EN|RU|UK
  1105  1

 ДОНБАСС ВЫМИРАЕТ В ВОСЕМЬ РАЗ БЫСТРЕЕ ГАЛИЧИНЫ

Очень часто политики, xтобы подчеркнуть апокалиптичность ожидающих украину бед, используют в своих речах беллетризованные данные...

...демографической статистики типа «скаждым годом в стране становится меньше на один районный центр». Зачастую они притягивают аргументы «за уши» или просто передергивают факты. Одни винят в нынешнем демографическом кризисе еще советскую власть. Мол, его причины закладывались едва ли не в 50-х годах прошлого столетия. Другие утверждают, что, раз население стало сокращаться после обретения Украиной независимости, значит, виновата власть нынешняя – начиная от Кравчука и заканчивая Ющенко. На самом деле истина даже не посередине, а скорее сбоку. Вместо поиска виноватых «k:» предлагают анализ демографической ситуации в стране и выводы, которых не услышишь от политиков

Мы привыкли слышать и говорить о неоднородности социокультурных традиций и политических предпочтений в разных регионах Украины, об их причинах и следствиях. Между тем анализ демографических тенденций показывает, что у проблемы есть и более глубокий уровень: эта неоднородность прямо влияет на количество смертей украинцев в зависимости от того, в каком регионе они проживают.

Статистические неожиданности

Как известно, за последние 15 лет независимой украинской истории наш народ сократил свою численность с 52 млн человек до 46,9 млн. Это самая большая «миграция» украинцев в мирный период, без войн. Миграция в один конец, без обратного билета. Своеобразное голосование ногами, вернее, душами. Детальнее этот процесс выглядит так.

Общие демографические данные по всей Украине утверждают, что рождаемость снизилась с 12 детей на 1000 украинцев в 1991 году до 8 детей в 2004 году. В абсолютных цифрах это 631 тыс. и 409 тыс. детей соответственно. При этом вне брака в 2004-м рождается каждый пятый ребенок. Грустно, но жить можно. Смертность: 1991 год — 13 человек на 1000, 2004 год — 16,5 человек на 1000. В абсолютных цифрах: 670 тыс. и 765 тыс. соответственно. Тоже печально, но пока не пугает. Мы — европейская нация, стареем, размножаться не хотим, разленились. Правда, в Европе снижение рождаемости сопровождается снижением смертности, а не наоборот, как у нас.

Соотношение смертности и рождаемости дает 356 тыс. человек убыли в год — это сравнимо с численностью населения таких городов, как Херсон, Винница, Кировоград, Житомир и т.п.

Если же посмотреть на данные демографической статистики по распределению смертности по возрастам и половому предпочтению, то с удивлением обнаружим, что основной прирост смертей приходится на самые цветущие и зрелые годы: 25–34 года — 60%, 35–44 — 8%, 45–54 — 70%, 55–60 — 40%.

Возрастные когорты до 24 лет и от 61-го года дают прирост смертей на уровне 8–12%. Крепкие у нас старики, закаленные войной и голодным послевоенным детством. Да и дети с подростками не подкачали, не то что во Франции, где каждый десятый из умерших покидает этот мир в возрасте до 19 лет.

Теперь рассмотрим те же данные, но в региональном разрезе. Мы провели сравнительное исследование согласно медицинской статистики на предмет смертности трудоспособных возрастов по регионам Украины на примере двух годов — 1989 и 2004. Итак, оказывается, что в 1989 году в селах Южной, Центральной и Восточной Украины смертность среди мужчин была выше, чем в селах Западной Украины на 40%. Для женщин этот же показатель был равен 55%.

В городах в 1989 году смертность мужчин Восточной, Юго-Восточной и Южной Украины была больше на 25%, чем в городах Западной Украины. Для женщин этот показатель равен 20%. Это, так сказать, базовый уровень.

Теперь определим, что изменилось за 15 лет. В 2004 году в селах Южной, Центральной и Восточной Украины смертность среди мужчин была выше, чем в селах Западной Украины уже на 100% по сравнению 1989-м, когда эта разница составляла 40%. Для женщин этот же показатель возрос до 80% против 55% в 1989-м.

В городах в 2004 году смертность мужчин Восточной, Юго-Восточной и Южной Украины превысила смертность в городах Западной Украины на 98%, тогда как в 1989-м разница была 25%. Для женщин этот показатель вырос до 55% с 20% в 1989-м.

Таким образом, рост смертности в селах в 2004 году по сравнению с 1989 годом составил: в Южной, Центральной и Восточной Украине: мужчины — 60%, женщины — 35%, а в Западной Украине: мужчины — 7,5% женщины — 7%.

Итак, рост смертности мужчин в трудоспособном возрасте в селах Западной Украины оказался в восемь раз меньше, чем по остальным регионам; аналогичный прирост для женщин в Западной Украине в пять раз меньше, чем для остальной Украины.

Далее, сравнив рост смертности среди городского населения по регионам Украины между 1989 и 2004 годом, получим следующую картину: среди женщин Восточной, Юго-Восточной и Южной Украины рост смертности в указанном интервале составил 50%, Западной — 12%; для мужчин соответственно 60 и 5%. Иначе говоря, темп прироста смертности в городах Восточной, Южной и Юго-Восточной Украины для мужчин превысил аналогичный для западных регионов в 12 раз, а для женщин — в 4,2 раза.

Чудовищные диспропорции

Таким образом, практически 90% прироста смертности среди трудоспособного украинского населения приходится на Восточную, Юго-Восточную, Южную и Центральную Украину. А это традиционно промышленно развитые, русскоговорящие, православно ориентированные регионы. Эпицентр демографического удара пришелся в значительной мере на мужское трудоспособное население Южной и Юго-Восточной Украины. Именно оно оказалось наименее защищено, то есть потеряло социально-идеологическую защиту.

Что касается Западной Украины, то здесь население не только не потеряло, но и усилило эту защиту. В начале экономического кризиса именно эти области имели огромное количество безработных (в 5–6 раз больше, чем в среднем по Украине), обладали в 1,5–2 раза более низким подушным доходом, чем по Украине, отсюда происходила массовая миграция молодых людей внутри страны и в Европу в поисках работы. Тем не менее именно трудоспособное население Западной Украины продемонстрировало завидную устойчивость к социально-экономическим и политическим катаклизмам последних 15 лет.

Можно сделать вывод, что экономические и материальные факторы не оказали существенного влияния на динамику демографических показателей по сравнению с социокультурными различиями между регионами Украины. И трагизм ситуации заключается в том, что региональное распределение пиков смертности в трудоспособном возрасте на разных территориях Украины будет законсервировано на многие годы, поскольку отсутствуют предпосылки для изменения названных тенденций в среднесрочной перспективе.

Эпицентр деградации

Необходимо отдельно сказать о социальных болезнях, характеризующих моральное состояние украинского села, которое на протяжении десятилетий было основным поставщиком наиболее интеллектуально, физически и морально здоровой молодежи в города Украины.

Медицинская статистика приводится по данным 1998 года, однако все называемые тенденции сохраняют свою актуальность по сей день.

Во-первых, распространенность среди сельского населения туберкулеза в 1998 году достигла 245,9 случаев на 100 тыс. человек (рост с 1990 года 37,7%), что выше городского уровня (217,7 случаев) на 16%. Наихудшая ситуация в селах Житомирской, Одесской, Киевской областей (то есть юг и центр Украины), где уровень заболеваемости на 15–25% выше среднего по Украине.

Во-вторых, по сравнению с 1990 годом заболеваемость сифилисом в селах увеличилась в 28,8 раза, в то же время в городе — в 21,7 раза. Наихудшая ситуация с венерическими заболеваниями сложилась в селах Николаевской, Херсонской, Запорожской, Днепропетровской, Одесской и Донецкой областей, то есть в Южном и Юго-Восточном регионах, где их уровень в 1,4–2,4 раза превышает средний по Украине.

В-третьих, распространенность хронического алкоголизма среди сельского населения в 1998 году составила 1463,5 случая на 100 тыс. человек и была выше, чем у городских жителей на 8,9%.

В-четвертых, наркомания в селах выросла в пять раз с 1990 по 1998 год. Особенно высокий уровень наркомании в Николаевской, Запорожской, Днепропетровской и Донецкой областях, где он в два-три раза выше среднего уровня по Украине (то есть юг и юго-восток Украины).

В-пятых, уровень онкологических заболеваний среди сельского населения не только достиг городского, но и стал превышать его. Выделяются Харьковская область (474 случая на 100 тыс.), Сумская (406,3), Черниговская (403,8) и Киевская (313,4) области. Средний по Украине уровень для сельского населения — 313,4 на 100 тыс.

Таким образом, основной прирост социально-опасных заболеваний — туберкулеза, венерических, алкоголизма, наркомании, а также онкологии в сельской местности пришелся на Южный, Юго-Восточный и Северо-Восточный регионы. По многим показателям заболеваемость на селе превысила городской уровень. Все это, учитывая сокращение сельского населения по сравнению с городским (с 35% в 1989-м до 32% в 2000-м), позволяет утверждать, что эпицентр нравственной и физической деградации сосредоточился в сельских населенных пунктах Южной и Юго-Восточной Украины.

Цена Независимости у каждого своя

Рассмотрим независимую Украину как новейший политико-культурный проект и подсчитаем, что получил среднестатистический житель Западной Украины и что получили жители остальной территории страны от его воплощения.

Создание независимого государства Украина и распад СССР принес для Западной Украины:

- восстановление и легализацию социального идеала в форме государственной независимости (за которую несколько поколений галичан (и не только) проливали кровь на протяжении последних 100 лет);

- восстановление статуса государственного для украинского языка;

- восстановление ранее жестоко преследуемой и запрещенной униатской (греко-католической) церкви, а на ее базе — укрепление внутрисемейных и общинных отношений, и без того прочных и традиционно консервативных в Западной Украине;

- резкую перемену в судьбе рядового галичанина в связи с открытием западной границы и возможности трудоустроиться в католических странах: Польше, Венгрии, Франции, Испании, Португалии.

Преимущественное количество жителей остальной Украины, особенно Южной и Юго-Восточной, получили:

- дискредитацию и разрушение социального идеала в форме «самого передового и справедливого общества, государства народовластия СССР», образа будущего в форме коммунизма;

- объявление русского языка и русской культуры маргинальной и чуждой народу Украины, попытку шоковой украинизации юга и юго-востока Украины (на волне которой проиграл президентские выборы Кравчук и победил Кучма); превращение средней школы в инструмент разрыва духовной связи между поколениями;

-раскол в православии на три церковные организации, предельную политизацию религиозной сферы;

-резкую потерю социально значимого статуса, гарантированной защиты на крупных заводах инженерно-технических и квалифицированных рабочих, ограничения и беззащитность при трудоустройстве в России и дальнем зарубежье.

Психологическая демография

Почему же, если человек родился на юге, в центре или на востоке Украины, родился мальчишкой, в городе, и дожил до 24 лет, то его наиболее вероятно ожидают всякие напасти и даже ранняя смерть? К этому возрасту большинство молодых мужчин становятся относительно самостоятельными в материальном плане, заводят семьи, начинают больше переживать за страну, в которой родились и живут, видеть новыми глазами город и своих земляков, формировать свои политические предпочтения. То есть они начинают сопереживать тем победам и поражениям, потерям и приобретениям, объединяющим всех людей данного региона в некоторую общность, микросоциум. А социум их отцов — иного просто нет — смертельно ранен, умирает. И они в связи с этим становятся частью умирающего социума с его мифологией, историей, нравами, преданиями, отношениями, символами.

А рядом, на расстоянии каких-то 600–800 км, в Западной Украине совершенно иная жизнь. Тут люди зримо ощущают реализацию своего социального идеала и борются за его совершенство и жизненность. Их социум, при всех материальных недостатках, оказывается жизнеспособнее.

Средний показатель депопуляции (разница между умершими и родившимися) населения всей Украины составляет 7,6 человека на 1000 в 2003 году. При этом в Западном регионе — 1,7 человека на 1000, а на юго-востоке Украины — 11 человек на 1000. Разница в 6,5 раза! Для первых жизнь в новом политико-культурном и историческом формате независимой Украины приносит радость, является реализацией социального идеала, а вторым она напоминает черную пустоту безвременья, распада.

Таким образом, можно сделать вывод, что идеальные предпочтения различных социокультурных регионов нашей страны являются основными факторами регуляции численности населения для различных территорий независимой Украины.

Тут следует сказать и о роли интеллигенции в продуцировании целей и смыслов развития (или движения) страны в последние 10–15 лет. Интеллигенция востока Украины решила остановиться на тупиковых или фантастических идеях типа «назад в СССР» или «вперед в Россию». Для первой идеи уже нет материально-технической и идеологической базы. А для второй — нет той России, в которой было бы место украинцам. А консервация таких идей в политических программах нынешней оппозиции в лице Партии регионов, ПСПУ, КПУ или СДПУ(о) лишь усугубляет демографическое положение востока, юга и центра Украины. Это, в свою очередь, порождает чувство безысходности и отсутствия собственного будущего у жителей названных территорий.





ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Трудовые миграции: каждый выживает как умеет

Источник: Комментарии
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх