EN|RU|UK
  1917  7

 КРАСНОАРМЕЙСКАЯ, 37: НЕ ДАТЬ УПАСТЬ ДОМУ

КРАСНОАРМЕЙСКАЯ, 37: НЕ ДАТЬ УПАСТЬ ДОМУ (Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»)

Печально известным этот дом стал 22 июля 2003 года. В 4.20 утра в нем вывалился один из стояков, открыв перед киевлянами интерьер сразу двух квартир. Что за последующие пять лет произошло с домом и его жильцами?

Об этом наш разговор с Ириной Заложенковой, единственной из прежних собственников квартир, не пожелавшей расставаться со своей недвижимостью.

Итак, после разрушения пострадавший дом превратился в вещдок, а сам факт разрушения стал поводом для начала уголовного разбирательства. Дело, сроки давности по которому уже близки, до сих пор не закрыто. Виновников так и нет. А за сохранность вещдока переживать, кроме Заложенковой, очевидно больше некому.

- Дом разрушают, а это не интересно ни прокуратуре, ни милиции, ни городским властям, - убеждает Ирина Анатольевна. Во всем происходящем явно усматривается чье-то жгучее желание свести дом, признанный памятником архитектуры, в небытие. Но, чтобы понять суть интриг и хитросплетений, опутавших это здание, придется рассказать историю с самого начала.

Как рассказала нам Ирина Заложенкова, этот дом на Красноармейской был построен в конце ХІХ – начале ХХ века. «Точную дату мне лично установить не удалось, - говорит Ирина. – Но, я точно знаю, что в этом доме мои родственники жили с 30-х годов прошлого столетия».

В конце 90-х, по словам нашей собеседницы, был проведен капитальный ремонт дома. И всех жильцов переселили в отселенческий фонд. Ремонт был завершен в 1998-м, и счастливые жильцы вернулись восвояси. Кто-то продолжал благоустраивать свое жилище, кто-то уже закончил. Беда, как говорится, подкралась незаметно. В 2002 году в доме начали появляться трещины.

- Мы их, правда, не видели, у нас в квартире трещин не было, - говорит Заложенкова, - но ЖЭК, как выяснилось уже позже, внимательно следил за состоянием дома. Контролировали ситуацию с помощью вывешенных маячков. Дело в том, что на втором этаже здания у нас находилась служебная гостиница компании «Газвидобування», дочерней компании «Нафтогаз-Украины». Там проводились какие-то ремонтно-строительные работы. Как позже установило следствие, в простенках проводили трубу отопления. Били в стенах штрабы, но не замонолитили под эркером и в результате пошли трещины.

А 22 июля 2003 года жильцы проснулись от жуткого шума, напоминающего мощный взрыв. Это выпала часть стояка, обрушились квартиры на 2, 3 и 4 этажах. Пятый и шестой этажи были обвалены уже чуть позже, чтобы не деформировалась домовая конструкция.

- В ходе судебного разбирательства, эксперт сообщил, что если бы вовремя замонолитили штрабы, стянули простенки, то аварии вообще не случилось бы, - говорит Заложенкова. - Но для этого надо было провести обследование дома. Представители же ЖЭКа, чтобы снять свою вину за произошедшее, жаловались, что для проведения обследования, дескать, нужно было попасть в квартиры. А их, вишь, не пускали. Вранье. Есть документы, свидетельствующие о том, что о проводимых несанкционированных строительно-разрушительных работах (по-другому я назвать это не могу) ЖЭК знал. Есть акт, составленный на нарушителей. Кроме того, во дворе нашего дома магазин «Reebok» начал сооружать пристройку. Под тем же обвалившимся стояком, владельцы магазина вырыли глубокий котлован, на месте которого затем появилась пристройка. Столь грубое вмешательство в конструкцию дома повлекло деформацию асфальта во дворе. Асфальт начал проваливаться. Сразу после обвала в доме сотрудники магазина попытались скрыть эти дефекты и засыпать щели. Жильцы в ходе следствия не раз пытались обратить на это внимание. Но, об этом больше не вспоминали.

Этим летом исполнится уже 5 лет, как правосудие ищет, извините, козла отпущения. Вначале дело было возбужденно по факту некачественно проведенного капремонта. Потом его переквалифицировали – на нарушение строительных норм при проведении ремонтных работ в доме. Обвинение предъявили директору ООО «Рембуд», предприятию, которое пробивало штрабы.

- А компания, заказывающая такие работы – оказалась не при чем, - возмущается Ирина. - И ЖЭК оказался не причем, и коммунальные службы, которые не смотрели за домом – не причем. Пару раз из суда дело возвращалось на дорасследование. Пока дом стоит – как вещественное доказательство по незавершенному делу. Но, как я понимаю, стоять ему осталось недолго. Власти нашли другое, более рациональное использование участку земли под ним. И пытаются забыть о том, дом в 96-м году признан объектом культурного наследия. Его взяли на учет, как вновь обнаруженный памятник архитектуры. Стало быть, дом охраняется законом. Раз он в коммунальной собственности Печереской райрады, значит, она должна была содержать его в надлежащем состоянии. И в уголовном кодексе есть даже соответствующая статья, предполагающая наказание за доведение до разрушения. Но, как виновных, так и наказанных нет до сих пор.

- Вначале мы надеялись, что наш дом отремонтируют, ведь со стороны двора дом совершенно не разрушился. Например, наша квартира практически не пострадала. До сих пор, несмотря на варварски снесенную крышу, у нас в квартире нет ни замоканий, ни плесени. Тем более, что дом ведь как объект культурного наследия по закону сносить нельзя. Он должен быть в обязательном порядке отреставрирован, отремонтирован. Да и пострадала-то очень маленькая часть строения. Но власть решила по-другому. И тот факт, что дом является памятником архитектуры, всячески замалчивается.

Уничтожение дома как такового, считает Заложенкова, началось с распоряжения, подписанного еще Омельченко. Этим документом дом впервые был признан остро аварийным, непригодным для эксплуатации и подлежащим сносу. «Если бы мы были юридически грамотнее тогда, - сетует Ирина Анатольевна. - Это распоряжение нужно было сразу же оспорить в судебном порядке... Но мы все были в стрессовой ситуации. Разве до того было?».
А затем появились «нужные» заключения: дом старый, исчерпал свой ресурс, ветхий, хрупкий и так далее. И это, напомним, после проведенного за пять лет до аварии капремонта!

- Вообще к объектам культурного наследия должен быть совершенно другой подход. Им должна была заниматься организация, занимающаяся реставрациями, - убеждена Заложенкова, изучившая за истекшие пять лет борьбы с чиновниками практически всю нормативно-правовую отечественную базу. – Что значит хрупкий? Ведь если следовать такой логике, то свой ресурс исчерпал не только наш дом. И Золотые ворота можно считать непригодными для эксплуатации. Мы же их не сносим?

По собранным Заложенковой данным, идея комплексной застройки квартала у Печерской райрады появилась где-то в начале 2004-го. Той же зимой с дома была снесена крыша. Причем, достаточно варварским способом, со всего дома сразу. Хотя, достаточно было убрать крышу лишь над обвалившимся кусочком. А ведь крыша была капитальная, совершенно недавно отремонтированная.

- Когда снимали крышу, в Киевраде уже представляли проект комплексной застройки квартала, со строительством фешенебельной гостинницы, - вспоминает Ирина Анатольевна. – Тогда о «Евро-2012» Украина еще и не помышляла, и строительство гостиничных комплексов не было в государственном приоритете. Но, на этом сегодня очень любят акцентировать внимание в судах претенденты на земучасток под нашим домом.

Отдельного рассмотрения в этой истории достоин вопрос: как государство защищало памятник архитектуры. Напомним, что признан памятником архитектуры этот дом был в 1996 году, а был внесен в государственный реестр лишь в 2006-м. Слишком уж медленно подобные процедуры продвигаются в Украине. Как только Печерская госадминистрация узнала об этом, сразу же затеяла судебную тяжбу с... Министерством культуры. Что-то подобное, напомним, происходило с Сенным рынком. Только в той истории с Минкультом судилась коммерческая фирма. А в случае с домом на Красноармейской, государственный орган (!) потребовал отмены решения о внесении дома в реестр памятников. Представитель государства, для которого сохранение памятников культуры должно было стать приоритетным, ратует за снос архитектурной изюминки города.

- Я была на этом процессе общественным представителем от Украинского общества охраны памятников истории и культуры, - вспоминает Ирина Анатольевна. – Дело рассматривалось в Хозяйственном суде Киева. Я должна была идти на заседание. Возле входной двери меня встретили двое парней и сопровождали аж до автобусной остановки. Затем они ко мне подошли: вы такая-то такая-то? Вы едете в суд? Вы туда не едьте, потому что вы оттуда не вернетесь и дочку свою не увидите... Я обомлела. Естественно, я не могла не отреагировать на эти угрозы, потому что я знала: в это время мой ребенок возвращается со школы. На суд я не попала. Представители Печерской администрации были в суде, представители компании-застройщика, с которой наша райгосадминистрация заключила договор о сотрудничестве по застройке квартала. Причем, договор был заключен в тот же день, когда районная госадминистрация подала в суд на Минкульт. Еще на заседании суда присутствовали якобы жильцы соседнего дома, которые... просили исключить дом из реестра, потому что наш дом, дескать, им угрожает. А потом, как мне удалось выяснить, «один из жильцов 35-го дома» - это... представитель фирмы-застройщика.

Естественно, и это нетрудно предположить, суд изъял дом на Красноармейской из списков памятников госреестра. Причем, на основании... что дом аварийный и не подлежит эксплуатации.

- Но памятник архитектуры не может на этом основании быть лишен своего статуса, - уверена Ирина Заложенкова.
Расчет райгосадминистрации был на то, что обжаловать судебное решение будет некому. Но, отстоять памятник пожелали аж три (!) инстанции: Минкульт, Госслужба по вопросам национального культурного наследия и Украинское общество охраны памятников истории и культуры. Самое интересное произошло позже. Когда в день рассмотрения апелляции в суде все три субъекта процесса... отказались от своих претензий и отозвали свои жалобы. Тут уж переговоры об... использовании архитектурных фасадных мотивов разрушенного дома при проектировании и строительстве отельного комплекса начали вестись вслух.

...На сегодняшний день Ирина Заложенкова и ее семья стали заложниками неуемного желания спасти свой дом от разрушения и остаться жить в своей квартире. По словам Ирины Анатольевны, даже правосудие сегодня ополчилось против «недобитого» дома. Правоохранительные структуры уже даже как вещдок не хотят его охранят. Фактически строителям развязали руки. 1 февраля МинЧС, в очередной раз обследовав здание по адресу Красноармейская, 37, рекомендовало районным властям срочно разобрать вышеуказанный дом, поскольку он несет в себе угрозу безопасности граждан, близлежащих домов и транспорту...

На днях компания «Киев Жильё-Инвест Менеджмент» (эксперты считают, что она входит в сферу бизнес-интересов Рината Ахметова), которая намерена построить 5-ти-звездочную гостиницу в некогда уютном киевском дворике, где был детский садик, на месте, где пока еще стоит дом – памятник архитектуры с замечательной гипсовой лепкой, распространила свое заявление. В нем, в частности, говорится: «...Как известно, 18.04.2007 г. Украина выиграла организованный УЕФА тендер на проведение чемпионата Европы по футболу 2012 г. Безоговорочно этот факт является общегосударственным успехом, который возлагает на государственные институции, субъектов хозяйствования и каждого гражданина нашей страны обязанность по выполнению возложенных на Украину этим решением обязательств. На месте остроаварийного дома № 37 по ул. Красноармейская, который уродует одну из центральных улиц нашего города, планируется построить 5-ти-звездочную гостиницу класса "люкс", аналогов которой на сегодняшний день в Украине не существует и которая так необходима нашему городу и его гостям. Инвестиции в строительство гостиницы составляют 1 000 000 000 (один миллиард) гривен...»

Уродует... Приведите в порядок – и не будет уродовать. А кто даст гарантии киевлянам, что новое творение современных зодчих еще больше не изуродует исторический центр города? Миллиард... Да, с такими деньжищами тяжело спорить, особенно, если интересы города защищает всего-навсего одна семья.

P.S. Ирина Заложенкова, хотим добавить, в своей борьбе уже не одна. Ситуация находится под контролем общественного гражданского объединения Киева, борющегося с незаконными застройками в столице. В случае «торпедирования» ситуации с домом, киевляне обещают выступить единым фронтом.

Источник: Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»
VEhrNGRrdzVSMEl3V1V4U1owNURLekJNYWxKbmRFTXhNRXgyVW1wT1IwSXdXVXhSYzNSREt3PT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх