли знакомым фактом жизни. В январе прошлого года село бомбили – судя по всему, наугад. Вскоре после этого бойцы российского подразделения с лицами, закрытыми масками, прилетели на вертолетах и обшарили все дома в поисках ценностей. Покидая село, они забрали с собой брата Мухаева Ваху, его 16-летнего сына Атаби и еще двух человек. С тех пор никто их не видел. Потеряв надежду получить информацию по официальным российским каналам, Мухаев и его родственники попробовали другой способ: они подали иск в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.


Это едва не стоило ему жизни. В ночь на 29 декабря дом Мухаева обыскали, а его увезли. В январе Зарета Хамзатханова, юрист правозащитной организации "Мемориал", нашла его в местном СИЗО. Он едва мог стоять. По словам Мухаева, его пытали 11 дней. "Меня били, подвергали действию электрошока, угрожали, что я исчезну", – заявил он в письменных показаниях.


С 1998 года суд в Страсбурге получил из России более 28 тыс. жалоб на нарушения прав человека – больше, чем из любой другой страны, входящей в Совет Европы. Большинство исков касается злоупотреблений милиции и коррупции судов. Страсбургский суд рассмотрел 106 из них и признал российское государство виновным в 90 случаях. Российские власти, оказавшись в некрасивом положении, становятся все более мстительными. По словам Филипа Лича, юриста Европейского правозащитного центра в Лондоне, с 2001 года как минимум пять человек, направивших жалобы в Страсбург, были убиты, десятки – похищены милицией и подвергнуты избиениям и пыткам. "Людей запугивают за использование механизма, предназначенного для их защиты", – говорит он.

По словам Андрея Николаева, юриста российской правозащитной НПО "Правовая инициатива", милиция не стесняется в средствах, стремясь помешать людям обращаться в Страсбург. Например, в ноябре прокуроры Грозного нанесли дружеский визит человеку по имени Руслан, автомеханику, мать которого в январе 2001 года подала иск по поводу исчезновения своего старшего сына Исы, арестованного российскими военными во время проверки паспорта. Местные власти приказали Руслану написать в Москву генеральному прокурору Владимиру Устинову просьбу закрыть дело. "Они сказали, что могут устроить и мое исчезновение", – говорит он. Москва надлежащим образом переслала его обращение в Страсбург, но суд, вместо того чтобы закрыть дело, добавил в обвинительное заключение пункт о запугивании свидетеля.

В других странах Европейский суд по правам человека стал важным катализатором перемен. Отчасти по его настоянию Румыния в прошлом году отправила на пенсию более двух третей старого, коррумпированного судейского корпуса. Но в России ему в лучшем случае удается одерживать частные победы.

Одним из своих недавних решений суд назначил компенсацию в размере 250 тыс. евро Алексею Михееву из Нижнего Новгорода, несправедливо обвиненному в изнасиловании и убийстве в 1998 году. Следователи добились от него письменного признания, подключая контакты электрошока к мочкам ушей – этот вид пытки называется "звонок Путину". Михеев выбросился из окна камеры, чтобы спастись от истязаний, упал на милицейский мотоцикл, сломал позвоночник, в результате чего у него отнялась половина тела. Спустя несколько дней его предполагаемая жертва объявилась живой и невредимой. Уголовное дело против сотрудников милиции неоднократно закрывали. Только давление со стороны НПО и официальное требование расследования из Страсбурга заставило его продолжать добиваться справедливости. В сентябре прошлого года двух милицейских следователей приговорили к четырем годам заключения, хотя причастные к делу прокуроры получили повышение.

"Дело Михеева было первой серьезной победой в борьбе против пыток, – говорит Николаев. – Но нужны еще сотни побед, чтобы власти решили изменить российскую судебную систему".

Пожалуй, самым серьезным препятствием является новая российская нетерпимость к людям со стороны, которые, по мнению властей, вмешиваются во внутренние дела России. НПО, получающие зарубежное финансирование, являются главным поставщиком дел в Страсбург, но в этом году президент Владимир Путин подписал новый закон, ужесточающий контроль над ними со стороны местных чиновников. Суд в Ингушетии, граничащей с Чечней, вынес решение о закрытии двух таких организаций. Причина – отсутствие разрешения на деятельность в Ингушетии. (На решение подана апелляция.)

Несмотря на давление, россияне по-прежнему смотрят на Страсбург с надеждой. Милиция и военные в регионах, может быть, боятся последствий, но начинаются все новые расследования, заставляющие Москву реагировать. Недавно путинский уполномоченный по правам человека создал рабочую группу по исполнению решений Страсбурга. Конечно, это шаг вперед, но только время покажет, как он отразится на таких пострадавших, как Мехти Мухаев.


    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх