EN|RU|UK
  11246  82

 ВОЕННЫЕ КОРАБЛИ ПРОЕКТА "ЗУБР" - ДОРОГОСТОЯЩИЕ ИГРУШКИ, КОТОРЫЕ МОГУТ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ ТОЛЬКО СУПЕРДЕРЖАВЫ

ВОЕННЫЕ КОРАБЛИ ПРОЕКТА "ЗУБР" - ДОРОГОСТОЯЩИЕ ИГРУШКИ, КОТОРЫЕ МОГУТ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ ТОЛЬКО СУПЕРДЕРЖАВЫ

"То, что мы строим в рамках внешнеэкономического контракта, это не «Зубр», это проект чисто украинский - шифр «958». Да, он имеет большое количество схожих черт со старым советским «Зубром», но это абсолютно новый проект: обновленный, улучшенный, доработанный. И конструкторская документация на него принадлежит украинской стороне. Советское наследие в данном случае послужило стартовой площадкой для украинского ноу-хау".

Отечественные предприятия оборонно-промышленного комплекса сегодня находятся в затруднительном положении. Украина не способна обеспечить им адекватную финансовую поддержку. Россия, которая долгие годы была стратегическим партнером, все чаще занимает враждебную позицию конкурента. Европа ценит украинскую «военку» за качество, но предпочитает развивать свои аналогичные проекты. В такой ситуации каждый выживает как может: кто-то по максимуму сокращает коллектив, кто-то переориентируется на более востребованную продукцию, кто-то продает интеллектуальную собственность, дабы удержаться на плаву. За разъяснениями о том, как обстоят дела в целом в отрасли, а также на стратегическом объекте - Феодосийской судостроительной компании «Море», мы обратились к старшему партнеру юрфирмы "Ильяшев и Партнеры", распорядителю имуществом ФСК "Море" Роману Марченко.

море

В январе следующего года завершается процесс санации ФСК «Море». Что будет дальше с предприятием? Какие позитивные сдвиги в результате санации Вы можете отметить?

На сегодня предприятие находится в санации (одна из стадий банкротства, - Ред.). За 6 лет в процедуре банкротства мы не продали ни одного производственного актива предприятия - ни одного куска земли, ни одного здания. К сожалению, не могу сказать, что оно работает на 100% мощностей, но мы загружены текущими небольшими контрактами плюс большим контрактом с «Укрспецэкспортом» (строительство 4 военных кораблей на воздушной подушке для Китая. Объем контракта оценивается в сумме около 300 миллионов долларов, - прим. Ред.). Мы его успешно выполняем, невзирая на все сложности.

Сколько предприятие простаивало?

Практически все годы независимости вообще не было никаких заказов. Если работа велась, то в убыток. Дело о банкротстве было возбуждено в 2008 году. Предприятие неоднократно передавалось в сферы управления различных органов исполнительной власти - Минпромполитики, Фонда госимущества, Агентства оборонно-промышленного комплекса. Сейчас предприятие передали в Укроборонпром. Это государственный концерн, в который входят «Укрспецэкспорт» и ряд оборонных предприятий. К сожалению, мы не видим от них какой-то активной поддержки в финансовом плане, но это, скорее, не их вина, а трагедия нищеты украинского бюджета.

А как обстоят дела с погашением кредиторской задолженности, она полностью погашена?

Нет, кредиторская задолженность полностью не погашена. Это практически невозможно на сегодняшний день. Мы говорим об огромных долгах прошлых годов. Только реестровая, т.е. признанная судом, задолженность составляла порядка 180 миллионов гривен. Сейчас она снизилась процентов на 70%, в том числе полностью погашена задолженность по зарплате за все года, по долгам перед пенсионным и иными фондами.

Ранее в прессе активно обсуждалась возможность банкротства предприятия. Текущее финансовое состояние позволяет судить о том, что предприятие фактически избежало банкротства?

К сожалению, гарантировать это на 100% на данный момент сложно. Долги не выплачены в полном объеме. Но существующая динамика позволяет нам с надеждой смотреть в будущее.

Исходя из этой позитивной динамики мы намерены убеждать наших кредиторов снова голосовать за продление санации, а не за переход к процедуре ликвидации. Это наша стратегическая цель. Мы считаем, что у нас есть все шансы убедить кредиторов. Мы надеемся, что они нас поддержат и еще какое-то время подождут с расчетом по своим долгам, а не будут требовать немедленной распродажи предприятия и его ликвидации. Надеемся, если мы смогли убедить в этом кредиторов шесть лет назад, то сегодня это будет проще.

зубр

Как повлиял на финположение ифункционирование предприятия крупнейшийв истории украинского судостроения внешнеэкономический контракт на производство 4 кораблей типа «Зубр»? Как сейчас обстоят дела с выполнением этого заказа?

Контракт с «Укрспецэкспортом» (выступает посредником с китайским заказчиком под гарантии государства, - Ред.), как минимум, позволил предприятию выйти на такой уровень, когда мы не задерживаем заработную плату, обеспечив средствами к существованию тысячи семей Феодосийского региона, где ФСК «Море» является одним из основных работодателей.

Сколько сейчас человек работает на предприятии?

Около 1200 человек.

При этом я не могу сказать, что этот контракт - панацея, потому что в нем закладывалась очень невысокая рентабельность. Заказчик при заключении контракта хорошо проанализировал плачевное состояние предприятий ОПК, которые являлись соисполнителями контракта, при этом умеет торговаться, и в свое время сильно дожимал украинские предприятия по рентабельности. Мы ее заложили на уровне 3%. В то же время, повторюсь, мы за этот контракт брались не только ради денег. Главное, что он позволил сохранить производственную базу, коллектив, принять на работу новых специалистов

Чем закончился спор с российской стороной о правах интеллектуальной собственности на технологию производства корабля? Смирилось ли предприятие «Алмаз» с тем, что ФСК «Море» передаст третьей стране техдокументацию по «Зубру», которая позволит производить данные корабли в стране заказчика?

На самом деле, можно вести длинные дебаты в отношении наследия Советского Союза. Принадлежит ли оно отдельному конструкторскому бюро или все, кто был причастен, строил что-то - имеют на него право. Но в то же время подобной проблемы на сегодняшний день не существует, потому что фактически то, что мы строим - это не «Зубр», это проект «958» - он полностью украинский. Да, он имеет большое количество схожих черт со старым советским «Зубром», но это абсолютно новый проект: обновленный, улучшенный, доработанный. И конструкторская документация на него принадлежит украинской стороне.

Не знаю, смирилась ли Россия с этим. Но по крайней мере на сегодняшний день в производстве судебных дел нет. КБ «Алмаз», которое в советское время спроектировало «Зубр», и является, как и ФСК «Море», держателем документации на него, было нашим кредитором, но им задолженность выплачена в полном объеме и претензий к «Морю» они не имеют.

зубр


Согласно контракту, 2 «Зубра» будут построены в стране заказчика. Предусматривается ли участие украинской стороны в их производстве?

Безусловно, эти корабли будут фактически строиться по кооперации. Мы также будем участвовать в этом.

Выгодно ли Украине передавать проектную документацию? Фактически теперь они смогут строить эти корабли самостоятельно.

Смогут, наверное. Но здесь нюанс заключается в чем: любой проект имеет свойство к устареванию. Нельзя все время сидеть на одном и том же проекте. Это как с авто. Ты можешь радоваться владению документацией на «Таврию», но толку от этого нет, потому что ее никто не строит и не покупает, это никому не нужно. Поэтому было принято такое бизнес-решение, на мой взгляд правильное. Принимал решение уполномоченный государством экспортер - «Укрспецэкспорт». Естественно, этот контракт прошел все необходимые государственные согласования. Да, заказчик сможет строить корабли у себя, но и нам рассчитывать на многочисленные заказы на «Зубры» не имеет смысла. Здесь следует понимать, что это военные суда времен геополитических войн. По сути, это очень дорогостоящие игрушки, и ожидать волны заказов на них никогда не приходилось. Только очень богатые державы могут позволить себе такие вещи. Раньше это мог позволить себе Советский Союз, теперь, среди прочих, это могут позволить себе динамично развивающиеся страны, претендующие на роль мирового или регионального лидера. Но маленькие страны этого себе позволить не могут. Да, есть такие корабли у Греции (4 корабля, - Ред.), потому что у них много островов и проблемы с Кипром. Но это не автоматы, которые нужны всем.

Как сейчас обстоят дела с загруженностью производства ФСК «Море»?

Повторюсь, предприятие стабильно работает. Кроме строительства по «958» проекту у нас есть и иные заказы, в частности, идет строительство катера и корабля Морской охраны в интересах Государственной пограничной службы Украины, а также идут переговоры с частными европейскими компаниями.

Европейские компании заказывают военные корабли?

Нет, речь идет о гражданских судах и катерах, корпусах яхт, надстройках для крупнотоннажных судов. Кстати, мы постоянно занимаемся диверсификацией. Гражданские суда - это очень правильное направление. В свое время кроме «военки» предприятие выпускало достаточно большое количество речных и морских судов на подводных крыльях - в советское время их называли «Ракетами», «Кометами», «Олимпиями», «Восходами». К сожалению, на сегодняшнее время в большей части этот рынок сбыта утрачен. Но мы видим это как две совершенно дополняющие друг друга бизнес-возможности: военные контракты и гражданские контракты.

Какие страны проявляют интерес к такой продукции?

ФСК «Море» постоянно проводит переговоры по всему миру, в первую очередь ориентируемся на морские страны. Я уже говорил, это Греции очень интересно, Хорватии, Китаю. Все, кто расположен на море - это наши потенциальные заказчики. Мы стараемся продвигать им как военную, так и гражданскую продукцию. Другой вопрос, что мы ограничены в возможностях продавать военные корабли, этим занимается «Укрспецэкспорт» и его структуры. Что касается гражданских судов, мы и сами их продвигаем, потому что можем продавать напрямую. Но, к сожалению, конкуренция на рынке на сегодняшний день огромная, искать свою нишу очень сложно. Но мы ее ищем, хотя на сегодня доход от гражданского судопроизводства у ФСК «Море» значительно ниже, чем от военного.

Проявляет ли Европа интерес к продукции предприятия? Ожидается ли рост заказов со стороны европейских государств после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС?

Я могу сказать, что к нам и сегодня уже приезжают иностранцы - голландцы, скандинавы, и очень удивляются нашим технологиям, потому что некоторые из них действительно уникальны. Они делают разовые заказы, но мы надеемся, что получив от нас качественный продукт, они будут работать с нами дальше. На самом деле мы абсолютно открыты к работе и с европейскими партнерами, и с российскими партнерами. Хочется выполнять контракты в интересах Украины, но в сегодняшних реалиях наша продукция не востребована, в том числе из-за отсутствия средств у государства.

Как в целом обстоят дела в оборонном комплексе Украины? Какие перспективы и проблемы Вы могли бы выделить?

Потенциал есть, и он огромный. Да, этот потенциал еще очень часто связан с наработками Советского Союза. Но там, где сформирован боеспособный коллектив, где есть нормальное руководство, там есть и успехи. Несколько примеров из числа клиентов ЮФ "Ильяшев и Партнеры": есть госпредприятие «Антонов», которое при полном отсутствии финансовой поддержки со стороны государства продолжает финансировать проекты, выводит на рынок все новые свои разработки - Ан-148, Ан-158, Ан-70. Есть КБ «Луч», которое занимается военными разработками, есть госпредприятие «Авиакон», которое работает с вертолетной техникой, есть 410-й завод гражданской авиации, который недавно успешно окончил индийский контракт по модернизации самолетов. Огромные надежды возлагаются на «Укроборонпром», как структуру, которая может наладить производство и кооперацию предприятий с одной стороны, с другой стороны также сможет продвигать эту продукцию своих предприятий через «Укрспецэкспорт» и его структуры. Надеемся, что такая схема даст синергию.

Ранее неоднократно поднимался вопрос о возможной приватизации предприятия. Планируется ли выставлять ФСК «Море» на торги на данный момент?

Я, как назначенный судом арбитражный управляющий, поддерживал такое государственное решение. Однако, очередь за предприятием не стояла никогда, а тем более сейчас, когда страна и мир находятся в кризисе. Судостроительную отрасль этот кризис не о минул в том числе.

Да и не всякая приватизация приносит пользу. Одно дело, когда приходит профильный инвестор, который хочет развивать предприятие. Когда же мы говорим, что приходит инвестор, который за 3 копейки купил, а потом все распродает, а коллектив оказывается на улице, это не тот путь, который необходим ФСК « Море ».

В последние годы со стороны государства принимался ряд законов, которые были призваны реанимировать судостроительную отрасль Украины. Как они работают на практике? Помогло ли это ФСК « Море » преодолеть кризисное состояние?

Если честно, у ФСК «Море» настоящей государственной поддержки нет. Основная наша проблема, свойственная всему украинскому рынку - это НДС. Мы говорим об огромной задолженности бюджета Украины перед ФСК «Море». То есть та прибыль, которую мы заработали, в том числе и на внешнеэкономическом контракте с «Укрспецэкспортом», съедается невозвращенным НДС. По состоянию на сегодняшний день задолженность составляет более 100 миллионов гривен. Более того, государство ведет себя как минимум странно по отношению к своему же предприятию, когда приходит налоговая и снимает налоговый кредит по НДС, якобы находя какие-то нарушения, совершенно надуманные, что потом подтверждают суды. Все суды ФСК «Море» выигрывает, восстанавливает этот НДС, но деньги по прежнему не выплачиваются, получить их из бюджета мы не можем. При этом ФСК «Море» не может попасть в автоматическое возмещение НДС, потому что оно является предприятием, находящимся в процедуре банкротства.

Вы отметили, что ГП "Антонов" - клиент ЮФ "Ильяшев и Партнеры". Недавно российская сторона в лице генконструктора авиационного комплекса «Ильюшина» Виктор Ливанов заявлял, что РФ намерена самостоятельно дорабатывать украинский самолет Ан-124 «Руслан». Имеют ли они действительно на это право?

Нет, такого права они не имеют. Это общепринятая мировая практика, заключающаяся в том, что исключительно разработчик, если он продолжает существовать, имеет эти права. В данном случае ГП «Антонов» живо, работает, имеет все права на свои разработки, включая самолет Ан-124. Любые попытки РФ сделать что-то без АНТК им. О.К. Антонова являются незаконными и тупиковыми в принципе. Потому что ICAO все равно не позволит эксплуатацию таких самолетов без согласия «Антонов». Фактически, то, что сейчас происходит - это попытка давления на Украину, на госпредприятие для того, чтобы вынудить нас уступить в переговорном процессе. Если речь идет о попытке силовым методом воздействовать на нас, уверен, Украина должна и будет с этом бороться. Если же Россия пойдет на эту авантюру, то максимум, чего они смогут добиться - летать на доработанных самолетах над своей территорией. Но я могу сказать, что кроме вопросов дележа, нужно вначале что-то создать, чтобы делить. На сегодняшний день в Украине проектирование самолетов является отраслью, которая сохранилась значительно лучше, чем в России. Поэтому говорить о том, что российская сторона сможет на своих мощностях создать какой-то хороший продукт на базе Ан-124 без участия ГП «Антонов», которое этот самолет проектировало с самого начала, делало все его модернизации - это не более, чем басня. На самом деле глупо исключать из процесса работоспособный коллектив, которым являются сотрудники украинского предприятия. Ведь очевидно, что качество такого самолета без участия "мозгов" украинской стороны будет хуже.

Как Вы в целом охарактеризуете отношения украинского оборонного комплекса с российским?

Я в данном вопросе понимаю РФ. Они строят новое сверхгосударство и они не хотят в этом процессе быть зависимыми от кого-то, особенно от государства, которое двигается в противоположном от них направлении. Если Украина выбрала европейский путь, то должна быть готовой к тому, что одним из негативных моментов на этом пути будет сворачивание сотрудничества с СНГ, в частности в вопросе оборонного комплекса. Наверное, когда государство принимало решение ориентироваться в сторону Евросоюза, а не Таможенного союза, эта возможность принималась во внимание.

Может ли украинский оборонный комплекс рассчитывать на заказы со стороны НАТО?

Одним из самых успешных проектов того же ГП «Антонов» является проект Руслан SALIS - совместный проект Украины с РФ по перевозкам для НАТО. И страны НАТО с огромным удовольствием используют технику АНТК им. О.К. Антонова для своих нужд, понимая что ничего подобного у НАТО нет - ни в США, ни в Европе. Безусловно, тот проект, в который они вложили огромное количество средств - Airbus-400 М - проект по-прежнему дохлый. В то же время в Украине существует аналог - Ан-70, который летает, не уступая по техническим характеристикам тому, что они только пытаются довести до ума. Потенциал для сотрудничества огромный. Но и НАТО находится в такой же ситуации, как РФ. Для России мы уже не их часть, для НАТО - мы еще не их часть. Поэтому вот эти шараханья, как в анекдоте про обезьяну - от красивых к умным, Украине надо все-таки прекратить и определиться, в каком направлении мы будем двигаться. Потому что в мире сейчас несколько полюсов и мы должны к кому-то направляться. Если мы склоняемся больше к европейским ценностям, чем к российскому газу, тогда мы можем претендовать на более плотное сотрудничество и с НАТО, и с Европейским союзом.


Беседовала Ирина ДАШКОВСКАЯ, Цензор.НЕТ

VEhrNGRrdzVRell3VERkU1owNURkekJNU0ZGMU9VZE5aazVES3pCTVNGRjJkRWRCTUV3M1VYWmtRM2M9
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх