EN|RU|UK
  611  2

 "БОЛЕВАЯ ТОЧКА" АЛЕКСАНДРОВСКОЙ БОЛЬНИЦЫ. ПРОТИВОСТОЯНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

"БОЛЕВАЯ ТОЧКА" АЛЕКСАНДРОВСКОЙ БОЛЬНИЦЫ. ПРОТИВОСТОЯНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ. (Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»)

Выходные на горячей точке по улице Шелковичная, 39/1, прошли спокойно. Теперь въезд на проблемную стройплощадку заграждает самосвал, который в четверг прорвался на участок со щебнем. Но, жильцы микрорайона вновь ждут провокаций и очередного штурма со стороны строителей...

Тем временем, объединенное движение киевлян продолжает громко заявлять о позиции киевской общественности к произволу в строительном бизнесе. В минувшую пятницу состоялось очередное, третье по счету, пикетирование Секретариата Президента участниками общественного движения «Марш беспартийных». Напомним, что у ворот канцелярии главы государства, на Банковой, киевляне появляются каждую последнюю пятницу месяца. В этот раз народу собралось намного больше, чем в предыдущие. Очевидно, что ситуация с застройками в городе активизировалась. За последний месяц то одна горячая точка посылала свой SOS, то другая.

Очевидно, что самая напряженная ситуация была в районе Александровской (бывшей Октябрьской) клинической больницы. И, по-видимому, конфликт с милицией, произошедший 28 февраля, еще не последняя сенсация с этого участка. «Цензор.НЕТ» постоянно отслеживает события, разворачивающиеся вокруг строительной площадки на месте предполагаемого могильника с сибирской язвой. Произошедшее возле парка Богомольца живо обсуждалось в рядах митингующих на Банковой.

Тимур Ибраимов: «Закон туп, слеп. Но, его нужно исполнять…»

Судя по тому, как самоуверенно и напористо ведет себя застройщик, за этим участком стоят не только огромные деньги. Ведь именно здесь законы, кажется, совершенно не действуют. О происходящем на улице Шелковичной, 39/1 мы пообщались с Тимуром Ибраимовым, одним и из активистов движения «марш беспартийных». Вот, что он нам рассказал:

- Я часто хвастаюсь, что жил одно время в самом центре Хельсинки, - начинает издалека Ибраимов. – Метрах в ста от мэрии. Однажды вышел вечерком прогуляться. Что меня больше всего поразило? В тот вечер в мэрии явно закончился прием. Выходят дамы в вечерних туалетах, мужчины – в смокингах. Кто-то, естественно, под шафэ. Кто-то идет пешочком, а кто ручкой такси ловит. То есть, в той стране кем бы ты ни был в этой жизни, для тебя есть закон. А что мы видим у нас? В четверг на улице Шелковичной установили запрещающие дорожные знаки: «остановка запрещена» и под ним табличка «эвакуация». У въезда на стройплощадку стояли машины местных жителей. Они стояли до того, как эти знаки были установлены. Ни в одной нормальной стране – закон не имеет обратной силы. Если машины стояли до установки знака, на каком тогда основании их эвакуировать? То есть можно вообще так машины воровать, бегать со знаком и убирать их?..

Далее, мы знаем, что есть правила дорожного движения. И они распространяются на всех участников дорожного движения. Прямо под этими знаками, в зоне их действия, стоят милицейские машины. Это обычные служебные машины с синими номерами. Почему тогда эти машины не эвакуируют. Если все нарушители – значит тогда нужно убирать и эти машины? Но, убирают выборочно, только машины жильцов микрорайона. Причем, тех, которые выступают против этого скотского (извините, из песни слов не выбросишь, - авт.) землеотвода и строительства.

Если мы уже говорим: закон – слеп, туп. Но, его нужно соблюдать. Есть строительная площадка. Насколько я знаю, по всем нормативам на этой строительной площадке не может вестись никаких работ, если нет информационного щита. Это должна быть общедоступная информация – кто ведет работы, как с ними связаться, кто за что отвечает и так далее. Ничего этого на том объекте нет.

Дальше – еще интереснее. На участке постоянно дежурят сотрудники санэпидемслужбы: в костюмах химзащиты, в респираторах. Они обработали журналистов, как вы знаете. Давайте размышлять: допустим, есть какая-то опасная зона. Меня, кстати, вчера оттуда при свидетелях вытолкали взашей. У нас нет закона, который запрещает перелезать через забор. Правильно? Надо было, как минимум, написать – «запретная зона» или «частная территория». Во всех иных случаях, скажите, почему я не могу перелезть через забор? У нас ведь нет закона, запрещающего лазить через забор. Лазить через забор – это не криминал. Но, журналистов, перелезших через забор, задержали (!). Более того, вызвали вооруженную охрану, у меня все это на фотографиях. Меня вытолкали с территории какие-то люди в форме, или милицейской или псевдомилицейской. Я спрашивал: на каком основании они меня выталкивают?.. Ответа, как догадываетесь, не получил.

То есть, мы понимаем, что есть какая-то фирма, собравшаяся здесь строить. Причем, строить с нарушением законодательства. Нет информационного щита - раз. Второе: на территории находятся люди, которые обрабатывают тех, кто туда проник. Значит, по-видимому, эта зона несет какую-то угрозу? Если в этой зоне есть хоть малейшее подозрение на инфекцию, надо же думать, быть ответственными хотя бы по отношению к своим детям. Нельзя быть таким быдлом (извините, за прямолинейность, - Т.И.). Мы знаем, что споры сибирки не погибают. Мы же книжки читаем, в школах учились. Я уверен, нет человека, который не перелезал бы в детстве через забор. Ну, нет. А здесь, реально, рядом – две школы. Чуть дальше, метрах в четырехстах, – еще две. И еще, когда чуть спуститься по Лютеранской – еще две. Реально – шесть школ рядом! Хочется материться, честное слово. Что сложно поставить «колючку»? Да поставьте хотя бы щиты: дети, не лазьте сюда. Это опасно! Ну, нельзя же так.

Когда говоришь со строителями, они пожимают плечами: мол, мы же на работе. А вспомните, 37-мой? Те, кто расстреливал, тоже говорили: мы же присягу давали, приходится быть палачами… Так сегодня многие пытаются не замечать происходящего. А архитекторы? Многие ли из них сегодня занимаются градостроительством, в прямом значении этого слова? Есть, конечно, те, кто протестует против варварского отношения к городу. А остальные? Просто помогают уничтожить память. Мы станем скоро, как американцы, без роду и племени. У нас от Киева – колыбели городов русских – практически ничего не осталось. А что дальше? Нет слов.

Мне все время говорят: вы ведь все равно проигрываете. Да, в доме, против строительства которого мы протестовали и продолжаем протестовать, уже погнали 21-й этаж. Да, мы проигрываем. Но, я вот лично протестую против строительства ради самоуважения. Я что должен ходить по улицам и делать вид, что я не вижу, что происходит в городе? Видеть, как уродуют мой Киев, и молчать? Закрывать глаза на действия чиновников, архитекторов, власти? По-моему, у киевлян, не способных равнодушно наблюдать за тем, как рушится их родной город два выхода. Можно, конечно, уехать отсюда. Но, потом все время придется вспоминать, что была такая страна, такой город, с которым связан кусок твоей жизни, детство, юность, зрелость… А какое-то быдло его растоптало. Все, я думаю, в свое время смотрели фильм «Белое солнце пустыни». Мы мечтали стать такими, которым «за державу обидно». А «они» (те, кто разрушает город, - авт.)? Они не мечтали. Для них это только кино. А для нас - это жизнь. В этом вся проблема…

Михаил Клюев: «Милицию используют. И судебные исполнители, и следователи прокуратуры и… население»

Естественно, произошедшее под стенами Александровской (бывшей Октябрьской) больницы не обошлось без участия правоохранительных органов. Прояснить ситуацию мы попытались и у руководства милиции. Вот, что получилось из нашего разговора с первым заместителем министра внутренних дел.

- Я в курсе этой темы, - говорит Михаил Михайлович. - Там, действительно, был вызван наряд милиции, и люди были задержаны. Проблемы строительства и протесты против строительства для нас сегодня очень злободневны. Основанием для строительства - есть ордер на строительство. Документы, подтверждающие строительство данного объекта, есть. Они были показаны милиции. А граждане, которые там протестовали, были приглашены в милицию, но при этом оказали сопротивление и оскорбление работников милиции. На сегодняшний момент материалы направлены в суд. Задержанные отпущены, а материалы отправлены в суд. Это все, что я могу сказать.

Попытались мы выяснить также законность и необходимость установки запрещающих знаков на улице Шелковичной. На что первый заместитель министра ответил так:

- А знаки у нас устанавливает местная власть. Решением местных советов. Милиция знаки не устанавливает, мы только выполняем решения местных властей. Милиция к этому не имеет никакого отношения.

- Не расцениваете ли вы подобные факты как сотрудничество милиции с застройщиком?

- Давайте так. Материалы составлены, направлены в суд. Какое решение суд примет? Скажет, что милиция действовала незаконно - будем проводить служебное расследование. На сегодня, те действия, которые проводила там милиция, я считаю, законными. Все же живы, здоровы?..

- Но, как же так? Жильцы сами рассказывали журналистам, что милиция в курсе проблем. И часто помогала отстаивать им этот участок. А в этой ситуации, получается, что милицию кто-то подставил или же нагло использовал?..

- Да, нас используют. Нас используют судебные исполнители, следователи прокуратуры, нас используют те, кто пишет нам заявления. Ваш звонок в милицию – и вы нас уже используете. Мы приезжаем и начинаем разбираться. Таким образом, нас использует все население. Но, когда есть ордер на строительство, для нас это документ. Даже если жильцы говорят, что строители строят незаконно. Мы спрашиваем: покажите ваши основания для отмены строительства. Раз таких документов нет, значит, для нас строители правы, а жильцы – нет.

- Ну, а как может быть законным строительство, если там нет даже информационного щита, о чем говорят жильцы?

- Ну, это уже не милицейские вопросы. Есть службы соответствующие, которые должны заниматься этими вопросами…

Вместо P.S. Движение «Марш беспартийных» ширится. Проведено только три акции, но верховная власть пока не обратила должного внимания на протесты граждан. Равно, как и не обращает внимания на инциденты, вызывающие бурное обсуждение в обществе. Милиционер, дежуривший у Секретариата Президента, подошел во время акции к Ибраимову с вопросом: «Чего народ баламутишь?». «Так вот, третий раз приходим, справедливости ищем, а никто не реагирует, - поясняет активист движения милиционеру. – Вот отреагируют, тогда и успокоимся».

К движению присоединяется все больше интеллигенции Киева. На третьем «Марше беспартийных» к акции подключилась дочь известнейшего отечественного архитектора Татьяна Добровольская. Она предложила каждую среду пикетировать еще и заседания градостроительного совета. Чтобы заставить профессиональных архитекторов задуматься над тем, что они строят, где и как.

Итак, в предстоящую среду к 9.30 активисты инициативных групп придут на акцию с фотофактами в руках. На снимках будут запечатлены уже уничтоженные памятники культуры, архитектуры, или те, над которыми навис ковш экскаватора. Может, хоть эти объекты удаться спасти?.. «Марш беспартийных» приглашает принять участие в пикетировании всех небезразличных к судьбе города киевлян.

Источник: Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»
VEhrNGRrdzVSMEl3V1V4U1owNURLekJNYWxKbmRFTXhNRXgyVW1wT1IwSXdXVXhSYzNSREt3PT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх