EN|RU|UK
  525  1

 ОРАНЖЕВЫМ ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО НЕБО?

Случайно на глаза попался рассказ пользователя "Живого журнала". Маленький такой, и щемящий...О том, с чем встречаешься каждый день в киевском метро. О разочаровании, надежде, воспоминаниях. О чем-то важном...

Вагон метро. Поглощена книгой, так легче и быстрее преодолевается расстояние. Вдруг голос:

- Что вы читаете? Помаранчеве небо?

Я, опешив от нелепости и какой-то слишком уж явной прицельности вопроса, молча показываю обложку книги. Взглянула на спросившего, не вглядываясь, потому что нельзя, особенно в глаза. Чувствуется агрессия, нет, не из-за меня, а из-за жизни. Потребность в изливании. Понимаю, но разучилась уже вникать вот так вот с ходу, жалеть, оставлять кусочек себя. Осознанно блокирую эту способность к сопереживанию, слишком быстро она выходит из-под контроля. Начинаешь жить чувствами, болью других и себя в них уже не найти. И просто не хочу говорить, не хочу. Не смотрю, стараюсь привязаться к буквам, только чувствую левым плечом пространство, которое занимает говорящий человек.
Приглядывается к названию.

- А-а, ээ... Вы знаете, я очень люблю читать. У меня дома три тысячи книг! Три тысячи.

Пауза. Думаю, что должна, наверное, как-то отреагировать. Незаметно пожимаю плечами.

- Фильм вышел «Помаранчеве небо». Представляете? Со 2-го марта выходит. Оранжевые...

Говорит мне, но голосом в сторону, потом вдруг резко:

- Они ведь предали. Предали идеалы..Все продали, все...

Горько-горько так. Но я не хочу, черт возьми, разговаривать.Не хочу обсуждать эту бессмысленную тему.

- А вы? Вы так не думаете?

- Какая разница, что я думаю? – произношу с чеканной вежливостью.

Какая разница...Оставьте меня в покое, хочется сказать. Но сдерживаюсь.

- Для вас эта революция..оранжевая, так прошла, наверное, да?

Пытается заглянуть в глаза.

Нет, не так прошла. Нет, я тоже верила. Во что-то. Кто знает во что мы все тогда верили? Но ведь понимали – не бывает чудес и ложь видели с самого начала. Но верили, да. Оранжевое, оранжевое, ленточки, шарфики, холодно, улыбки, каждый день, хоть на полчаса туда, обязательно... Эта революция показала, какими мы можем быть. И то, что было в глазах людей – не забудется. Но ведь понимали же...

- А я-то..я ведь там..Для меня она..

Что-то бормочет. Я не хочу разговаривать, но, кажется, будто кожей чувствую тот Майдан. Встаю и иду к выходу, чуть раньше, чем нужно. Держась за поручень смотрю на этого человека. Грузная фигура, седые, растрепанные волосы, толстые линзы очков, глаза смотрят в пол, сквозь него, внутрь себя. Невыносимо больно. Но слов у меня нету. Есть только беспомощность и она останется со мной.

Моя станция, ступаю на платформу и краем глаза вижу, как женщина дергает его за плечо и зло, отрывисто говорит:

- Вставай! Вставай давай!

Ей было за него стыдно. По-моему, он продолжал сидеть, выискивая свою вину, чужую и...причину. Я пошла вперед, не оглядываясь. Думая только о том, чтобы не расплакаться.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх